>>>Аккумуляторы от профессионалов<<<    >>>Наш магазин на Некрасовской<<<   
Опции темы
Оценить
#1374794 - 21/08/19 05:40 AM Т.Губанова&К.Преснов.ЛЕКСА.
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
Пролог.

Они сидели в таверне «Под ржавым гвоздем», что находилась недалеко от самого центра столицы. В зале царил легкий полумрак, не сильно разбавляемый газовыми светильниками. Их было двое. Невысокий, худощавый мужчина не слишком привлекательной внешности, с рябым лицом, крючковатым носом в красных прожилках и тонкими губами. Умные, с хитрым прищуром, глаза его неотрывно смотрели на сидящую напротив молоденькую, рыжеволосую, миниатюрную девушку. Она глядела на него своими большущими, зелеными глазами, в которых явственно читался азарт и недюжинный для её возраста ум. Ей было всего шестнадцать, но жизнь распорядилась ее судьбой так, что девушке пришлось рано повзрослеть.
Мужчина курил черную, тонкую сигару и пил уже третью кружку отменного темного пива, а девушка потягивала ароматный травяной отвар. Некоторое время сидели молча, наслаждаясь напитками. Затем девушка тихонько сказала:
- А я тебе говорю, Рик, дело того стоит. Ты даже не представляешь, сколько мы сможем на этом заработать. Я уже все выяснила, нужно только пробраться в лабораторию, взять бумаги и образцы и продать их.
Мужчина глазами показал на явно слушающего их человека за стойкой и, наклонившись ближе к девушке, негромко сообщил.
- Ох не знаю… Рисковая ты особа!
-Вся в тебя, между прочим – твое влияние и воспитание. И не надо мне говорить, что матушка Эмили будет недовольна. Ей совершенно необязательно знать про эту нашу авантюру. Ты ведь придумаешь, что ей сказать, чтобы она ничего не заподозрила, правда?
Рикки откинулся на спинку стула и выпустил большое облако душистого дыма.
- Это опасно, дочка. Очень опасно. Может, ну его…
Девушка сделала удивленное лицо.
- Что я слышу! А главное от кого!? Мой всемогущий Рикки чего-то боится! Не верю!!! Ну, Рик, ну пожалуйста… Ведь я же вижу, что тебе и самому хочется провернуть это дельце. Да мы после этого всю оставшуюся жизнь будем жить безбедно!
Рик некоторое время внимательно смотрел на дочь сквозь медленно плывущий табачный дым. Он знал, что если она вбила себе что-то в голову, то это не изменить. Здесь надо направлять и подсказывать, а не запрещать и ссорится. Поэтому он могучим глотком опорожнил кружку и поднялся из-за стола.
- Ладно, пойдем отсюда, надо найти укромное местечко, свободное от лишних ушей… расскажешь, что ты выяснила, тогда и решим стоит ли овчинка выделки.
Мужчина жестом подозвал подавальщицу, расплатился и, взяв девушку под локоток, направился к выходу.
Был поздний вечер и на улице уже совсем стемнело. Они шли по широким, ярко освещенным фонарями, столичным улицам. Мужчина рассказывал забавные истории, а девушка, слушая его, заливисто смеялась. Богатые кварталы на их пути постепенно сменялись всё более и более бедными. Наконец, свернули на набережную Ренны и остановились у перил. Рикки огляделся по сторонам. Они были одни. Редкие прохожие, прогуливающиеся вдалеке, были не в счет. Мужчина сплюнул в воду, раскурил потухшую сигару и молвил:
- Ну, давай, Лекса, выкладывай все, что ты знаешь…
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1374873 - 21/08/19 10:58 PM Re: Т.Губанова&К.Преснов.ЛЕКСА. [Re: Татьяна1975]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
Глава первая. Побег.

Было темно. Тусклый лунный свет еле-еле пробивался сквозь заколоченные окна. Казалось, будто там, за стеной, не было ни души, ни единого живого существа. Пустынные улицы города манили ее к себе, как никогда. Протяжно завывал ветер, скрипели петли открытого окна, окружающая обстановка наводила леденящий душу ужас.
Она стояла одна в тёмном полуподвальном помещении, служившем Мастеру лабораторией, боясь пошевелиться. Подтёки крови на висках, разбитая губа и спутанные рыжие волосы не внушали особой уверенности в том, что девочка делала это по своей воле. Когда Мастер сказал ей, что нужно делать, девочка даже не успела понять, что именно она держит в руках. Ну конечно. Очередной эксперимент сумасшедшего, который одержим мыслью сотворить невозможное. Она пыталась смириться со своей участью лабораторной крысы, но жажда свободы была сильнее.
Вдруг раздался голос Мастера.
- Ну, что ж, думаю уже пора,- сказал голос. - Ты помнишь все, что я говорил на счёт нашего опыта?
Девочка нехотя кивнула, стараясь не смотреть Ему в глаза. Она не хотела, чтоб Он видел слезы в ее глазах.
- Тогда можешь начинать, луна уже в нужном положении, - сказал Он, открыл внутренние ставни на одном из окон и указал в небо.
Девочка подняла руку, в которой лежал ярко-красный камень и зафиксировала его так, чтоб лунный луч проходил через камень и падал на стеклянную платформу в центре комнаты. Что-то особенное было в этом холодном свете. Девочка боялась. По словам Мастера, сегодня тот день, когда у них все получится. Якобы именно сегодня луна находится в таком положении, которое наиболее удачно для создания эликсира. Она знала, что такие опыты Мастер проводит далеко не впервые. Знала про то, что она не первая и вряд ли последняя подопытная у Него. Знала, что были и смертельные случаи после экспериментов. Но нельзя было показывать Ему свой страх. Девочка осторожно встала на платформу, оказавшись точно под "ударом" луча.
В следующую секунду раздался мощнейший взрыв, из-за которого выбило почти все окна в домах на окраине столицы. Яркое пламя фиолетового цвета пронеслось по улицам, сметая все на своем пути.
- Мастер! Мастер, помогите! - звала девочка с отчаянием в высоком, детском голосе.
Ответа не последовало. Она хотела закричать, но не хватило сил. Девочка попыталась выбраться из-под завалов, то и дело натыкаясь на осколки платформы. Слышались какие-то крики, возгласы, но она не обращала внимания. Так и не добравшись до выхода из комнаты, она окончательно выбилась из сил и потеряла сознание.
Придя в себя после взрыва, девочка окинула взглядом лабораторию. Точнее, то, что от нее осталось. А по факту не осталось ничего… Одни руины… И ни единой живой души вокруг… Она пошевелила руками, затем ногами. Вроде бы двигаются. Ничего не сломано и то хорошо. Встала и направилась к выходу. Дверь была завалена обломками всего, чего только можно. “ Плохо…- подумала она, - у меня просто не хватит сил всё это разобрать. Что делать?” Осмотрелась еще раз и увидела, что может пробраться к разбитому окну, расположенному высоко, почти под потолком. Благодаря всё тем же завалам выбраться не представляло большого труда. Девочка вскарабкалась по обломкам вздыбленной платформы и перевернутой мебели, выбралась наружу и побежала без оглядки, не видя никого на своем пути.
Все тело болело так, будто бы её живьем пропустили через мясорубку, но, несмотря на это, ноги несли прочь, а в голове загнанной птицей билась единственная мысль:
“Бежать! Бежать как можно быстрее, что есть сил… Бежать как можно дальше от этого проклятого места! И спрятаться… где-нибудь переждать, пересидеть… а потом прочь из этого города… всё равно куда, лишь бы подальше… Лишь бы он меня не нашёл…”
Она точно знала, что если Мастер выжил, то он будет её искать и не успокоится, пока не найдет. Ведь она знает слишком много, а это может быть опасным для него. И теперь ей оставалось лишь молить всех богов о том, чтобы это чудовище погибло от результата своего творения. Иначе умрет она, повторив судьбу всех своих предшественников.
Девочка потеряла счет времени, петляя по переулкам ночного города в поисках временного убежища, но когда силы стали окончательно покидать её, свернула в очередную подворотню, темную и вонючую, и нашла свое спасение, временное убежище – старый заброшенный дом. Пробравшись в это полуразвалившееся, трухлявое ( Бог знает, почему его до сих пор не снесли) строение, она прилегла на широкую деревянную лавку и провалилась в сон.
***
Девочку звали Лекса. По крайней мере, именно так обращались к ней ее родные. Её отец, Стив, был зажиточным купцом из небольшого городка на юге Флионии, а мать, сколько Лекса себя помнила, всегда занималась домашним хозяйством, отлучаясь из дому лишь для того, чтобы съездить с мужем на весеннюю и осеннюю ярмарку в столицу. Учитывая то, что Лекса была единственным, долгожданным, и при этом, поздним ребенком, мать ни за что не желала разлучаться с ней и всегда брала девочку с собой. Отец же баловал малышку, как только мог. Жена Стива, Жани, родила ее почти в 40 лет, когда все лекари и знахари разводили руками и говорили, что детей у них со Стивом не будет, и что лучше бы ему подыскать себе жену помоложе, если он хочет обзавестись наследниками. Но Стив так сильно любил свою красавицу-жену, что даже не мог себе представить на ее месте другую женщину.
Сейчас Лекса спала, и ей снилось детство. Беззаботное детство. Вся ее жизнь сейчас проплывала перед глазами.
Вот она, совсем еще маленькая, играет во дворе дома с огромным лохматым рыжим псом, к которому не каждый отважился бы подойти. Она звала его Лучик. Отец подарил девочке маленького рыжего щенка, когда ей исполнилось три года.
-Как ты назовешь его, дочка?- спросил отец, вручая дочери корзинку с маленьким пушистым рыжим комочком.
-Лучик, папочка. Он ведь такой же рыжий, как и я, а ты зовешь меня солнышком. Раз я солнышко, то пусть он будет Лучик.
-Хорошо, милая, Лучик, так лучик, – отец взял Лексу на руки и поцеловал в маленький веснушчатый носик.
Вот она уже постарше и бегает с Лучиком по огромному ромашковому полю… Вот уже и помогает матери по хозяйству… А вот они собираются всей семьей на осеннюю ярмарку в столицу. Лексе уже двенадцать.
-Мам, пап, можно я возьму Лучика с собой? Все-таки какая-никакая охрана!
-Не думаю, что это хорошая затея. Давай оставим дома, старая Петра присмотрит. А в торговом караване он перепугает всех до полусмерти,- сказал отец.
-Ну, пап, ну пожалуйста! В этот раз караван ведет дядька Духел, а я с ним уже договорилась, он совсем не против дополнительной охраны в виде Лучика. - Лекса умоляюще посмотрела на отца хитрющими зелеными глазами, после чего тому не оставалось ничего, кроме как согласиться.
***
Торговый караван двигался медленно, но верно к намеченной цели в сопровождении десятка наемников. Без них никак. Лихой люд частенько безобразничал на трактах. А уж зная об осенней ярмарке, грех было не поживиться, разграбив пару-тройку караванов, а в лучшем случае можно было еще и кого-нибудь продать нелегальным работорговцам и хорошенько набить себе карманы дармовыми деньгами.
Лекса застонала во сне. Сейчас перед ней проносились видения одно хуже другого.
Вот караван резко остановился…впереди раздался шум, гам, ржание упряжных лошадей…громкие мушкетные и пистольные выстрелы…отец, схватив саблю и пистоль, бежит к головной повозке…Лучик злобно рычит, оскалив огромные, белые клыки… мать, испуганно прижимающая к себе девочку… злобные, свирепые рожи разбойников, набегающих с разных сторон…крики, вопли…горящая повозка…рычание и визг пса, защитившего свою маленькую хозяйку ценой собственной жизни…отец, большой и сильный, раскидывающий злодеев в разные стороны…человек в черном камзоле, направляющий дымящийся пистоль на отца…выстрел…на белой рубахе Стива расплывается огромное красное пятно…плачущая и кричащая от боли мать, которую волокут за волосы по земле… хохочущий краснорожий бандит, опускающий с размаху блестящий клинок ей на шею… холодные жестокие глаза человека в тканевой маске и капюшоне… черное дуло пистоля, направленное на Лексу… она уже не кричит, а просто умоляюще смотрит на убийцу… но в водянисто-голубых глазах нет ничего, кроме холода …
Вот уже она, в лохмотьях, в которые превратилось ее некогда красивое платьице, на подпольном невольничьем рынке… придирчивые осмотры толстых, важных людей в богатых одеждах… ее покупает странный человек в не менее странном балахоне… дорога, лишения, побои…
Вот она в подмастерьях у Альфреда Хилона , который с самого начала потребовал звать его просто Мастер. Альфред занимался научными изысканиями в области алхимии и сейчас работал над сотворением эликсира жизни, а иначе говоря – эликсира бессмертия. Он покупал у работорговцев детей-сирот и ставил на них свои опыты. Последний его подопытный умер через полгода после появления Лексы. И вот эксперимент уже непосредственно с ее участием, но вдруг что-то пошло не так, только теперь вместо вспышки света, убившей на месте ее предшественника, прогремел ужасающей силы взрыв, после которого девочке чудом удалось спастись…
***
Проснулась Лекса, когда улице было совсем темно. Она не знала сколько прошло времени, но решила, что надо поскорее выбираться из своего убежища и под покровом темноты бежать из города прочь. Очень хотелось есть, ведь перед началом эксперимента Мастер, во избежание неприятных сюрпризов, целый день не кормил своих подопытных. Но девочка даже не догадывалась, что на самом деле она не ела уже почти двое суток. Оглядываясь по сторонам, она выбралась из заброшенного дома и мелкими перебежками передвигалась по трущобам от проулка к проулку. В какой-то миг силы оставили её совсем и, почти ползком, она забилась в один из темных углов очередной грязной подворотни и расплакалась от безысходности.
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1374950 - 22/08/19 10:44 PM Re: Т.Губанова&К.Преснов.ЛЕКСА. [Re: Татьяна1975]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
Глава вторая. Цирковые.

На большой городской площади, близ Ратуши, с большим комфортом и удобством расположился бродячий цирк, в просторечии Шапито дядюшки Джулса. Циркачи или цирковые, как они себя сами называли, везде чувствовали себя уютно, где можно было заработать звонкую монету и почистить карманы любителям зрелищ, конечно, в хорошем смысле этого слова и абсолютно законно.
Между собой цирковые называли пришедшую на представление публику не иначе, как ротозеями, ибо цирк дядюшки Джулса славился своими необычными номерами, которые народ смотрел с восторгом и в прямом смысле этого слова - разинув рот.
Шапито прибыло еще вчера утром, заняв всю территорию площади и разогнав всех торгашей. Те нисколько не обиделись, прекрасно зная, что прибытие цирка означает дополнительную прибыль и быстренько передвинули свои прилавки.
Весь день ушел на разгрузку фургонов, установку огромного шатра, расстановку фургонов и прочие мелочи по меркам простого люда и такие важные для работников шапито.
Но сегодня представления не было по довольно веской причине. Ночью произошло некое трагическое событие на улице Алхимиков. Но об этом немного позже.
В данную же минуту необходимо перенестись в самый большой, расписанный умелой рукой художника, сценами из известных театральных пьес, фургон хозяина цирка, дядюшки Джулса, носящего незамысловатое прозвище Толстяк.
Кличка образовалась не на пустом месте, ибо Джулс был чудовищно толст…толст, что называется, до безобразия. Среди цирковых поговаривали, что когда-то давно, еще стройный, аки кипарис, и красивый лицом, как бог Аполлон, он был неплохим актером и зарабатывал неплохие деньги, играя ведущие роли чуть ли не в самом Королевском Театре. Все закончилось, когда Джулс овдовел, начал пить и был с позором изгнан из труппы. Оставшиеся не пропитые средства он вложил в долю бродячего шапито, став соучередителем, а в последствии полновластным хозяином оного. Но слухи оставались слухами, и сам Джулс их не подтверждал и не опровергал.
Вот и сейчас хозяин цирка восседал за небольшим столом, в глубоком, удобном, сделанным под заказ, кресле и пронзительным взором маленьких, умных, свинячьих глазок прожигал присутствующих друзей и компаньонов. Большие настенные часы с кукушкой глухо пробили десять раз. Деревянная птица вылезла было из отворившейся дверцы и застряла на полпути. Джулс недовольно поморщился и негромко кашлянул.
Рикки, тяжело вздохнул, встал и, щелкнув кукушке по клюву, загнал ее внутрь деревянного домика. После чего сел обратно на табурет, вытащил из нагрудного кармана и раскурил черную, длинную, тонкую сигару, выпустив облако ароматного дыма. Сидевший рядом с ним мужчина лет тридцати пяти, исполнитель силовых номеров, громко чихнул.
- Будь здоров! – Рикки, немало не смутившись, выпустил вдогонку еще один пук дыма.
- Когда-нибудь это убьет тебя, клоун…- проворчал здоровяк Котфилд густым басом, до хруста разминая костяшки кистей.
Рикки усмехнулся и негромко сказал, кивнув в сторону сидящего в самом темном углу, одетого в черный камзол, человека. Туда не доходил ни один лучик горящей на столе Джулса масляной лампы.
- Это вряд ли. Скорее Блек промахнется и пришпилит меня к доске…
Джулс покосился в тень, на едва различимый силуэт. Блек, он же жонглер, он же метатель ножей, он же исполнитель репризы «господин Смерть», вертел с завидной ловкостью в пальцах обеих рук два блестящих, небольших ножичка. Лезвия вращались быстро и завораживающе. Сейчас Блек среди своих был без повязки на лице и капюшона. Это был третий и последний компаньон Толстяка. Джулс помнил, как в момент почти полного банкротства его нового детища, его бродячего шапито, к нему пришел странный молчаливый человек и так же молча положил перед ним солидный мешочек с приятным позвякиванием внутри. Джулс не стал интересоваться происхождением денег и просто сделал Блека совладельцем цирка и по совместительству артистом. На том и познакомились. В большой семье цирковых были не приняты недоговоренности и, когда Джулс сообщил об этом новому компаньону, тот, не говоря ни слова, откинул капюшон и снял маску. Тогда Джулс вздрогнул, увидев обезображенное лицо без носа и ушей. Казалось, перед ним стоял оживший истлевший мертвец. Блек, улыбнувшись тонкими, бескровными губами, в красках поведал Толстяку длинную, грустную историю. Джулс выслушал рассказ про преступления, арест, каторгу, побег с оной, поимку, последующее наказание, и снова побег, на сей раз удачный. И принял Блека в большую дружную компанию, где чувство плеча друга развито как нигде более.
Блек, как всегда, промолчал. Джулс достал откуда-то из под стола огромные счеты с фишками в виде голов клоунов и уставился на силача Котфилда, словно он был повинен в текущих убытках.
- Итак. Что мы имеем на текущий час…
Все знали, что Толстяк умел считать деньги. При этом он никогда не обманывал своих подопечных и жалованье платил исправно.
Джулс щелкнул костяшками счетов и сказал:
- Сегодняшняя прибыль коту под хвост, люди не пришли вообще. Все заняты ротозейством на месте взрыва. У них там зрелище поинтереснее, в виде разрушения и гибели. Кстати, что там вообще произошло?
Рикки и Котфилд переглянулись.
Клоун, вновь пустив из носа клуб дыма, промолвил.
- Вот об этом мы и хотели поговорить, Толстяк.
Джулс отложил счеты и с интересом приготовился слушать.
Рикки поерзал на жестком табурете, устраивая поудобнее костлявое, худое тело и начал рассказ.
**
-Послушай, дружище…- Рикки немного покачивался из стороны в сторону. Выпитое давало о себе знать, – такое э…разрушение просто, руками не сделать. Это либо порох, либо еще какая-нибудь алхимическая штучка, не иначе…
Котфилд не ответил. Он был в дурном настроении. Большой, сильный, добрый, немного наивный как ребенок, Кот не переносил боль и страдания других людей. Свою – да. Умело скрывал свои проблемы и невзгоды и ни с кем не делился, дабы облегчить душу. Даже со своим лучшим другом, клоуном Рикки. Тот не настаивал и никогда не лез с расспросами, справедливо считая, что если захочет – расскажет сам.
Они возвращались с места случившейся сегодня днем трагедии. Подбил их на этот поход, конечно же, клоун, любопытный и любознательный. Была еще одна причина, о которой Рикки умолчал, а Котфилд знал, но не стал озвучивать из чувства мужской солидарности. Рикки чертовски хотел выпить. Эмили, его жена, всячески этому препятствовала и исправно следила, чтобы алкоголь не появлялся в пределах видимости и чуткого носа клоуна. В пределах цирка доступ к выпивке был ему заказан. Поэтому Рикки брал с собой Кота, ибо с ним было гораздо спокойнее ходить по злачным заведениям, и пропускал рюмочку-другую для успокоения души и сердечных ритмов.
Вот и сейчас клоун пребывал в самом замечательном расположении духа. В нем булькало не меньше пары литров темного пива и немного бренди. Рикки прислушался к ощущениям. И замер на месте, как вкопанный прямо напротив темного, грязного переулка, куда не доходил скупой свет уличных газовых фонарей.
Котфилд тоже остановился и мрачно посмотрел на него, потирая кисть руки с разбитыми костяшками. Клоун сегодня был особо остер на язык и ему, Котфилду, снова пришлось отдуваться, раскидывая завсегдатаев портового кабака “ Под палубой", которые хотели проучить дерзкого.
- Чего еще ты удумал, Рикки? Клянусь всеми святыми, в следующий раз, когда тебя понесет, я не буду тебя защищать, а, наоборот, помогу тем, кого ты обидел…
- Тише ты, громила…слушай же!! – клоун поднял указательный палец вверх и обратился в слух.
Котфилд прислушался и, наконец, уловил то, что чуткое ухо Рикки услышало гораздо раньше. Детский плач. Ребенок плакал навзрыд.
Друзья переглянулись и поспешили на звук. В переулке в нос ударил резкий запах мочи, нечистот и гнилостных объедков. В почти непроглядной темноте белело светлое пятно. Около него согнулся в три погибели кто-то в грязных вонючих лохмотьях.
Клоун зажег спичку и поднял ее над головой.
Существо с проваленным носом сифилитика злобно прошипело.
- Она моя…катитесь отсюдова, пока целы!
- А вот и нет! – Кот с немыслимой для его габаритов ловкостью обогнул Рикки и отвесил доброго пинка оборванцу, видимо, побрезговав бить рукой. Послышался шлепок и существо, тонко подвывая, оторвалось от земли, улетело в самый мрак улочки и затихло.
Рикки чертыхнулся и, отбросив полностью сгоревшую спичку, чиркнул новой. Друзья склонились над плакавшим ребенком. Девочка лет тринадцати-четырнадцати, испуганно смотрела на них блестящими от слез глазами, размазывая кулачками грязь по щекам. Сердце у старого клоуна защемило.
« Вот, Эмили…вот то, что ты ждала всю жизнь…» - подумал он, аккуратно вытирая грязное личико дитя большим носовым платком, а вслух сказал.
- Не пугайся, малыш, мы поможем тебе. Где твоя мама?
- Мама? – девочка снова приготовилась заплакать, - ее нет…она на небесах, там же с ней и папа.
Рикки понял, что спросил не то. И поспешил добавить.
- Я и этот большой дядя – цирковые артисты. Ты была когда-нибудь в цирке? – девочка отрицательно помотала головой, - вот и хорошо. Мы приглашаем тебя на первое представление…Ты можешь идти сама?
Дитя, опираясь на руку клоуна, осторожно встала.
- Могу… пойдем скорее отсюда. Мне страшно. Тот злой дядька говорил такие гадости…
- Рикки! Самое время тикать отсюда – тихо пробасил Кот, - кажется, наш друг пришел с подмогой…
Клоун и сам слышал многоголосое мычание в дальнем конце переулка, словно человек десять гнусавили одновременно. Вонь немытых тел резко усилилась.
- Пошли скорее, золотце… - Рикки взял ребенка за руку и повел к световому пятну от фонарей на главной улице. Котфилд прикрывал отход.
« Эмили будет счастлива, и если она будет счастлива, то и я тоже…» - такие спутанные мысли роились в голове клоуна. Он нутром чувствовал, что сегодня совершилось главное событие в его жизни.
**
Джулс откинулся на спинку кресла, жалобно и протяжно заскрипевшее под его немалой тушей.
- И где сейчас ребенок? Хотя я знаю. Не говори. Эмили квохчет над ней, я уверен.
Клоун кивнул и затянулся сигарой.
- Жена счастлива и я тоже. Ты же знаешь, как она…мы хотели детей. Ты не против, если девочка останется у нас?
Джулс снова достал огромные счеты.
- То есть ты задумал сделать из дитя нового артиста? У нас нет канатоходца, заметил? Ты уже не держишь прежнего равновесия. Не буду говорить почему. Сам знаешь… Лично я не против, пусть остается. Может, из нее и получится что-нибудь стоящее. Что скажут компаньоны?
Котфилд сказал гулко.
- Я подтяну ее в физической силе, выносливости…буду гонять до седьмого пота. Сделаем из нее настоящего артиста.
Клоун просиял и повернулся к сидящему в темноте Блеку. Тот, по своему обыкновению промолчал и загадочно улыбнулся, показав большой палец вверх.
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1374956 - 23/08/19 12:36 AM Re: Т.Губанова&К.Преснов.ЛЕКСА. [Re: Татьяна1975]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
Глава третья. Кража.

Лекса стояла на самом краю смотровой площадки, расположенной на крыше высокого старинного храма всех Богов, куда днем пускали путешественников полюбоваться живописными видами и откуда в лучах заходящего солнца прекрасно смотрится древний город, который можно объять одним взглядом от края до края. Её взору предстал большой порт и береговая линия, серебрящаяся в лунном свете, а также жилые кварталы Катильоны. Было ощущение, что город никогда не спит. Ночью в нем, за счет множества газовых светильников, было светло, почти как днем, за исключением, разве что, окраинных кварталов.
С трех сторон город был обнесен крепостными городскими стенами, которые на протяжение всей истории существования города защищали его в случае военных действий.
Внизу у подножья самого храма простиралась площадь Телья дель Вива, в конце которой, непосредственно напротив храма, располагался величественный дворец древних правителей города. Ныне в этом дворце заседал городской совет во главе с губернатором, а по праздникам проходили различные балы и приемы.
Чуть дальше по побережью простирается Приморский квартал. Здесь традиционно жили моряки, рыбаки, торговцы и ремесленники. Небольшие улочки его притягивали взгляд своей ухоженностью даже ночью.
У северной стены расположился Торговый квартал .Улочки здесь заполнены лавками антиквариата, книжными магазинами и прочим. Здесь же устраивали выставки и продавали свои работы художники всех мастей.
Улица Лантанель считалась красивейшей в городе. По ней можно спуститься из центра города до самого порта и погулять по набережной, наслаждаясь морским воздухом и звуками музыки.
Здесь находились три больших, поющих фонтана с газовой подсветкой, всевозможные скульптурные композиции. Улица была заполнена кофейнями и цветочными киосками, открытыми днем и ночью. Здесь степенно прогуливались дамы в красивых вечерних нарядах, сопровождаемые нарядными кавалерами с подкрученными усами и обязательно при шпагах. По мостовой то и дело пролетали дорогие экипажи, запряженные гордо идущими под кнутом кучера великолепными скакунами, коих выращивали на знаменитых на весь мир конезаводах на севере Сантании.
В древние времена по этому месту с гор к морю стекали потоки воды, и здесь же проходила вторая крепостная стена древней Катильоны. Именно на улице Лантанель, впрочем, как обычно, и раскинул свой шатер цирк-шапито дядюшки Джулса.
Лекса с удовольствием подставляла лицо шустрому, прохладному ветерку, трепавшему ее рыжую шевелюру и любовалась ночным городом.
Высокие, устремленные в небо, шпили домов, украшенные жестяными флюгерами в различных вариациях. Здесь были и петушки, и скрещенные шпаги, и прообразы доспехов прошлого века, и кондитерские изделия и прочее. Каждый флюгер недвусмысленно указывал на принадлежность хозяина дома к той или иной профессиональной деятельности.
Девушка перевела взгляд на небо. Небо постепенно затягивалось тяжелыми тучами, надежно скрывая огромную круглую луну. Было ощущение, что вот-вот начнется сильный дождь. Лекса вздохнула и опустила на лицо глухой капюшон с прорезями для глаз. Вытащила из заплечного мешка небольшой стальной арбалет, моток тонкого, прочного шнура и короткую железную стрелу. Утром она шагами промерила расстояние между домами и заранее отрезала нужный кусок. Присев на карниз и свесив ноги, она неторопливо и тщательно привязала один конец веревки к стреле, а другой к арбалету. В ее действиях чувствовалась основательность и умение. Удостоверившись, что узлы завязаны накрепко, Лекса положила стрелу в ложе и рычагом взвела тетиву. Тщательно прицелилась и плавно нажала на спусковой крючок. Мощный механизм глухо щелкнул и послал стрелу в полет. Веревка размоталась в мгновение ока. Короткая стрела вытянула ее до конца и расщепилась на три зубца, став похожей на «кошку», какую используют в своем ремесле трубочисты. Лекса резко дернула арбалет на себя. Негромкий скрежет известил, что цель достигнута и стрела зацепилась за флюгер. Девушка закрепила арбалет на кирпичной печной трубе и тронула веревку, проверяя натяжение. Та гулко завибрировала. Лекса удовлетворено кивнула, проверила свою амуницию, поправила поудобнее лямки рюкзака и ловко запрыгнула на канат.
***
-Нет, нет, дорогая моя! – голос Рикки был строг и суров в обучении, чего нельзя было сказать в другой обстановке, - немедленно залезай обратно, иначе страх закрепится и ты его ничем не выгонишь.
Лекса, морщась, растирала ушибленную ногу, сидя на земле. Лезть обратно не хотелось. Канат был натянут невысоко, где то на пару метров от поверхности. Клоун, непринужденно балансируя на шнуре, курил свою неизменную сигару.
- Ладно, ладно…лезу, - пробурчала себе под нос девочка. Котфилд, присутствующий при уроке, подхватил ее за подмышки и, как перышко, забросил на один из столбов, между которыми был натянут трос. Лекса осторожно ступила на тугую веревку. Клоун, улыбаясь, поманил ее к себе.
- Не смотри вниз и на трос. Смотри на меня и иди. Иди, не бойся. Чувствуй его пальцами и пятками…
И девочка пошла. С каждым шагом все увереннее. А потом просто побежала. Рикки отступил на пару шагов и встретился взглядом с Котом. Тот удивленно посмотрел в ответ. Лекса добежала до Рикки и чмокнула его в рябую, щетинистую щеку.
- Рикки! У меня получилось! Теперь научи, как делать сальто на канате…я смогу, я чувствую, что смогу.
Клоун озадаченно глядел на нее.
- Лапочка, ты быстро, очень быстро учишься…что ж, давай попробуем сальто, а Кот нас подстрахует. Смотри…
***
Если бы кому-нибудь пришло в голову посмотреть наверх, на небо, то он бы обязательно заметил мелькнувшую на фоне темно-серых туч грациозную девичью фигурку. Силуэт преодолел расстояние в метров пятнадцать за считанные секунды.
Лекса легко и бесшумно спрыгнула на черепицу, сливаясь с темнотой. Осторожно подошла к краю крыши и посмотрела вниз. Люди, гуляющие по мостовой, были размером не больше мышей-полевок. Девушка любила высоту и не боялась ее. Высота бодрила ее, горячила, заставляла быстрее бежать кровь в жилах.
Внизу, метрах в трех от нее, находился балкон, украшенный искусно выполненной лепниной. Лекса соскользнула с края крыши и повисла на руках. Немного оттолкнувшись ногами от стены, девушка разжала пальцы. Сальто, пируэт и мягкое кошачье приземление на ноги с последующим перекатом, дабы смягчить падение. Сальто и пируэт, безусловно, было ребячеством, ненужным именно сейчас элементом, но Лекса не могла себе отказать в таком удовольствии.
Вот и конечная цель ее путешествия. Стеклянные двери в покои донны Эсмеральды. Девушка покопалась в рюкзаке и извлекла маленький потайной фонарик. Поворот рычажка и появился малюсенький язычок пламени. Лекса внимательно осмотрела замок.


***
Блек был чрезвычайно терпелив. Говорил монотонно, никогда не повышая голоса. Девочка ловила себя на том, что начинает засыпать на его уроках. Первое время она побаивалась этого необычного человека, всегда одетого во всё черное. Черным был камзол, сапоги, повязка на лице и капюшон. Лексу всегда интересовало, почему Блек никогда не показывает лицо на людях. Она даже как-то спросила своего приемного отца, но Рикки, усмехнувшись, посоветовал поинтересоваться у самого жонглера. Лекса стеснялась, но ее любопытство увеличивалось с каждым днем. Вскоре она не выдержала и спросила, пряча взгляд.
Блек некоторое время пристально смотрел на нее своими водянисто-голубыми холодными глазами.
- А ты не испугаешься?
Девочка отрицательно потрясла рыжими кудряшками. Блек повертел в пальцах короткий метательный кинжал и запустил его в мишень с рисунком головы клоуна. Нож послушно затрепыхался в паре миллиметров от нарисованного уха.
- Хорошо. – Блек передал ей большой висячий замок, шпильку для волос и небольшой нож с узким лезвием,–я покажу, если ты его откроешь. Давай, вспоминай, как я тебя учил…
Девочка разом проснулась и, высунув от усердия язык, начала сосредоточенно работать. Но ничего не получалось. Гадкий замок не поддавался. Вскоре шпилька сломалась и Лекса раздраженно бросила своего мучителя на траву и пнула ногой.
- Противный, дурацкий…чтоб тебе пусто было, - девочка повернулась к Блеку, - чтоб я еще…
Метатель ножей сидел на чурбаке “во всей красе”. Лекса замерла от испуга, как соляной столб.
Блек достал из кармана еще одну шпильку и протянул ее девочке. Та, поборов первый страх, послушно взяла.
Жонглер кивнул на замок и невыразительным голосом буднично сказал.
- Попробуй еще раз. Только вспомни, как выглядят его внутренности. Увидь его пальцами, а не глазами.
Лекса вновь принялась за дело. Через секунд двадцать дужка замка откинулась. Блек скупо улыбнулся.

***
Девушка погасила фонарик. Он больше не требовался. Отмычка легко прошла внутрь врезного замка. Лекса прикрыла глаза и доверилась слуху и чутью. Первый штифт отыскался почти сразу. Затем второй. С третьим она повозилась несколько дольше. Замок был несложным и примерно через минуту Лекса, приоткрыв дверцу, проскользнула в помещение и замерла за тяжелой гардиной, прислушиваясь и присматриваясь.
Большой черный кот, вальяжно развалившийся на стоящей в изножьи кровати резной банкетке, отделанной бархатом, недовольно приоткрыл один глаз.
“Его милость побеспокоили…как же…” - Лекса осторожно, на цыпочках, вышла из-за тяжелой гардины.
Спальня донны Эсмеральды поражала своими размерами и вычурной роскошью. Стены помещения были обиты тёмно-бордовым шёлком с золотым орнаментом и оформлены резными колоннами, переход от стен к потолку был декорирован широким резным карнизом, а сам потолок был драпирован шелком и украшен античными фресками с изображением мифических животных. С потолка свисала массивная позолоченная люстра на 25 свечей.
Окна спальни были завешаны однотонным почти непрозрачным сливочного цвета тюлем и декорированы тяжелыми бархатными гардинами и ламбрекенами.
Вся мебель в спальне была выполнена так же, как и как карниз, и колонны из дорогого флионского ореха с изысканной резьбой, декорированной сусальным золотом. По центру комнаты на невысоком подиуме стояла широкая массивная кровать с балдахином. Высокое изголовье кровати таким же, как и шторы бархатом. Так же на подиуме с двух сторон от кровати разместились прикроватные тумбочки, на которых стояли вазы из кионского фарфора с живыми с цветами. По углам с двух сторон от кровати стояли два высоких торшера, освещая комнату ровно настолько, чтобы в комнате царил легкий полумрак. Старушка с детства боялась темноты.
Пол спальни отделан дорогой паркетной доской всё из того же флионского ореха. Почти по центру стены, расположенной напротив окна стоял туалетный столик с множеством ящичков, в которые донна Эсмеральда складывала многочисленные шкатулки с украшениями и прочие дамские мелочи. Над столиком висело массивное резное зеркало, а около самого столика стоял удобный для пожилой донны, обитый всё тем же бархатом, стул-кресло с мягкими подлокотниками. Слева от столика, практически в самом углу, расположилась неприметная дверь, задрапированная под цвет стен и ведущая в ванную.
Донна Эсмеральда, солидная, пожилая дама, облаченная в батистовую ночную рубашку и чепец, крепко спала, бесстыдно отбросив одеяло и раскидав толстые, некрасивые ноги в старческих печеночных бляшках.
Лекса бесшумно подошла к коту и почесала ему за ушами. Тот изогнулся и подставил под ногти шею. Девушка, не переставая чесать предателя, огляделась вокруг. Ну конечно же…где же еще. Туалетный столик. Лекса тихонько выдвинула один из многочисленных ящиков и достала массивную шкатулку. Содержимое оной немедленно перекочевало в рюкзак девушки. Та же судьба постигла и остальные украшения. Лекса взвесила вещмешок на руке и, подумав, поставила очередную шкатулку обратно. В эту секунду раздался громовой рев и последующее поскуливание и причмокивание. Лекса, ни жива, ни мертва от неожиданности, с бешено колотящимся сердцем, оглянулась на звук. Бабка храпела, как тысяча вепрей. Девушка обошла кровать и взялась за ручку балконной двери. Остановилась в раздумьях, вернулась обратно. Порылась в ящиках столика и выудила оттуда ярко-красную помаду. Подошла к постели спящей и, едва сдерживая смех, нарисовала донне Эсмеральде большие усы. Старуха улыбалась во сне беззубым ртом. Затем Лекса быстро вышла на балкон и ловко начала карабкаться по водосточному желобу к крыше…
***
Лекса висела на кончиках пальцев над бездной. До края крыши осталось немного. Ногу поставить было категорически некуда, но это было и не нужно.
***
-Я больше не могу!! Сейчас упаду!!! – Лекса из последних сил цеплялась за перекладину. Пальцы разжимались против ее воли. Кот, держа в огромной лапище хронометр, прогудел.
- Еще полминуты как минимум. Держись, тебе говорю!
И Лекса держалась, скрипя зубами и тоненько подвывая.
Кот удовлетворено кивнул и спрятал часы в нагрудный карман жилета, одетого прямо на голое тело.
- Все…падай!
Лекса пискнула и разжала пальцы. Котфилд ловко подхватил ее и поставил на землю.
- Ты молодец. Прибавила здорово. Ещё вчера было на полминуты меньше.
Девочка тщетно пыталась распрямить затекшие пальчики и исподлобья сердито глядела на него. Тот сделал вид, что не замечает и назидательно сообщил.
- Хват – это главное у силача. Когда ты сможешь сделать так, - Котфилд достал из того же жилета серебряную монетку и завернул ее в трубочку, - я буду считать, что не зря потратил на тебя свое время.
И развернул монету в обратное, прямое положение. У Лексы отпала челюсть.
Кот протянул ей деревянный нож.
- Вижу, ты отдохнула. Начнем работупротив ножа. Вот так, гляди…
***
Обратный путь по канату занял еще меньше времени. Вскоре девушка отвязала арбалет и спрятала его в рюкзак. Стрелой пришлось пожертвовать, ибо отцепить ее от флюгера было невозможно. Лекса потянула шнур определенным образом, после чего резко дернула. Завязанный особым узлом, канат освободился от стрелы, и она быстро смотала его в клубок. Пора было уходить. Интересно, что скажет Рикки, когда она поведает ему о своем приключении? С этими мыслями Лекса тихонько приоткрыла люк, ведущий на винтовую лестницу, протиснулась внутрь и быстро сбежала на нижнюю площадку, освещенную лишь одно лампой.
Единственный стражник в кирасе и тяжелом шлеме, сладко спал стоя, опершись на алебарду. Лекса на цыпочках прокралась мимо него, с великим трудом удержавшись от соблазна подкрутить ему огромные усы. Вышла через открытое окно, не став пользоваться скрипящей дверью. Сбросила капюшон с головы, рыжие кудри волной рассыпались по плечам. Она с наслаждением вдохнула свежий ночной бриз, и, быстро сориентировавшись в направлении, быстро направилась домой, напевая себе под нос задорную мелодию. Рикки и матушка Эмили уже, наверное, беспокоятся...
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1375000 - 23/08/19 04:25 PM Re: Т.Губанова&К.Преснов.ЛЕКСА. [Re: Татьяна1975]
ПростоГАД Оффлайн


Зарегистрирован: 10/12/09
Сообщения: 182
Откуда: Уссурийск
smile
_________________________
Сила есть и воля есть,а силы-воли нет

Вверх

Сегодняшние дни рождения
Myst (51), Proceed (44), АлексейБ (36), Леся (46)
Топ комментирующих (30 дней)
К-59 145
SlavaPartizan 99
Dollar 73
Сан Саныч KYOI 60
Карел 57
Кто он-лайн
8 зарегистрированный (Sokol0, Lexxxa, Арбузный мастер, R.V.S., Экзор, 3 невидимый), 90 Гости и 3 Пауки он-лайн.
Символ: Админ, Global Mod, Mod
Новые участники
Bravo ragazzo, caddi2006, Oxotoved, janerwyon, Как же так то
18977 Зарегистрированные пользователи
Member Spotlight
Участник с: 05/11/02
Сообщения: 64
Статистика форума
18,977 Зарегистрированные пользователи
159 Форумы
31,891 темы
1,290,756 Сообщения

Самое большое количество пользователей он-лайн: 2,791 @ 03/02/21 06:27 PM

© 2000 by Oleg Tarabarov