>>>Наш магазин на Океанском проспекте<<<   
Страница 1 из 3 1 2 3 >
Опции темы
Оценить
#1393098 - 26/02/20 06:45 PM Константин Преснов. "Сталкерские истории."
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
Дорогие друзья! С огромным удовольствием представляю вам новое произведение Константина Преснова "Cталкерские истории".
Данное произведение представляет собой сборник коротких рассказов и будет пополняться по мере их написания. Спасибо за внимание и приятного прочтения! Итак..."Сталкерские истории":


Жизнь может сделать крутой поворот в любой момент. Особенно это возможно в постапокалиптической Москве. И сталкеры-охотники из 18 убежища Лютый и Серый убеждаются в этом на собственном горьком опыте.

1.Медвежья услуга.
Дом в три этажа на Садовой-Самотечной, полуразрушенный и потрёпанный, жил своей, непостижимой для других, жизнью. Зимний, ледяной ветер с удовольствием гулял по разграбленным, засыпанным снегом, помещениям и покрывал коркой льда то, что еще не успел заморозить. Несмотря на теплый комбинезон и армейский бушлат, Лютый зябко поежился. Стянул зубами вязаную перчатку с руки и пошарил в рюкзаке. На ощупь нашел фонарь, включил и, прикрывая яркий свет ладонью, посмотрел на свои старые механические часы, которые, несмотря на свой почтенный возраст, шли точно, минута в минуту. Часы марки "Победа" передавались из поколение в поколение по мужской линии уже как сто двадцать с лишним лет и считались чем то вроде семейного талисмана. Сталкер вытер порядком поцарапанное стекло циферблата и посмотрел на затянутое плотными, серо-черными облаками, небо. Посмотрел вполне беспрепятственно, ибо дом, на последнем, третьем этаже которого находился Лютый, не имел крыши.
Минут через десять-пятнадцать, на втором этаже дома напротив, тварь должна была быть на месте, а именно около своего мерзкого, еще не вылупившегося из кожаных, размером со страусиные, яиц потомства. Яйца фосфоресцировали в темноте слабым синеватым свечением, поэтому идеальную позицию для выстрела найти не составило труда.
Лютый осторожно, стараясь не скрипеть сильно подгнившим деревянным полом, приподнялся и выглянул в проем окна. Попытался разглядеть притаившегося на крыше соседнего дома Серого, друга детства, напарника по бесчисленным вылазками. Но бесполезно, ибо, если Серый хотел остаться незамеченным, найти его было весьма проблематично. Вот и сейчас, среди полурассыпавшихся печных труб, почти в полной темноте, Лютый так и не смог увидеть напарника. Ладно, тем лучше.
Сталкер еще раз мысленно пробежался по этапам операции по добыче ценного компонента из твари, носящей странное название целатопс. Кто уж придумал такое имечко, чей воспаленный ум родил такое название для одного из самых опасных мутантов постапокалиптической Москвы, осталось для сталкера Лютого загадкой, да и не особо интересовало. Серый предположил как то, что такое могли сообразить только высоколобые из МГУ, чудом уцелевшие во всемирной катастрофе.
Тварь о шести ногах, подобным паучьим, только во много раз толще и мощнее, имела всего одно слабое место - фасетчатый глаз, да и тот в минуты опасности закрывался толстым кожаным веком-наростом. И тогда целатопс атаковал исключено на звук, а также ориентировался на чудовищно тонкое обоняние. Если прибавить к этому могучее тело, сплошь покрытое костяными щитками, которые пробивала не всякая пуля, неплохую скорость передвижения и умение точно плеваться ядовитой слюной, то нередко охотник на целатопса сам превращался в жертву. В общем, вполне совершенная боевая машина. Поэтому далеко не каждый сталкер решался добывать эту бестию, а стало быть, ядовитые железы целатопса были весьма редки в продаже у барыг и стоили очень недешево.
Лютый тоже не решился в одиночку выйти на чудовище и Серый, вечно страдающий безденежьем, прознав о планах друга, вызвался помочь.
План отъема железы был до безобразия прост.
Как только мутант приходил на кладку и устраивался поудобнее, Лютый одним метким выстрелом из "Винтореза" разил его наповал в тот самый фасетчатый глаз. Это было в идеальном варианте. На случай неуспеха был разработан вариант В.
Дело в том, что тварь совершенно непостижимым образом определяла точное местоположение стрелка и моментально наказывала за оплошность. Поэтому в заметенном проеме подъездной двери, единственного входа в дом, в котором сидел в засаде Лютый, была поставлена растяжка из осколочной гранаты. Атакующий мутант подрывался, после чего " Печенег" Серого довершал недоделанное взрывом. Естественно, про трофей в этом случае речи и быть не могло.
Лютый нежно погладил приклад любимой винтовки, сплошь покрытый зарубками. Сегодня должна была прибавиться еще одна. Он протер стекло ночного оптического прицела и плавно передернул затвор. Мутант запаздывал, что было странно. Непонятно почему, тварь отличалась завидной пунктуальностью, если дело касалось прибытия к гнезду. Но не беда, Лютый умел ждать. Главное, потеплее одеться. Сталкер еще раз мысленно поздравил себя с правильным решением одеть валенки заместо берцев. Не выпуская из рук винтовки, он нашарил на поясе под бушлатом весьма мятую, побывавшую во многих походах армейскую флягу и хотел было глотнуть водички, как из-за угла дома напротив метнулась быстрая тень. Лютый, мгновенно забыв о жажде, взял «Винторез» наизготовку. Но, вместо того, чтобы шмыгнуть в подъезд, целатопс замер посреди заметенной снегом улицы и повернувшись спиной к сталкеру, начал внимательно вслушиваться в одному ему ведомое.
Лютый держал уродливую башку мутанта в перекрестье прицела. Интересно, Серый видит его? Наверное, да. Напарник не уступал сталкеру во внимательности и лучшего ведомого в их наработанной связке не было. Идя с Серым на вылазку, Лютый был спокоен за тылы. Ну а про огневую мощь прикрытия можно было вообще не волноваться. Любимый пулемет Серого, его верный «Печенег", всегда ухоженный, смазанный и безотказный, был серьезным аргументом хоть для отмороженных на всю голову Черных, в простонародье Забитые, хоть для безмозглых мутантов, порождений нового мира. Лютый всегда удивлялся спокойствию, хладнокровию и выносливости друга. Что касается последнего качества, то Серый затмевал всех известных ему охотников за удачей. Переть тяжеленный пулемет, боекомплект к нему и прочую снарягу уважающего себя сталкера… Впрочем, Серый, невысокого роста крепыш, с крепкими, как кузнечные клещи, руками, был способен еще и не на такое. Предела его возможностям Лютый не знал, а тот никогда не раскрывал их полностью …
Тем временем, тварь наконец приняла решение и утробно, недовольно заверещав, направилась к пункту своего назначения. Метнувшись к подъезду, она скрылась в темноте, чтобы через несколько секунд устроиться на помете.
Все складывалось как нельзя лучше. Цель была прямо перед глазами. Фасетчатое буркало смотрело четко в прицел. Сталкер задержал дыхание и начал мягко нажимать на спусковой крючок.
Внезапно чуткое ухо Лютого различило в монотонном гуле ледяного ветра посторонний шум. Вернее, приглушенное завывание двигателя. Охотник, не отводя винтовки от цели, скосил глаза направо. Из метели и мглы, прямо из-за того угла дома, откуда вышел целатопс, появился старый боевой робот на гусеничном ходу. Весьма потрепанный, видавший виды андроид, без левой клешни по локоть, пулевые отверстия в корпусе, оторванная и болтающаяся на одном крепеже передняя бронепластина… робот вертел маленькой башкой, сканируя тепловизором улицу и дома. Лютый беззвучно выругался последними словами. Из метели, следом за андроидом, показались человеческие фигуры в длинных кожаных пальто с капюшонами и автоматами наперевес. Двое шли прямо за машиной, двое следующих тащили под руки человека в зимней куртке с меховой опушкой, его ноги беспомощно волочились по снегу, последний замыкал шествие. Шли нагло, не прячась, уверенные в своей силе.
Лютый опять выругался, только уже на себя. Упомянул Черное Братство к ночи…так они уже тут как тут. Забитые пользовались дурной славой. Слухи ходили разные, молва приписывала им крайнюю жестокость по отношению к попавшим в их загребущие лапы, поговаривали про бесчеловечные эксперименты над пленными и прочую гадость. Сталкер, выходящий на промысел, всегда помнил о последнем патроне. Это было намного лучше, нежели оказаться у Черных на разделочном столе.
И тем более, только по этому стоило помочь несчастному, попавшему в их руки.
Но судьба распорядилась иначе. Робот, тяжело и протяжно скрипнув несмазанными шестернями, остановился прямо напротив окна, где затаился Лютый. Черные замерли тоже и стали настороженно осматривать пустые окна. Сталкеру стало понятно, что еще секунда, и он будет обнаружен. Поэтому правильное решение пришло моментально.
- П-фф! – и пуля «Винтореза" угодила прямо в костяную грудь целатопса. Тварь издала режущий уши вопль и, вскочив с яиц, метнулась вниз по лестнице. Лютый молниеносно перевел огонь на двух Забитых, державших человека в куртке.
- П-фф! П-фф! – головы Черных, подобно гнилым арбузам, треснули и раскололись, обильно удобрив снег кровавым содержимым. Лютый нырнул под защиту бетонной стены и вовремя, ибо робот открыл по нему пальбу из спаренного пулемета. На сталкера обрушился град осколков камня и льда.
- Тум! Тум! Тум! Тум! – заговорил «Печенег» Серого. Андроид, получив порцию 7,62 , прекратил терзать окно и стену, за которыми прятался Лютый и переключился на крышу соседнего дома. Но не надолго, так как истошный дикий вопль мутанта и скрежет раздираемого металла известил, что целатопс напал на старого робота. Воспользовавшись заминкой, сталкер выглянул наружу. Снова застучал пулемет Серого и первого Черного, идущего за киборгом, порвало пополам и отбросило на стену. Грохнула растяжка и дом содрогнулся. Плиты третьего этажа натужно скрипнули и сдвинулись. Пол под ногами Лютого дрогнул, но не осыпался.
« Еще один готов…» - подумал сталкер, лихорадочно ища в прицеле последнего в кожаном пальто. Вспышка выстрела, свист смерти рядом с головой, у виска…так близко, что меховая шапка крутнулась на голове и слетела прочь. Висок ожгло огнем. Второго шанса Лютый стрелку не дал, всадив в него остаток обоймы. Выдернул отстрелянную, вставил новую, передернул затвор и свесился из окна.
Между роботом и целатопсом шла настоящая бойня. Мутант, с воем, уже без двух паучьих ног, яростно рвал киборга на части. В стороны разлетались ржавые металлические запчасти, робот скрежетал, хрипел и слабо отмахивался культями рук. Спаренный пулемет валялся далеко в стороне. Снег вокруг них был обильно орошен светящейся синей кровью, хлеставшей из распоротого брюха целатопса.
Пора было заканчивать это представление, пока не сбежались остальные актеры. Лютый закинул винтовку на спину и достал из кармана последнюю гранату. Видимо, Серый был такого же мнения, потому как на крыше соседнего дома, на фоне темного неба появилась коренастая фигура с поднятой вверх рукой. Сталкер выдернул чеку и сделал ответный зеркальный жест. Две лимонки полетели вниз, в клубок дерущихся.
Бабахнуло так, что заложило уши. Лютый подхватил рюкзак, нахлобучил простреленную шапку на голову и сбежал по скользкой лестнице вниз.
Тварь, разорванная на части, была мертвее мертвого. Ее оппонент, изрядно покореженный, сорванный с гусеничной платформы, еще шевелился. Искры, злые и быстрые, пробегали по остаткам того, что когда то было боевой опасной машиной. Но сталкера сейчас больше интересовал мутант. Он подошел и склонился над ним. Трофей был безнадежно испорчен. Лютый разочарованно шмыгнул носом.
- Что, плакали наши денежки? – Серый подошел с пулеметом наперевес и попинал труп мыском сапога. Лютый грустно кивнул.
Напарник огляделся.
- Давай хоть этих пошмонаем…мож чего нароем, – и решительно направился к убиенным.
Лютый склонился над первым трупом, и, стараясь не испачкаться застывающей на морозе кровью, начал поиск полезных трофеев. Внезапно резко выпрямился и стал озираться по сторонам. Серый, видя тревогу товарища, тоже бросил мародерствовать и с пулеметом наизготовку осмотрелся.
- Был же ещё один… кого они тащили…видел?
Серый отрицательно покачал головой.
- Да и пес с ним. Слышь, Лютый, пора уходить. И побыстрее…
Сталкер еще раз внимательно осмотрел округу и кивнул.
- Добро.
Хабар получился неплохой. Четыре гранаты, два исправных «калаша", пять полных магазинов к ним, три аптечки, пять сухпайков, два бронежилета 4 класса защиты и по мелочам. Все это было честно поделено и распихано по рюкзакам, которые значительно прибавили в весе.
Лютый, кряхтя, закинул скарб на спину и спросил.
- Братишка, неужто тебе не интересно, кого они тащили к себе в логово?
Серый молча перезаряжал магазин-коробку «Печенега» .
- Честно? Насрать абсолютно. Нам бы хабар до дома донести.
Сталкер кивнул и посмотрел на начинающее светлеть небо.
- Добро. Я сейчас…
Охотник кружил по взрытому снегу.
« Хорошо, вот эти двое, что держали пленного. Вот тут он упал ничком, когда я подстрелил конвоиров. Тоже неплохо. Дальше полежал немного мордой в снегу, очухался и пополз на четвереньках прочь…ага!»
Сталкер включил фонарь и пошел по следу.
«Прекрасно, завернул в нишу и вскочил на ноги. Берцы новые, отпечаток рельефный, четкий…» Тут Лютый нахмурился, поставил свою ногу в валенке рядом со следом беглеца. М-да, дела…а отпечатки вели в вниз по улице. Лютый перешел на быстрый шаг, не отрывая луча от снега. Дошел до угла, осторожно выглянул. Никого. Махнул Серому рукой, мол, догоняй и продолжил поиск. Сталкер шел недолго. Отпечатки ботинок привели в подъезд следующего дома, от которого остались пара этажей и кусок крыши. Лютый, проклиная скрипящий снег под ногами, остановился у наполовину сорванной с петель, входной двери. Прислушался. Ничего, кроме завывания и свиста студеного ветра… краем глаза засек напарника. Серый подошел, встал с другой стороны, прислонившись к замёрзшей стене и стал наблюдать за окрестными зданиями.
Лютый прочистил горло и громко сказал в проем двери.
- Подруга, мы знаем, что ты здесь! Выходи, мы ничего тебе не сделаем плохого. Мы сталкеры из 18 убежища. Через некоторое время здесь будет полно Черных братьев. Надо уходить! Слышишь меня?
В ответ было молчание.
Лютый пожал плечами и, взяв “Винторез” в одну руку, а фонарь в другую, проскользнул в темный проем. Лестница на первом этаже была завалена, зато подвальная приглашала вниз. Сталкер стал осторожно спускаться по скользким, обледеневшим ступеням. Шаг, еще один…и еще…наконец то проклятая лестница закончилась…и вдруг счетчик Гейгера весьма недвусмысленно подал голос. Лютый сорвал с пояса противогаз и нацепил его на лицо. Ледяная резина противно обожгла лицо. Обзор сразу сократился.
Серый! Оставайся там! Здесь радиация шкалит! – прогудел он сквозь маску.
Понял! Давай скорее! Сейчас вороги нагрягут…- донеслось сверху, как сквозь бетонную стену.
Лютый быстро шагал вперед и лихорадочно обшаривал лучем все закоулки подвала. Внезапно фонарь выхватил из тьмы силуэт, а затем и фигуру, лежащую на грязном, холодном полу. Лютый наклонился, перевернул человека на спину. При этом движении капюшон откинулся, высвободив густую шевелюру огненно-рыжих волос. Девушка, молодая и очень симпатичная, была без сознания. Сталкер завороженно глядел на тонкие черты лица, курносый носик, пухлые губки…существо из прошлого, очень далекого прошлого…из ступора его вывел легкий толчок в спину. Лютый вздрогнул и резко обернулся, едва не пальнув в Серого.
Даже противогаз не мог скрыть ехидную улыбку напарника.
Счетчик сходит с ума, а он, суровый и грозный охотник на целатопсов, стоит над смазливой девчонкой и пускает слюни…
Сталкер махнул рукой,мол, на друзей не обижаюсь и отвернулся от Серого. Снял перчатку и пощупал пульс на шее девушки. Пульс был, но очень и очень слабый. Лютый осторожно, как по хрустальной, похлопал ее по щекам, но безрезультатно.
Серый сосредоточенно ставил в проеме коридора еще одну растяжку.
На немой вопрос друга он усмехнулся.
Пока ты тут красоток разглядываешь, Черные подошли. Человек десять и два тупых Р-87. Я видел, как они осматривали место боя, – он осторожно зацепил проволочку за чеку уже прикрепленной к косяку “лимонки". – дело за малым…сейчас они побегут по нашему следу и зайдут к нам в гости.
Серый поднялся на ноги и удовлетворено осмотрел проделанную работу.
Я им там наверху оставил такой же сюрприз…
Тудумс!!! – дом тряхнуло и с потолка посыпалась штукатурка и льдышки.
Лютый сунул фонарь подмышку, подхватил рыжеволосую на руки и быстрым шагом, почти рысцой, направился в глубину подвала. Серый с пулеметом наизготовку, посекундно оглядываясь, поспешил за ним.
Шли недолго. Властный, командный голос, многократно усиленный мегафоном, проревел, разнося эхо по всему подвалу.
- Сталкеры!! Дом окружен!! Все выходы перекрыты! Предлагаю сдаться и отдать девку! Тогда вы сможете беспрепятственно уйти. Я обещаю сохранить вам жизнь, оружие и, - тут возникла короткая пауза, - и даже хабар, снятый с наших солдат. Даю на раздумье три минуты. Затем штурм!
Лютый опустил девушку на пол и содрал с вспотевшего, несмотря на холод, лица противогаз.
- Теперь я ни за что не сдамся. Пристрелят как пить дать.
Серый согласно кивнул.
- Так и есть, братишка. Рыжуха им сильно нужна. Причем живой. Иначе б давно загасили ее и нас тут фугасом…
Лютый быстро сказал, шаря вокруг лучом уже тускнеющего фонарика.
- Это же типовая многоэтажка на Садовой , так?
- Ну так.
- Мы с пацанами по таким подвалам в детстве лазили. Надо найти щитовую, - сталкер снова подхватил девушку на руки,- свети, напарник.
Коммуникации, покрытые льдом и плесенью, замелькали хаотично и беспорядочно. Серый, нагруженный хабаром по самое не балуйся, бежал впереди, предупреждая о нависающих перед лицом трубах. Лютый, мокрый как мышь, подныривал под них, перепрыгивал через груды мусора. Где то позади бухнуло и до них докатилось эхо взрывной волны.
Серый довольно оглянулся.
« Как ребенок, ей-богу…» - подумал сталкер, пригибаясь от очередной канализационной трубы. Рыжая начинала ощутимо оттягивать руки. Лютый тяжело дышал, пот заливал и выжигал глаза.
Внезапно Серый сбавил ход и нырнул в боковое ответвление коридора.
- Сюда, щитовая тут!
Сталкер, отдуваясь, несколько небрежно усадил девушку у стены и с трудом разогнул спину.
Серый приплясывал от нетерпения. В другой ситуации это выглядело бы забавно. Но не сейчас.
- Дальше куда??
Лютый снова включил свой тускнеющий фонарь и побежал от щитовой по левой стене.
- Братиш, быстрее, они приближаются!
Вдалеке, откуда они пришли, мелькали лучи мощных фонарей и слышались грубые голоса.
Вот и дверь, мощная, толстая, тяжелая, с винтовым замком. Только бы не была заблокирована с той стороны, иначе каюк… Лютый схватился за металлический круг и попытался провернуть его. Но вязаные перчатки предательски проскальзывали. Долой перчатки!
Громко хлопнули по ушам автоматные выстрелы. Следом ответил пулемет Серого.
Сталкер, рыча от напряжения, пытался провернуть проклятый замок. Ладони, влажные от пота, тут же надежно прилипли к металлу. Мышцы затрещали, грозя разорваться. Лютому казалось, что еще немного и его голова просто взорвется от преизбыточного давления.
Пальба усилилась. Черные и Серый не жалели патронов. Стоял дикий грохот, прорезаемый свистом и воем пуль.
Когда кровавый туман поплыл перед глазами, Лютый собрал всю волю и силы в последний рывок. И когда сознание начало покидать его, раздался протяжный скрип и замок поддался. Не замечая боли, сталкер отодрал ладони от круга, оставив на нем куски кожи и плечом навалился на створку.
-Тум! Тум! Тум! – не смолкал «Печенег» . Серый орал что то матерное, издевательски хохотал и всласть давил на гашетку. «Калаши» злобно огрызались короткими очередями.
Лютый метнулся обратно, подхватил деваху и буквально закинул бесчувственное тело в открывшийся проход. Затем побежал на помощь напарнику.
- Серый!! Все, уходим!!
Но тот был слишком увлечен. Ствол пулемета покраснел и выдавал неплохой жар.
Лютый хлопнул друга по плечу и дернул за воротник тулупа. От неожиданности Серый опрокинулся на спину и вовремя. В том месте, где только что была его голова взметнулся фонтанчик цементной пыли.
«Снайперы подошли…» - подумал суматошно сталкер, помогая Серому подняться на ноги. Вместе бегом они припустили, что было сил, к открытой двери.
- Стоять, суки!! Порвем на лоскуты, бля!!! – вопили и бесновались сзади. Сталкеры залетели в проем и навалились на тяжеленную дверь. Град пуль осыпал снаружи, но она даже не шелохнулась, продолжая закрываться. Вместе крутнули замок, запечатывая вход. Серый сунул в диск трофейный автомат , заклинивая его. Друзья, как сговорившись, привалились к стене и съехали на пол. В полной темноте слышалось только сопение и кашель.
Внезапно раздался дрожащий голос девушки.
- Господи, я что…ослепла???
Серый хмыкнул негромко.
- Нет, красотка, не ослепла. Просто ты практически в заднице вселенной и с тебя вот вот снимут шкуру. Как и с нас с Лютым…
Рыжеволосая всхлипнула.
Лютый интуитивно протянул руку на звук и нащупал синтетическую ткань куртки. Девушка дернулась от неожиданности.
- Ну, ну, детка, не бойся…мы просто хотим помочь. Но для этого нам нужно знать, кто ты и почему Черные охотятся за тобой, понимаешь?
Сталкер ощутил прикосновение к рукаву бушлата. Маленькая ручка поползла ниже и дотронулась до ладони Лютого. Прям по мясу…сталкер вздрогнул, но сдержал стон и ругательство. Рукопожатие прекратилось.
- Почему у тебя руки влажные? – рыжая говорила уже более бодро.
- Это не влага…- Лютый поморщился. – слышь, Серый, похоже, я свой рюкзак посеял… есть чем посветить?
Послышалось шабуршание и приглушенный мат. Серый рылся в закромах своего вещмешка, набитого под завязку.
- Ни хрена нет. Я выронил, видать, когда бежали…ща, погодь, хоть зажигалку найду.
Снова шорохи и матерок. Затем щелкнул рычажок и Серый торжествующе улыбнулся при неярком свете язычка пламени.
- Что мне в тебе нравится, братишка, так это твое постоянное хорошее настроение. – буркнул себе под нос Лютый.
Тем временем девушка встала и подошла к нему.
- Покажи руки, я немного понимаю в медицине.
Сталкер нехотя показал. Серый поднес зажигалку поближе и поморщился. Да, ладони представляли собой плачевное зрелище. Но рыжая, нимало не смутившись, достала из внутреннего кармана куртки ИПП и начала хлопотать. Лютый кряхтел, скрипел, но терпел. Было впечатление, будто он положил ладони на раскаленную плиту. Вскоре обработка и перевязка, надо сказать, довольно профессиональные, завершились и сталкер, весь потный как мышь, облегченно откинулся на замерзшую стену. Серый погасил огонек. Лютый, стараясь не замечать дикое жжение под бинтами, промолвил негромко.
- Пора поговорить по душам, Рыжик. Кто ты и почему тебя ищет Братство ?
Наступило молчание. Лютый обострившимся обонянием чувствовал не затхлый спертый воздух помещения, а запах ее кожи, запах ее волос…манящие, притягательные запахи…начинающие сводить его с ума. Идиллию, как всегда, нарушил Серый.
- Давай, Рыжик, я тебе немного помогу. Твои НОВЫЕ ботинки, неплохого качества куртка, чистые, промытые волосы, ухоженные руки, гладкая кожа, наводят на мысль, что жизнь твоя протекала далеко от нынешнего хаоса и смертоубийства. Таких мест в нашем несчастном городе совсем немного. Могу перечислить. Пять бомбоубежищ, раскиданных по всей Москве, подземелья МГУ, Бауманки и частично самые глубокие станции метро. В метро царит полный хаос и анархия, все еще хуже, чем говорят. Из 18 убежища мы с Лютым. И мы знаем, как там выглядят женщины. Теперь выкладывай как на духу.
Девушка сказала негромко.
- Буду кратка. Меня зовут Алина. И я действительно из МГУ, вернее, того, что от него осталось. А осталось там немного, три этажа на поверхности и пять этажей катакомб. Мой отец, Воронов Сергей Михайлович, профессор, ректор университета, выжил в катастрофе и сплотил вокруг себя единомышленников из людей, бывших во время апокалипсиса рядом с ним. Весь цвет ученых и изобретателей, вся интеллигенция, лучшие умы оказались в одном месте и под грамотным руководством папы начали плодотворно работать, как огромный единый организм. Но мы не солдаты, не воины. Если от бандитов, мародеров и прочей шушары мы кое как смогли отбиться, то когда появилось Черное Братство, настоящая военная организация, все изменилось. Мы были вынуждены заключить с ними союз, довольно невыгодный для нас. Они нас брали под защиту, а мы поставляли им новые технологии в виде боевых роботов, андроидов и прочего. Все так и шло до того момента, пока наши биологи, втайне от руководства, не создали опасный боевой вирус. Об этом тут же прознали Черные и потребовали предоставить им образец и антидот. Отец категорически отказался и был убит, - тут девушка всхлипнула, - и тогда я поклялась им отомстить. Я выкрала вирус, сбежала из дома и направилась в логово Братства. Сама сдалась первому же патрулю Черных и почти была у цели, когда появились вы и отбили меня, оказав тем самым мне медвежью услугу.
Лютый похолодел. Страшная догадка осенила его.
Серый недоверчиво хмыкнул с темноте и молвил.
- Нестыковочка, подруга…тебя тащили под руки, как мешок с картошкой. И еще. Черные обыскивают пленных полностью и выворачивают их наизнанку. Как ты собралась пронести ёмкость с вирусом к ним в Цитадель? , - тут Серый тихонько хихикнул.
Алина немного помолчала.
- Черные сначала бьют, потом спрашивают. Я получила прикладом по голове, потом меня чем то укололи. Они не любят сюрпризов и предпочитают полную отключку пленных. А отвечая на твой второй вопрос с гнусным подтекстом, скажу, что меня действительно обыскали досконально, но ничего не нашли…и не могли бы найти при всем желании, ибо…
- Ибо ты, перед тем, как встретить патруль, приняла вирус. Он уже в тебе, твоей крови, так ведь? - мёртвым, замогильным голосом закончил Лютый.
- Именно так, сталкер, - подтвердила Алина.
Серый витиевато и забористо выстроил трехэтажную конструкцию, состоящую исключено из мата. Когда он выдохся, Лютый без надежды на иной ответ, спросил.
- И мы тоже заражены?
Рыжеволосая кивнула в темноте, потом сообразив, что ее не видят, ответила.
- Вирус чрезвычайно заразен и легко передается при прикосновении. Вероятность вашего заражения 100 процентов.
- Подожди- ка, подруга, то есть ради своей мести ты была готова выкосить остатки людей в нашем городе, потом в стране, а потом в мире? Не находишь, что как то крутовато получается?
- Вирус самоуничтожается через пять суток. Даже те, кто только заразился, сами справятся с болезнью. Черные бы подохли и эпидемия прекратилась б сама собой.
Воцарилось долгое молчание.
Лютый справился с первой паникой и мрачно спросил.
- Ты говорила про антидот. Мы должны его достать. Надо идти в твой институт. Сколько у нас времени, прежде чем мы умрем?
- Антидот помогает в течении двадцати четырех часов после попадания в организм. После этого времени он бесполезен. Инкубационный период длится три дня, после вирус вступает в активную фазу, вызывает паралич и смерть. А в институт вам не попасть. После обнаружения пропажи там введут карантин и вас просто убьют на подступах. Периметр патрулируют Р-87.
- И все же мы рискнем. – Лютый тяжело поднялся на ноги, - напарник, дай огоньку.
Серый чиркнул зажигалкой. Сталкер посмотрел на часы, подошел к девушке, присел перед ней на корточки и заглянул в глаза. Она не отвела взгляд.
- Ты сильно облегчишь нам остаток жизни, если пойдешь с нами. Ты там все знаешь и нам не придется плутать, расспрашивать первых встречных о том, где находится наше лекарство.
Алина с вызовом глядела на него.
- Неужели ты думаешь, что я проведу зараженных в свой дом? Окстись, сталкер. Наши дороги тут расходятся. Мне надо в Цитадель, а куда пойдете вы, мне все равно. Я выйду к Черным здесь, уверена, что они еще там.
Лютый переглянулся с другом. А когда повернулся обратно, то в руках Алины был трофейный автомат, дуло смотрело прямо ему в лицо.
Серый охнул и погасил огонек. Лютый рухнул навзничь и откатился в сторону. Темноту и тишину разорвали яркие вспышки и оглушительный треск длинной автоматной очереди. В вспышках света Лютый, как в замедленной съемке старого фильма, видел, как Алина поворачивается в его сторону и нажимает на курок. Бахнул ПМ Серого. Девушка дернулась, выпустила «Калаш» и упала, словно ее подрубили косой. Наступила тишина, оглушающая и долгожданная.
Лютый поднялся на четвереньки.
- Серый, братишка, ты жив?
- Жив, как не странно…только вот из за этой дряни потерял зажигалку.
Послышался шорох и проклятия. Серый ползал по полу в поисках последнего источника света.
- Вот же сука драная… мы с ней как со списанной торбой носимся, а она…а вот ты где, моя лапочка!
Снова появился свет.
Лютый поднялся на ноги и подошел в телу Алины. Во лбу у нее была маленькая дырочка. Из раны вытекло совсем немного крови. Зеленые остекленевшие глаза несколько удивленно смотрели вверх.
«Вот и все.» - подумал сталкер, а вслух сказал.
- Пора нам идти, дружище. Сбрасываем все лишнее. Пойдем быстро и налегке. Оставляем только оружие, патроны, ИПП и воду. Броники долой. Мы же не хотим жить вечно, а, братишка?
Серый бодро ответил, вытряхивая свой рюкзак на пол.
- Я лично бы не отказался. Но у нас всего двадцать часов, чтобы добыть жизнь. Так что поспешим.
Лютый улыбнулся и закинул верный «Винторез» на плечо.


Отредактировано Татьяна1975 (26/02/20 06:45 PM)
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1393099 - 26/02/20 06:46 PM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
2. Выбор не велик.
В этой забегаловке явно экономили на электричестве. Лампа накаливания на сорок ватт, закрепленная над плохо оструганной стойкой, светила исключено себе под нос, создавая у дальних столиков густые тени. Да и в любом свинарнике было чище. «Бар у Кабана» в этот утренний час пустовал. Но Стирре было все равно. У него была сейчас другая задача. Хлоп! И Стирра опрокинул в пасть очередную стопку самогона. Зелье, похоже, было сварено из птичьего помета, настолько отвратительное на вкус и запах, но Стирре было сейчас просто необходимо забалдеть и забыться. Сегодня с утра пораньше он потерял всю свою сплоченную команду и сам еле унес ноги. Шли, как всегда, нагруженные хабаром под завязку, к барыге, уже предвкушая неплохой навар, как вдруг нарисовался этот песочник, недоносок-мутант…и все. Взяв двух сталкеров под контроль, песочник порезвился всласть. Началась неистовая стрельба между недавними компаньонами. Стирру спасло только наличие канализационного колодца под ногами, в который он сиганул солдатиком, рискуя переломать ноги. Но сталкерский бог миловал и Стирра ушел от пуль обезумевших товарищей живым и относительно здоровым. Пара ушибов не в счет.
«Бармен» Кабан с грязной полуторалитровой бутылью в не менее грязной руке, выжидательно смотрел на наемника. Стирра пьяно грохнул штофом по стойке и сделал знак налить еще. Кабан с готовностью исполнил. Наемник поднес было стопку к губам, но залить в себя спиртное на сей раз не удалось. На его плечо опустилась тяжелая рука. Стирра раздраженно стряхнул ее и повернулся с твердым намерением дать нахалу в зубы. Рядом с ним на табурет опустился высокий, плечистый человек в форме офицера Черного Братства. Кожаная куртка типа «пилот», конечно же черного цвета, с серебряными нашивками на груди и плечах, защитный комбинезон, на голове тяжелый шлем «Сфера». Черное Братство не жалело денег на экипировку.
Сталкер потер щетинистый подбородок. Связываться с ним было себе дороже, поэтому наемник просто злобно поглядел на него, набычившись, и отвернулся, намереваясь все таки продолжить попойку.
- Тебя, что ли, Стирой кличут? – голос соседа был низок и груб.
Наемник все таки залил в себя порцию пойла и, занюхав брезентовым рукавом куртки, сердито пробурчал.
- Не Стира, а Стирра, идиот! С двумя «р»! А кто спрашивает? – сталкер протянул пустой штоф Кабану.
Офицер нисколько не обиделся.
- Капитан Сазонов. Слышал обо мне?
Стирра, прищуря глаз, отставил полный штоф в сторону. Капитан Николай Сазонов, бывший сталкер-охотник, снайпер, редкостный негодяй, карьерист и прочее прочее нелестное… и потому с большой охотой принятый в Черное Братство, где уже успел дослужиться до офицера.
- Наслышан… что надо то?
Капитан выразительно посмотрел на явно греющего уши Кабана. Тот деланно смутился и отошел к противоположному краю стойки. Но уши, как локаторы, пришли в движение и повернулись в сторону Черного. Сазонов сказал негромко.
- Народ бухтит, дескать, ты хреновый сталкер, но неплохой диггер.
Наемник мрачно глядел на капитана, но молчал. Тот продолжил невозмутимо.
- Слышал, ты сейчас на нулях и без команды. Предлагаю поправить твои дела. Интересно?
Сталкер махнул еще стопку и закурил.
- Быстро тут слухи разносятся…а вот связываться с вами, Черными, себе дороже. У тебя нет столько денег, чтобы я согласился. Так что поищи сталкера получше, чем я.
Капитан широко улыбнулся, продемонстрировав крепкие, желтые зубы.
- Ага! Задело? Ладно, не обижайся. Вот твоя будущая награда. Это меняет дело? – на стойку легла толстая «котлета» красных довоенных рублей.
Стирра закашлялся табачным дымом. Несмотря на слезящиеся глаза, он примерно определил сумму в пачке. Это был серьезный куш. Это было решение его больших проблем. Это был пропуск в дальнейшее существование. И он был уже согласен.
- Ну я не знаю…Что надо делать-то? – прокашлял наемник.
Сазонов облокотился на стойку и достал из нагрудного кармана кожанки серебряный портсигар, выудил оттуда готовую самокрутку и прикурил. По воздуху поплыл аромат чернослива и еще чего то очень знакомого. Сталкер непроизвольно принюхался. Дорогой табак, не то, что курит простой люд.
- Лютый и Серый. Знаешь таких ?
- Конечно, кто ж их не знает. Из 18 убежища охотники. Ловкие ребята. Перешли дорогу?
Сазонов внимательно смотрел на него сквозь ароматный дым.
- Не твое дело. Твое дело найти их в ближайшие три-четыре часа и передать им вот это, - капитан вытащил из кармана комбеза небольшую пластиковую коробочку. К коробке изолентой был примотан маленький диктофон, - передашь лично в руки и уходишь. Все, твоя миссия закончена. А чтоб у тебя не было соблазна сбежать, не выполнив задание, сделаем так. – Черный на глазок разделил пачку денег на неравные доли и забрал бОльшую часть. – вторую «котлету» отдам на выходе из люка, где буду тебя ждать.
Стирра недоверчиво хмыкнул.
- Столько бабла за такую простую работу? Странно, мягко говоря…
Сазонов поднял брови вверх, поднялся с табурета и сгреб оставшиеся бумажки.
- Да и хрен с тобой. Есть люди поумнее, посговорчивее и за меньшую сумму. Катись колбаской…
- Да подожди, я согласен, согласен. Но как я их найду за такое короткое время?
Капитан уселся обратно на табурет.
- Вот так то лучше. Мы знаем их примерное месторасположение. И подвезем тебя туда. Дальше в люк. Ты же диггер и должен знать подземелье. Или я ошибаюсь?
- Ну знаю, конечно, но не все, разумеется. Где конкретно?
- Катакомбы под МГУ. Они будут там через пару часов. Как ты их найдешь там, это уже твои проблемы. Я за это и плачу. Да, и не вздумай слушать диктофон. Запись самоликвидируется после первого прослушивания. А Лютый будет очень расстроен, если не услышит мои пожелания.
Стирра задумался. Дело отдавало душком и он чуял это, как никогда ранее. Но сумма…она была настолько заманчивая, что жадность без особых усилий победила голос разума.
- Добро. Я согласен, - сталкер забрал деньги и спрятал их во внутренний карман куртки. – двинули, что ли, время то идет.
***
Первую лавину Голодных они остановили без особого труда. «Печенег» терзал их студенистые, полуразложившиеся тела, отрывал руки, ноги, головы. Но потом закончились патроны. Серый бережно положил любимую игрушку на пол и взялся за трофейный «Калаш» . Но второй волны не последовало, оставшиеся Голодные, рыча и подвывая, больше не полезли и убрались в темноту подземелья. Лютый облегченно выдохнул и снял противогаз, что бы вытереть вспотевшее лицо. И тут же одел обратно, ибо вонь стояла просто невыносимая.
Серый посмотрел на свои электронные часы, ведущие сейчас обратный отсчет.
- У нас в запасе еще пять часов, Лютый. Что нибудь чувствуешь?
Тот отрицательно покачал головой.
- Ни хрена не чувствую. Только устал, как будто пару суток не спал и жрать охота. Сейчас бы тушенки навернул с гречкой…
- А у меня вот симптомы первые появились.
Лютый встревоженно уставился на напарника. Серый невозмутимо продолжил, быстро разбирая пулемет на запчасти.
- Что то в заднице покалывает, большой палец на ноге чешется, сил нет. А еще сильно побренчать на гитаре охота.
Лютый некоторое время тупо смотрел на друга, потом громко и заразительно расхохотался. Серый присоединился к нему. Так и тряслись пару минут.
- Ой, мля…аж до слез…помирать скоро, а ты все шутки шутишь, - немного успокоившись, сказал сталкер. – ладно, дальше то что? Тут перекресток. Нам куда?
Серый запихнул разобранное оружие в рюкзак, взял в руки автомат и вставил новый магазин.
- Думаю, верхом надо идти. Так понятнее будет. Я не диггер, в подземельях не шарю.
- Добро. Тогда до первого люка, - Лютый встал, покряхтывая, - у меня полный магазин для «калаша» остался, две обоймы для «винтореза» и обойма для ПМ. Как у тебя там?
- Не густо…патронов сорок 5,45, не больше… только на одну запару и хватит.
Они быстро шагали по туннелю, освещая дорогу сильно разрядившимися фонариками. Вскоре Лютый заметил указатель на стене. Друзья приободрились. Еще немного и они выберутся из этих дрянных катакомб, а там уже до университета рукой подать. Как они собирались пробиваться через патрули Р-87 с таким боезапасом, сталкер не имел ни малейшего понятия. Для себя он решил, что лучше умереть от пули в бою, чем от этого сволочного вируса. Серый не унывал, насвистывая сквозь противогаз какую то давно забытую всеми мелодию. Внезапно Лютый тронул его за плечо и махнул рукой, мол, иди вперед, не останавливайся, а сам метнулся в боковой проход и притаился. Шаги и песенка напарника постепенно удалялись. Зато приближались шаги идущего за ними следом.
***
Стирра, к своему несказанному удивлению, нашел сталкеров очень быстро. Едва спустившись в тоннель, он услышал эхо стрельбы. Работал пулемет и автомат. Стирра надвинул капюшон пониже, поправил вещмешок, перехватил «калаш» поудобнее и быстрым шагом, почти бегом направился на звук боя. Но успел лишь к шапочному разбору. Сталкеров и след простыл, зато трупов десять Голодных он насчитал точно. Теперь же Стирра стоял на разветвлении коридоров и задумчиво чесал брезентовый затылок. Наконец решился положиться на удачу и пошел прямо. Через некоторое время он понял, что угадал – впереди слышалась задорная мелодия. Кто то немилосердно фальшивил, напевая. Стирра поморщился, такое непопадание в ноты коробило его слух. Он прибавил шаг и хотел было окликнуть идущих, как вдруг кто то легонько толкнул его в спину. Наемник молниеносно обернулся, поднимая автомат, но не успел…приклад напавшего врезался ему точнехонько в лоб…
***
Когда наемник пришел в себя, вокруг стояла полная темнота, лишь мерцали два красных огонька и сильно пахло дымом махорки.
- Очнулся, поди… - Стирра узнал голос Лютого. Пересекались пару раз как то.
Наемник осторожно принял сидячее положение и зашипел от боли. Зверски отдало в голове. Пошарил в наплечной кобуре. Пусто…
- Да не лазий, не шмонай себя, я забрал… - второй голос слева.
Огонек стал ярче, говоривший затянулся.
- Говори, зачем пришел? Только быстро, времени в обрез, - Лютый чиркнул зажигалкой напарника. Неровное, колеблющиеся в туннельных сквозняках, пламя осветило небольшой закуток, где они находились.
Стирра прокашлялся и с хрипотцой сказал.
- Послание принес…от Сазонова из Черного Братства. Только и делов то, зачем по голове надо было бить.. – он поморщился и потер лоб, - в рюкзаке оно, я вытащу?
Лютый кивнул. Пистолет в его руке смотрел Стирре в грудь.
- Только не спеши, потихоньку вытаскивай, а то у меня палец дрожит…
На свет зажигалки появилась пластиковая коробочка с диктофоном. Серый взял и посмотрел на напарника.
Стирра несмело сказал.
- Слышь, Лютый, я, это…типа пошел?
Тот усмехнулся и убрал ПМ в кобуру.
- Ты, видно, совсем дурной, Стирра, раз связался с Черными, а тем более с Сазоновым. Иди и получи свою пулю между глаз.
Он подпихнул ему его оружие.
- Вали…
- Дык это… - наемник не ожидал такого поворота событий, - он денег кучу посулил и задаток дал.
Серый отодрал изоленту и крутил в пальцах диктофон.
- Пусть послушает с нами, а?
Лютый кивнул. Напарник нажал на кнопку воспроизведения. В хрипящем динамике послышался низкий голос капитана.
« Сталкеры! Что вы за два упрямых барана? Если говорит вам офицер Братства, мол, надо лапы в гору, значит так и надо делать…нет же, бегают, геройствуют, перебили мне взвод солдат, забрали больную девку, сами заразились. Нет, ребята, нельзя так, нельзя…понимаете? Эх, ну ладно. Кто старое помянет… к делу. Несмотря на все ваши проделки, делаю вам поистине королевское предложение. В коробке лежит противоядие против вируса, то бишь антидот. Что? Наверно, сейчас вы вопросительно смотрите друг на друга. Угадал? Так вот, отвечаю на ваши вопросы. Откуда у меня антидот? Ну, вы же понимаете, что если старый профессор был кремень, как и его чокнутая дочурка, то всегда есть другой, с более слабым подбрюшьем и падкий на деньги. Ну а если деньги большие… Все продается и покупается. Рыжая бестия шла к нам, заряженная вирусом под брови, не зная, что он нам уже не страшен. Героиня? Да, но дура. Лучше бы взрывчаткой обвешалась…впрочем, я отвлекся. Я, как разумный человек, не желающий, чтоб вирус пошел от вас дальше и не добил остатки народа, даю вам шанс спастись. Что? Ты, Лютый, сейчас спрашиваешь, почему и зачем я это делаю? Да, действительно было бы проще подстрелить вас на выходе из туннелей или спустить туда к вам несколько боевых андроидов. Но у меня на вас есть другие планы. Так что у вас два варианта. Первый. С выпученными от праведного гнева глазами, дескать, от Черных мы, вольные сталкеры, подачек не принимаем, разбиваете к чертовой матери инъекторы об стену и через пару часиков подыхаете, мило подрыгивая ножками. Второй. Принимаете лекарство и быстренько наверх, в любой люк, где через полчаса вас подберут мои ребята. В коробке лежит маячок. Дальше получите предложение, от которого ни один здравомыслящий сталкер не откажется. Да, и в университет вам нет смысла идти. Не пройдете. Там на блокпостах местные уже ввели карантин. Все, выбор за вами. Адьес!»
Серый с проклятием бросил дымящийся диктофон на бетонный пол. Стирра сидел, закрыв лицо руками.
- Вот, бля, идиот…ведь знал же, что легкие, слишком легкие деньги…- завыл он, - а, сцуко, давай сюда коробку!!
Наемник выхватил пистолет из кобуры и направил на Серого. Тот улыбнулся издевательски. Лютый показал Стирре его обойму. Тот оторопело и тупо уставился на него.
- Катись-ка ты, дружок, отсюда, пока цел. – Серый многозначительно передернул затвор автомата.
Стирра подскочил как ужаленный, подхватил вещмешок и выбежал из закутка в основной коридор. Сталкеры слушали его удаляющиеся быстрые шаги и проклятия на их голову, капитана Сазонова и вообще всех, кого он мог вспомнить.
Серый включил фонарик, открыл пластиковую коробочку и рассматривал два небольших стеклянных шприца.
- Ну, что будем делать?
Лютый крепко затянулся самокруткой напоследок и негромко сказал.
- К черту Черного. Сдается мне, он нас действительно за баранов держит. Думаю, это не антидот. Даже не знаю, что. Колоть это – все равно что пулю себе в башку…
Серый захлопнул коробочку.
- Не слишком ли много сложностей, братишка? Находит он сталкера, дает ему денег…бред какой то. Может Сазонов не врет и мы ему зачем то нужны?
Лютый поднялся на ноги, закинул автомат на плечо.
- Сколько там осталось до часа Х ?
Серый нажал кнопку на часах.
- Полтора часа примерно.
- Пошли поверху, здесь люк неподалеку. До университета минут пятнадцать ходу. А там как бог на душу положит. Пуля лучше, чем эти всякие вирусы. Поэтому выкинь на хрен…
Серый вздохнул, стал было подниматься, как вскрикнул дико и остро. Лютый включил фонарь и направил на друга. Огонек напарника покатился по полу, разбрасывая дивные тени по мокрым, бетонным стенам.
- Да что за херня??? – сталкер подбежал ближе и схватил Серого в объятья. Тело его выгнулось дугой и во рту запузырилась пена, как у взмыленного, загнанного коня. Лютый вцепился в напарника, но не удержал и они вместе повалились на пол. И в тот же миг сталкер ощутил жуткую, тянущую жилы БОЛЬ, не идущую и близко ни в какое сравнение со всем, что он испытывал ранее. Приступ так же неожиданно отпустил, как и начался. Серый бился в конвульсиях, беспорядочно шерстил руками по полу и хрипел. Лютый хотел было встать, но ноги не слушались и он тяжело повалился обратно. Что то жесткое впилось в шею.
« Паралич и смерть…» - мелькнули в голове слова Алины…Лютый начал задыхаться и хрипеть.
« Нет, сука, не дамся…» - половина тела снизу вверх одеревенела и сталкер, невероятным образом изогнувшись, вытащил из под себя проклятую коробочку с инъекторами. Негнущимися пальцами раскрыл, нащупал шприц и второй рукой рывком подтянул к себе уже слабо подергивающегося Серого. Сознание почти угасло, но Лютый сумел использовать этот последний шанс. Игла вошла в шею друга и сталкер завершающим движением в своей жизни, нажал на поршень.
***
Стирра несся по туннелям сломя голову. В голове стучала одна мысль: « Заражен, заражен…вирус…смерть…»
Чего у него было не отнять, так это фотографической памяти. Стирра никогда не блуждал в поисках выхода. Вот и сейчас он бежал что было сил по прежнему, обратному маршруту. Еще пара коридоров, один поворот направо и вот он, заветный люк. Там его ждет Сазонов, эта сволочь, подбившая Стирру на такое говеное задание. Наемник подпрыгнул и вцепился в ржавые скобы колодца, ведущего наверх, в мир живых. Подтянулся и полез наверх, быстро-быстро перебирая ногами. Вот и люк. Стирра уперся свободной рукой и головой в него и откинул наружу. Подле колодца стоял лично капитан Черного Братства Николай Сазонов, курил и паскудно улыбался. Рядом находились еще пятеро бойцов в полной боевой экипировке. Неподалеку был припаркован бронеавтомобиль, покрашенный, разумеется, в черный цвет с соответствующими символами.
Сазонов спросил ласково.
- Ну что, диггер, доставил посылку?
Стирра молча и быстро покивал головой. Тысячи обидных слов рвались из него, но под дулами автоматов они как то сами затихли и не показались наружу.
- Вот и молодец. Пришло время рассчитаться по долгам…- в руке капитана молниеносно, сам собой возник «Стечкин» и взглянул ему прямо в глаза.
Последнее, что увидел в своей жизни хреновый сталкер, он же непревзойденный диггер Стирра, была огненная вспышка из прокопченного ствола пистолета.
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1398481 - 04/04/20 04:06 AM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
Так уж в жизни бывает,что всему есть начало и конец. Вероятно, читателю будет интересно, что случилось в Москве и почему еще недавно цветущий город превратился в обитель живых мертвецов... Итак, друзья,в события, происходящие до "Сталкерских историй" можно окунуться в романе "Почти как люди".
ПРОЛОГ.
Я раньше никогда не считал нужным вести записи, дневники и прочую мишуру. Даже в школе, где дневники вели все поголовно, ибо это считалось весьма престижным. Девочки рисовали цветочки, сердечки, пронзенные стрелами Амура и записывали слова песен любимых исполнителей. Мальчики же занимались раскраской и малеваньем автомобилей, пистолетов и прочего. Кто во что горазд… Я же тихо посмеивался, мне это было не интересно.
Сейчас же, на сорок четвертом году жизни, считаю своим долгом начать вести дневник хотя бы для потомков, если таковые будут. Впрочем, обо всем по порядку.
Уже как год назад моя жизнь круто изменилась. Совершила поворот на сто восемьдесят градусов. Прожив двадцать с лишним лет в браке, я получил от благоверной от ворот поворот, то бишь развод. Не хочу перетряхивать «грязное белье", называть причины и предпосылки. Думаю, каждый, побывавший в подобной ситуации, догадается и додумает сам. Это не важно. Важно то, что от брака у меня осталась четырнадцатилетняя дочь, мой светлый лучик и огонек в безраздельном сумраке, царящем у меня в душе, человечек, ради которого стоит продолжать жить.
Дележа того, что я нажил за свою честную трудовую деятельность, не произошло, так как с бывшей женой удалось решить вопрос миром. Я выделял ей определенную сумму в месяц и квартира, дача и машина остались при мне. Квартиру пришлось сдавать, чтобы как то покрыть расходы на компенсацию и я плотно обосновался в загородном доме в двадцати километрах от славного города Дмитров. Деревянный отапливаемый дом, построенный своими руками, со всеми удобствами, позволял жить если не припеваючи, то вполне по-человечески.
Небольшой огород кормил меня овощами, мясо покупалось на рынке в близлежащем поселке, хлеб я пек сам…а мужику больше ничего не надо. Я не привередлив в еде.
Телевизор я не смотрю принципиально. Задолбали тупые, гнусные шоу с дебилами, маньяками и шизофрениками, навязчивая мерзостная реклама, вакханалия, творящаяся в новостях. Право, тошнит…а по сему, телек просто пылится в углу. Ну и пусть. Радио не слушал уже давно примерно по тем же причинам.
Я люблю слушать лес, природу, пестрых, шумных птиц, носящихся с воплями между стоящих на участке высоких, корабельных сосен. Я не смог спилить такую красоту, просто не поднялась рука на это чудо природы. Благодарные за это, они давали прохладу мне и моему дому жарким летом, когда соседи, одуревшие от пекла, сидели по домам, жутко потели и хлестали колодезную ледяную воду. Зимой же сосны не пускали много снега, а по весне осушали избыток воды из растаявшего снега. В общем, куда не плюнь – одна польза.
Со мной жил пес Март, самое преданное и любящее меня существо на свете. Правду ведь говорят о собаках: какой бы ты ни был, больной или здоровый, богатый или бедный – псу без разницы, он любит тебя таким, какой ты есть. Собаки ни чета людям во всех отношениях. Пес не предаст, не выдаст и, если ты умрешь, он умрет на твоей могиле…
Я позволяю Марту многое, чего нельзя позволять по канонам собачьего воспитания и не жалею об этом. Веселый, добрый, умный, озорной пес платит сторицей.
Впрочем, я отвлекся.
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1398482 - 04/04/20 04:07 AM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. Сюрпризы.
Эта зима не была той зимой в привычном нашем понимании. Вместо двадцатиградусных морозов и обилия снега, мы получили плюсовую температуру и слякоть. На дворе стоял февраль- месяц и небо, словно издеваясь, продолжало поливать землю дождями. Участок был щедро покрыт лужами, благо, что хвоя, обильно оставшаяся с осени, не давала размякшей земле прилипать к обуви.
В это утро меня, впрочем, как и в любое другое, разбудил пес. Горячий влажный язык отполировал мое лицо, разгоняя последние остатки сна. Сон был в кои веки неплох и я, отпихиваясь от настырного бесенка, попытался перевернуться на другой бок, дабы досмотреть сновидения.
- Ну ладно тебе…давай еще полчасика покемарим…- обычно это срабатывало. Но не сегодня.
Март обошел кровать с другой стороны и продолжил мое пробуждение. Наконец поняв, что он не отвяжется, я открыл глаза и сладко потянулся. Пес, высунув длинный красный язык, довольно вилял хвостом и приглашал пойти на улицу.
- Да понял я, понял… - пробурчал я себе под нос, запахивая халат и надевая шлепанцы.
Март ловко спустился вниз по лестнице и напрыгнул на входную дверь. Эх, надо научить его выходить самостоятельно… я повернул ключ в замке, нажал на ручку, выпустил непоседу и вышел следом.
На земле, еще вчера бывшей в виде жидкой грязи, лежал плотный слой белоснежного, пушистого снега. Зрелище было замечательное. Но на красоту долго не посмотришь, когда на улице минусовая температура и я снова зашел в теплый дом.
Наскоро оделся потеплее. Валенки это самая лучшая зимняя обувь. В этом я убедился, перезимовав в первый раз на даче. Ноги в тепле, голова в холоде…этой поговоркой я пренебрег, надев толстую вязанную шапку. Прихватил ошейник и поводок. Так, что еще? А, вот. Я снял с крючка самодельный тяжелый кистень и повесил его себе на шею. Да, нельзя…считается холодным оружием, но в нашем государстве честным, нормальным, психически здоровым людям запрещено иметь боевой короткоствол, а иное я не признаю. Резиноплюи там всякие и прочее дерьмо. В кармане пуховика всегда лежит газовый баллон с перечной эссенцией и мне достаточно. Ну а кистень про запас, на всякий пожарный . А этой штукой можно проломить голову хоть кому, зверю или человеку…неважно. Главное, что одного удара вполне достаточно. Присматривал было себе ружье, да оказалось не все просто в плане получения лицензии.
С этими мыслями я вышел на улицу и запер дверь. Пес нетерпеливо прыгал возле калитки, поскуливая и взлаивая. Я надел Марту ошейник, прицепил поводок и мы отправились на прогулку.
Шли недолго. Прошли соседнюю просеку, на которой виднелись лисьи и заячьи следы. Я, изначально городской житель, поживши пару лет загородом, на природе, уже умел если не читать след как бывалый охотник, то отличать их друг от друга и знал, кому какой принадлежит. Вот например, лиса ходит, ставя лапы в линию, то есть все четыре отпечатка идут один за другим. Интересно, правда? Я раньше такого не знал. Слава Богу, крупный зверь пока на приходил, но все равно бдительность я не терял. Ходил, вертя головой на 360 градусов. Впрочем, я отвлекся от главного.
Повернули на соседнюю улицу, что вела к воротам выезда из поселка. Тем более неожиданно и, мягко говоря, странно было видеть … полицейскую «десятку», клюнувшую носом в канаву и уже изрядно присыпанную снежком. Я в недоумении остановился. Пес натянул поводок и всеми силами пытался продвинуться еще немного вперед. Я настороженно огляделся по сторонам. Ничего необычного, птицы проснулись и щебечут на голых ветках замерзших деревьев, солнышко светит, небо чистое, вокруг ни души. Надо сказать, что зимой я жил в поселке в гордом одиночестве. Сторож из соседнего товарищества появлялся раз в три дня, чисто формально объезжая улицы, ну а соседи были зимой крайне редко. И тем более полиция тут была совсем редким гостем.
Я обошел машину. Сквозь снег на окнах виднелся силуэт на водительском сидении. Март уселся у двери и вопросительно смотрел на меня. Я пожал плечами.
- Ну и я не знаю, что делать…
Пес нетерпеливо проскулил в ответ.
Я протянул руку в перчатке и смел снег со стекла. С той стороны на меня глядел человек в форме ГИБДД. Не надо было быть медиком, чтобы понять, что он давно уже мертв. Посиневшее лицо с застывшей гримасой боли, остекленевшие глаза… я равнодушен к мертвым, отношусь к ним без боязни и брезгливости, ибо сам когда-то был медицинским работником. И по моему мнению, бояться и опасаться надо живых, а не покойных. Труп лежит себе и лежит, никого не трогая…а вот от живого можно ожидать чего угодно. Я содрал зубами перчатку, вытащил из внутреннего кармана мобильный телефон, посмотрел на экран и удивился. Связь или прием отсутствовали в принципе. Ну не беда. Есть еще экстренный вызов. Нажал на соответствующую клавишу. Телефон молчал. Это было совсем нехорошо. Пилить до ближайшего населенного пункта, то бишь деревни, пешком мне совсем не улыбалось, ибо далековато и не факт, что там работает телефон-автомат. С появлением сотовой связи такие аппараты, стоявшие раньше на каждом углу, потеряли надобность и теперь находились только на периферии, в глухих деревнях. Я тяжело вздохнул.
- Придется ехать…
Март внимательно смотрел на меня, высунув язык и сидя на пятой точке. Уж чего, а ездить на авто он любил, умиляя своим видом соседних водителей.
Я повернулся, собираясь уходить, как вдруг пес вскочил, задрав нос и принюхиваясь. Я еще раз внимательно и тревожно осмотрелся. Все было как всегда, за исключением трупа в полицейской машине. Но чутью собаки я доверял и рука сама легла на рукоять кистеня.
« Что за денек…не задался с самого утра…» - подумал я. Пес, упираясь всеми четырьмя лапами, тянул меня к багажнику.
-Что там, Март, еще один «сюрприз»? – я обошел авто по кругу. В нерешительности замер, не зная, как правильно поступить. Здравый смысл подсказывал, что нельзя ничего трогать руками и надо незамедлительно сообщить куда следует. И пусть они там сами разбираются… Я в сомнении посмотрел на Марта. Тот подал пример, поставив передние лапы на бампер и сосредоточенно втягивал черным мокрым носом запахи багажника. Я легонько дернул поводок.
- Пойдем. Нельзя туда лезть, понимаешь?
Пес не понимал. И негромко гавкнул. Этот «гавк» значил только одно. «Мол, ты, хозяин, трусишка, каких мало. И ничего там страшного нет. Уж я то знаю. Просто открой и мы посмотрим вместе…»
- Ну хорошо, хорошо. Если мы просто посмотрим, то ничего же не будет плохого, правда? – я подошел поближе и, снова оглядевшись, как воришка какой-нибудь, нажал на кнопку замка.
******
« В тот вечер я не пил, не ел,
Я на нее вовсю глядел,
Как смотрят дети, как смотрят дети…»
В голове добрых пять часов навязчиво крутилась песня Владимира Семеновича. Я напевал куплеты, когда вытаскивал ее из багажника, тащил домой, переодевал, укладывал на кровать возле печки. На первый взгляд она ничем не отличалась от сидящего на переднем сидении покойного полицейского. Посиневшее от холода лицо, скрюченные ледяные пальцы…но Марта было не обмануть. Сердито взлаивая, он лизнул ее руку и посмотрел на меня, как на идиота. Я сконфуженно пожал плечами.
- Да ладно…у меня же нет такого носа, как у тебя, - и пощупал жилку на тоненькой шейке. Пульс присутствовал, но очень и очень слабый. Девушка была жива. Худенькая, как в таких жизнь держится, легкая как перышко…рыжие пышные волосы, ее несомненная гордость, курносый носик, острый упрямый подбородок…я отстегнул пса от поводка и осторожно вытащил ее из машины.
Сейчас она лежала на кушетке, одетая в дочкину теплую пижаму, что пришлась на удивление впору, под двумя одеялами из верблюжьей шерсти, возле натопленной печи, от которой исходили волны жара. Жуткая синева отступила и девушка немного порозовела, руки и ноги на ощупь стали теплее. И хорошо. Я вытер рукавом вспотевший лоб. Реанимация согреванием удалась, несмотря на то, что она уже находилась на грани. Теперь девушка спала. Я прислушался к ее дыханию. Вроде стало поровнее. Тоже неплохо.
Пес устроился у нее в ногах и принимал активное участие в процедуре оживления. То есть сладко дремал.
Усмехнувшись, я вытер лицо бумажным полотенцем. Необходимо было понять, что делать дальше.
- Спи, я пойду на улицу покурю.
Март лениво приоткрыл один глаз и шевельнул ухом. Мол, не задерживаю.
Со стороны это может показаться странным – разговаривать с собакой. Но что делать, когда живешь один. А пес был если не собеседником, то благодарным слушателем точно. По крайней мере никогда не перебивал.
Накинув пуховик, я вышел на веранду. Солнышко светило во всю весеннюю мощь, пытаясь наверстать зимний отпуск. Лучи отражались от белого, пушистого снега и слепили глаза. Я прищурился, прикурил сигарету и, облокотившись на перила, погрузился в раздумья. Положение вырисовывалось до нельзя странное и непонятное.
Труп в полицейской машине, девушка в багажнике, отсутствие мобильной связи и, самое главное, исчезло электричество. Это было самое паршивое, но не критическое. На этот случай у меня был бензиновый генератор, способный запитать дом. Единственная проблема была в том, что топлива надолго не хватит. Грела мысль, что я успел сложить печь, а дров было с избытком. Так что не замерзнем.
По большому счету надо было ехать в город Дмитров и прямиком в полицию. Да, это единственный правильный вариант. Я сделал последнюю затяжку, сунул окурок в пустую пивную бутылку, служившую пепельницей и решительно вошел в дом. Вытащил из шкафчика ключи от машины, документы и…замер, прислушиваясь. По полу легонько тарабанили, аки заправский кролик. На такие звуки был способен только Март, и то, когда его почесывали. Я тихо прошел коридор и заглянул в комнату. Да, так и есть. Пес стоял рядом с кроватью и быстро постукивал задней лапой по полу. Девушка лежала на боку и старательно чесала ему мохнатую шейку. Пес откровенно балдел, время от времени поворачивая голову и подставляя новые участки для прочесывания.
Идиллия продолжалась, пока подо мной не скрипнула половица. Девушка вздрогнула и прикрылась одеялом до подбородка. Я невольно залюбовался ее глазами. Вернее, глазищами. Огромные, зеленые, как трава…в них застыл страх. Я стоял, подпирая дверной косяк и молчал, разглядывая ее. Она разглядывала меня. Так и молчали. Пес недовольно фыркнул и, распушив хвост, прошествовал на кухню, где его ждала миска с водой. Послышалось громкое причмокивание.
Наконец она прервала затянувшееся молчание.
- Где я? – голос ее был приятный, грудной, не визгливый.
Я присел на стул напротив кровати и сложил пальцы в замысловатую фигуру.
- Ты у меня дома. И пока в безопасности. Ты помнишь, где оказалась утром?
Она настороженно смотрела на меня. Я почувствовал, что начинаю проваливаться в бездонные глазищи. С некоторым усилием стряхнул навалившееся оцепенение.
- И пожалуйста, перестань использовать гипноз. Меня не берет. Мне надо повторять вопрос?
Она вздернула подбородок вверх, резко откинула одеяло и встала. Покачнулась и чуть не упала, я успел подхватить и положил ее обратно в кровать.
- Ты еще очень слаба. Охлаждение даром не проходит. Просто лежи, спи, набирайся сил. Завтра поговорим. Есть хочешь?
Она отрицательно покачала головой, не отрывая от меня пристального взгляда.
Я поправил сбившееся одеяло.
- Если вдруг завтра проснешься раньше меня, загляни в холодильник. Или попроси Марта, он приготовит завтрак.
Рыжеволосая слабо улыбнулась моей незамысловатой шутке.
Я улыбнулся в ответ, взял с полки фонарик, пару резиновых перчаток и вышел из комнаты. Пес сидел в коридоре на заднице и душевно чесался. Я поманил его пальцем и сказал волшебное слово «ГУЛЯТЬ!»
Даже слово «КУШАТЬ» не вызывало у него такого прилива энергии. Во избежание выбитой двери вместе с косяком, я быстренько открыл проход на улицу.
Вскоре мы уже шли по просеке в направлении полицейской машины. Надо было осмотреть ее и, как бы не хотелось, труп, чтобы хоть в чем то разобраться. У пассажирской двери я присел на корточки и заглянул Марту в умные, хитрые глазенки. Тот, как всегда, попытался соскочить с серьезного разговора, но я взял его мордочку в руки и сказал.
- Пес, обстоятельства изменились, как видишь. Я больше не могу водить тебя на поводке, как ослика. Просто будь рядом и отзывайся, когда позову. Убежишь – я не смогу тебя защитить.
Март вилял хвостом и соглашался на все. Я отцепил поводок, погладил по лобастой голове и встал. Пес тут же принялся нарезать круги вокруг. Я некоторое время наблюдал за ним. Умница, кажись все понял, ибо далеко не уходил и постоянно держал меня в поле зрения. Вот и славно. Что ж, надо начинать, ибо смеркалось. Вечер брал правление в свои руки.
Я натянул перчатки и осторожно открыл переднюю дверь.
Не знаю, на что я надеялся, ведь не эксперт и не сыщик. Может хотел увидеть что то, выходящее за рамки, что натолкнет на мысль. Я посветил фонарем в салон.
В общем то все стандартно, грязноватый пол, не очень чистые чехлы сидений, пара окурков в пепельнице. Я открыл бардачок. Какие то бумаги, теплые перчатки, брелок в виде головы кобры…м-да…предстояло самое неприятное. Я уселся на пассажирское переднее место. Достал из внутреннего кармана полицейской куртки удостоверение на имя сержанта ГИБДД Васильева Валентина Викторовича, весьма потрепанный блокнот и шариковую ручку. Положил это все на торпеду, потом посмотрим. Далее из других карманов я извлек сигареты «Кемел», зажигалку, жевательную резинку, какие то ключи и…большую пачку презервативов. Я с уважением посмотрел на покойного. Добры молодцы у нас в полиции работают. Все успевают…последним появилось на белый свет портмоне, весьма тощее на вид. Я из любопытства заглянул. И в самом деле там было пусто. Я сказал задумчиво, констатируя факт.
- Значит, неправду о гаишниках говорят…
- Конечно, неправду…- прохрипел над ухом низкий голос.
*****
Сказать, что я испугался – не сказать ничего. Помню, что подпрыгнул от ужаса и пребольно треснулся головой о потолок. Стальные ледяные пальцы вцепились мне в шею и сдавили, да так, что потемнело в глазах и появились разноцветные круги. Хрипя, как повешенный, я рванулся было, одновременно пытаясь разорвать захват. Но тщетно…в уши врывалось довольное рычание, лязгали и кляцали зубы…я боролся за жизнь что было сил…легкие, готовые разорваться, горели огнем …по какому то наитию уперся ногами в переднюю стойку у лобового стекла и прижался вплотную к схватившему меня…захват немного ослаб и я жадно захватил порцию драгоценного воздуха…еще немного…хорошенько нажал…послышался треск лопнувшего стекла…и мы в обнимку вывалились наружу. Я вырвался и откатился в сторону.
В глазах прояснилось и то, что я увидел, заставило сердце провалиться в пятки. Труп, что вовсе не труп, уже поднялся на ноги и уверенным движением вытащил из кобуры табельный ПМ. Черное жерло смерти смотрело прямо мне в грудь. Это был конец... Существо щерило здоровенные клыки, оттягивало момент выстрела, наслаждаясь моей беспомощностью и это его подвело. Откуда то сбоку мелькнул бело-рыже-черный смазанный силуэт и Март вцепился в руку монстра, державшую пистолет…бабахнуло и около ноги взметнулся фонтанчик снега и грязи…тварь пыталась оторвать, сбросить пса…я вытащил из петли на внутренней стороне пуховика кистень, в мгновение ока оказался рядом и нанес удар что было сил прям по синюшной мерзкой роже…попал от души…в стороны брызнули осколки выбитых зубов, куски замерзшей плоти и красная жижа…тварь покачнулась, но устояла…я крутнул страшное оружие над головой и обрушил его на противника снова и снова… бил его, уже упавшего, до тех пор, пока из ослабевших, дрожащих пальцев не вывалилась стальная рукоятка…
Когда багровый туман перед глазами испарился и сердце стало биться медленнее, я обнаружил себя сидящим у колеса полицейской машины. Тварь, раскинув руки и ноги, валялась в сугробе, насквозь пропитанном бурой жижей. В щеку ткнулось мокрое и холодное. Я содрал с рук резиновые перчатки и поцеловал большой черный нос.
- Мой ты золотой…ты не ранен? Дай посмотрю? – сейчас, когда адреналин начал уходить, выяснилось, что я не говорю, а хриплю. Горло зверски саднило. Я протолкнул слюну, поморщился и стал ощупывать пса. Тот играючи сопротивлялся, больше для виду. Хвост, виляющий из стороны в сторону, доказывал, что все хорошо, ничего не болит и даже совсем не страшно. Я облегченно выдохнул и, кряхтя, аки старый дед, встал на ноги. Давно в таком замесе не участвовал, вернее, в таком жутком – никогда. Я побрел к тому, что когда то было сержантом полиции Васильевым. Содрогнулся. Комок из содержимого желудка подкатил к помятому горлу. Теперь, когда боевая лихорадка прошла, можно было блевануть от того, что я увидел.
Пес на безопасном расстоянии обнюхивал дважды покойника. Головы не было как таковой. Раздробленная нижняя челюсть без зубов да отломок от верхней…пожалуй, все что осталось. И все это вперемежку с кусками черепа, мяса, волос и запекшейся крови подстывало на морозе. Я подобрал пистолет и вытащил обойму. Семь патронов. Хорошо. Сунул оружие в карман. Пошарил на портупее убиенного и нашел запасную снаряженную обойму. Тоже неплохо. Так, что еще? Я посмотрел на сумеречное небо. Надо как то припрятать его, ибо негоже оставлять вот так на дороге. И тачку надо отогнать подальше... Я, преодолев брезгливость, потащил труп за ноги к багажнику. Пора ему было занять место по статусу. Тяжелый, гад…изрядно попотев, я запихнул его в машину и захлопнул крышку. Отдуваясь, я осмотрелся. Наскоро закидал снегом кровавые следы в сугробе. Вроде все.
Внезапно в голову пришла нехорошая мысль. Я залез на водительское сиденье и повернул ключ в замке зажигания. Стартер молчал. Даже приборная панель не горела. Прекрасно…злобно выругавшись нехорошими словами, я сгреб вещи покойного с торпеды, вылез на улицу, подобрал кистень, свистнул Марту и побрел к дому. Предстоял серьезный разговор с рыжей красоткой.
****
Увы, в этот день никаких объяснений я не получил. Гостья спала крепко и я не стал ее будить. Поговорить можно и завтра. Сейчас, уже отмытый и благоухающий, я сидел на кухне и попыхивал трубкой. Пуховик, шапку и штаны пришлось выбросить. Не было никакого желания отстирывать их от крови и мозгов. Да и черт с ними, есть и другие вещи.
Документы и блокнот сержанта лежали тут же на столе. В них я не нашел ничего необычного, ничего, что могло натолкнуть на мысль о случившемся. А то, что произошло что то необъяснимое и страшное – я не сомневался. Я никогда не верил в зомби, монстров и прочих чудищ. Не верил до сегодняшнего вечера. Но увиденное собственными глазами не поддавалось никакому логическому объяснению. Это был даже не зомби в привычном нашем понимании, образ, знакомый мне по фильмам ужасов. Это не простой, тупой, неловкий ходячий мертвяк. Он соображал, мыслил, умел обращаться с оружием. Быстрый, умелый и сильный. По большому счету я сладил с ним случайно. Просто удача была со мной. И если бы не пес… Я осторожно помассировал шею. Уже появились сине-черные синяки. Ладно, пройдет. Завтра по утру надо отогнать машину с трупом. Для этого мне понадобится второй водитель.
Я затянулся ароматным дымом и выпустил облако к потолку. Еще раз посмотрел на экран телефона. Связь по прежнему отсутствовала. Электричество тоже. Хорошо хоть генератор не подвел, завелся с полтычка . Но бензина оставалось немного. Двадцатилитровая канистра, которую хватит на сутки беспрерывной работы. Ну и еще в Патрике литров сорок, не больше.
Нет, надо ехать на разведку в город, по любому надо… надо выяснить, что происходит и уже тогда действовать по обстоятельствам. Я поднялся, выбил остатки табака в пепельницу и пошел на второй этаж. Тяжелый денек выдался, надо выспаться, завтра полно дел. Март в позе кролика-топотуна видел десятый сон. Обняв своего пушистого спасителя, спавшего на моем месте, я отключился.
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1398483 - 04/04/20 04:15 AM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
ДЕНЬ ВТОРОЙ. Неожиданные гости.
Утро началось не так, как всегда. Март, мой главный будильник, отсутствовал. Зато чувствовался приятные запахи яичницы с помидорами, поджаренного хлеба и кофе. Я взглянул на часы. Одиннадцать! Вот черт… Вскочил на ноги, быстро оделся и спустился вниз. Заглянул в комнату. Застеленная кровать, сложенная как на продажу пижама…девушки, как и Марта, не было. Я прошел на кухню и выглянул в окно. В калитку влетел пес, счастливый, гарцующий на всех четырех лапах, за ним зашла она, по хозяйски набросила замок и направилась к дому. Я задумчиво погладил порядком отросшую бороду. Быстро освоилась, молодец. С другой стороны, Март ее признал сразу, а это был показатель. На моей памяти это был четвертый человек, чтоб вот так, с первого нюха. А Марту я доверял. Ибо пес безошибочно определял сущность человека. Я вздохнул и принялся за яичницу. Ничего так, довольно вкусно…дверь открылась и пес вбежал на кухню. Горячий влажный язык заработал с фантастической скоростью, облизывая мне лицо. «Дескать, хозяин, я только пошел погулял, и все. Тебя все равно люблю больше всех…»
- И я тебя люблю! – заверил я его, поцеловав в нос.
Пес переключился на миску с кашей, в которой то здесь, то там мелькали кусочки сыра. Девушка стояла в проеме двери и слегка улыбалась уголками губ, не тонких и не толстых, как раз то, что надо. Я кивнул ей, приглашая разделить трапезу. Она сказала.
- Пока ты спал, я уже подкрепилась. Доела щи. Вкусные. Сам варил?
Я ответил, подтерев разлившийся желток хлебушком.
- Нет, это Март. Он у нас спец по супам.
Она улыбнулась и присела на стул.
- Уже знаю, как зовут собаку, но не знаю имени хозяина. Меня зовут Алина. Для друзей просто Лина.
Девушка вопросительно глядела на меня. Я проглотил последний кусок бутерброда и сообщил.
- Друзья зовут меня Лютый. Не в смысле злой, а в смысле - волк. Так наши предки славяне называли волков. Мне так больше нравится. Особенно после вчерашних событий.
Алина помрачнела, словно тучка закрыла зимнее рыжее солнышко.
- Да, мы проходили то место, где машина… там все забрызгано кровью. Что там случилось?
Я потер ноющее горло.
- Ерунда. Повздорил с одним зубастым парнем. Пустяки…меня сейчас другое интересует. Как ты оказалась в багажнике полицейской машины?
Вопрос был в лоб. Но женщины на то и женщины, чтоб избегать ответов на прямые вопросы. Алина широко распахнула и без того огромные зеленые глазищи и тихо сказала.
- Поверишь…я не помню. Как будто стерли кусок памяти. Помню, ехала домой, остановили на посту, стали проверять документы, а потом… помню темноту, тесноту. Сильно трясло пока ехали. Потом стало душно, потом холодно. Я пробовала выбраться, но не смогла. Кричала…звала на помощь…потом стала замерзать и уснула. Проснулась и увидела тебя. Вот и все.
Я допил остатки кофе, собрал посуду и перенес ее в мойку.
- Ясно. – сказал я, намывая сковородку. Девица явно что то не договаривала или врала. Вытерев руки бумажным полотенцем, я снял с полки удостоверение сержанта и показал ее фото.
- Это он проверял документы?
Алина взглянула.
- Да, он. Посмотрел, вернул обратно и все…дальше пробел.
- А он всегда был таким…ну как на фото?
Девушка недоуменно посмотрела на меня.
- Конечно, а что?
Вырисовывалась какая то чепуха. Полная бессмыслица. Ладно, потом помозгуем. Я сказал.
- Надо отогнать его машину на болото. Если повезет, окунем ее в жижу. Только вот придется тащить ее на тросе. Сядешь за руль?
Она кивнула.
- Ну тогда вперед. – я снял с крючка ключи от Патрика и щелкнул пальцами. Пес, доселе сладко дремавший, в мгновение ока оказался на ногах и направился к выходу.
Патр, как и генератор, не подвел. Я послушал ласковое рычание мотора и пошел открывать ворота. Как выяснилось, не зря. Внезапно за оградой послышался скрип тормозов и короткий гудок. Вот леший попутал…надо было вчера спрятать этот чертов драндулет. Если это соседи или полиция – мне вилы. Убаюканный одиночеством и дальностью поселения, я расслабился и сейчас мог серьезно поплатиться за это. Но Март, как всегда, знал все наперед. В его заливистом лае я услышал радостные нотки и вздохнув с облегчением, отодвинул засов ворот. Пес выскочил первым и понесся к прибывшим. Около старенького опеля, весьма побитого и помятого, стояли те, кого я меньше всего ожидал увидеть. Друзья. Седой, Ведьма и Оторва. Я широко улыбнулся и сказал.
- Незваные гости хуже или лучше татарина?
Седой, высокий, симпатичный мужик, улыбнулся в ответ, продемонстрировав белоснежные зубы.
- Хорошо, что мы привычные к твоим шуткам, Лютый. А то могли и обидеться…
Я пожал крепкую ладонь и повернулся к Ведьме, тискавшей счастливого Марта.
- Ведьмочка, сколько лет, сколько зим…почему поменяла метлу? Была же вроде синенькая и поцелее.
Мы обнялись с ней, невысокой, миниатюрной, красивой, черноволосой, как сама ночь и целомудренно расцеловались. В щечку. Седой и Ведьма были женаты. А я не любил играть на нервах друзей.
- Долгая история, дружище. Поведаем, если напоишь, накормишь, да спать положишь.
Оторва, их дочь, скромненько стояла в сторонке. Красивая девушка шестнадцати лет, спортивного телосложения, приятных манер… Март подошел к ней и подставил лобастую голову для прочеса. Оторва поскребла его за ушами и пес прищурил глаза от удовольствия. Я сообщил.
- Я не забыл, чего обещал. ЭТО ждет тебя в мастерской.
Глаза девушки загорелись. Фанатка японского оружия, она обожала катаны, сюрикены и метательные ножи. Пришлось попотеть и выточить из листа железа металки для нее.
- Рада видеть! – мы обнялись и она в сопровождении Марта понеслась в направлении сарая, носящего гордое название Мастерская.
Я открыл ворота и Ведьма загнала машину на стоянку.
- А где багаж? – спросил я, запирая створки. Седой помрачнел.
- Так вышло, что мы налегке. То есть в чем одеты, тем и рады. Ты, что, ничего не знаешь, что твориться?
Я оглянулся на него.
- Ну предполагаю неладное. Видишь, какой красивый? – я откинул воротник.
Седой негромко присвистнул.
- Ладно, айда в дом, поговорим. – я сделал приглашающий жест.
Первым в дом, естественно, растолкав всех и виляя хвостом, по-хозяйски протиснулся Март. За ним вошла Ведьмочка и все остальные. В этот момент сверху по ступеням спустилась Алина. Увидев её, Ведьма спросила:
- Что, Лютый, наконец-то женщину себе завел?
- Ну, как тебе сказать…Не то чтобы завел…женщина ж не машина, чтоб ее заводить…
- А ты так прямо и скажи, дружище. А мы за тебя порадуемся.
- Приютил я ее. Не далее, как вчера. Машину ДПС видели на въезде? Так вот, замерзшая в багажнике лежала. Март её обнаружил.
Ведьма уставилась на Алину пронзительно и вызывающе. Та гордо вскинула подбородок и ответила тем же.
- Да ты не проста, девочка, далеко не проста…- цедя слова сквозь зубы, сказала Ведьма.
- А ты думала…- Алина не осталась в долгу.
Воздух вокруг женщин начал вибрировать. Я беспомощно посмотрел на Седого. Мол, сейчас они мне к чертовой матери дом разнесут, выручай…
Седой успокаивающе положил руку жене на плечо.
- Дорогая, не нервничай. Зараженные не могут быть со способностями. Да и Март наверняка отличит мертвяка от живого.
Ведьма расслабилась так же быстро, как и напряглась.
- И то верно. Не серчай, подруга, мы по дороге сюда натерпелись. Теперь на воду дуем…Ведьма!- и протянула Алине руку. Та, немного замешкавшись, ответила рукопожатием, - Рыжик!
Я выдохнул с облегчением. Седой шутливо-издевательски похлопал меня по спине. Учись, мол, студент.
****
Позже, когда печь, жарко натопленная, давала приятные волны тепла, мы все сидели в большой комнате за столом и гости наворачивали наскоро приготовленные блюда. Алина тихонько сидела в уголочке в кресле и поглаживала пса. Ужинали при свечах, отбрасывающих на стены и потолок диковинные тени. В целях экономии я заглушил генератор.
В общем и целом, по рассказу ребят, дела были совсем плохи.
Седой, дожевывая последний кусок жареного мяса, рассказывал.
- Эта катавасия началась несколько дней назад, только от нас всё скрывали. Ты-то в своей глуши давно, наверное и в интернет ни разу не вылезал и телевизора не смотрел…- я кивнул утвердительно. Седой продолжил, - Всё слухи про какой-то вирус ходили. У нас старшая, видишь, на каникулах внеплановых. Малая пока училась, но говорили, что на дистанционку переведут. Карантин какой-то придумали. Теперь только стало понятно, в чем дело. Только не ясно, что за вирус и откуда он взялся такой, что простых людей в монстров превращает. СМИ уже со вчерашнего утра не вещают. Часов с одиннадцати. Что происходит – можно только догадываться и догадки самые страшные. Вобщем, мы к тебе всю ночь пробирались.
- Так малая то где сейчас?
- Когда все началось, она была на вечернем кружке в школе. Сейчас в бункере под школой. Это двенадцатое бывшее бомбоубежище, законсервированное на случай войны. Запасы воды и продовольствия там имеются. Преподаватель в группы класса сообщения разослал, мол, спасайтесь сами, дети в безопасности. А потом резко связь прервалась.
Свою машину мы оставили в Павлике, так как не смогли до нее добраться. А тут этот опель с ключами в замке, грех было не воспользоваться. Еле вырвались из города. Кругом брошенные автомобили, шатаются странные личности, как и простые граждане, так и в форме. И все такие, как ты рассказал. Синюшные и зубастые.
Ведьма добавила.
- Несколько самых борзых пришлось сбивать. Поэтому машина в таком виде. Те, что как бы полицейские, не стесняясь, палили по нам, к счастью, мимо. Короче, насилу вырвались.
Я разложил им еще по порции добавки мяса с макаронами и спросил.
- А в какое время дня все происходило? Хотя бы примерно.
Оторва ответила, снова берясь за вилку.
- Под вечер. Мы как раз пошли гулять в парк. Народу было не много, может это и спасло. Люди были как люди, а потом началось… Сначала они замерли как вкопанные, кто где был. Потом, словно кто то нажал на кнопку, накинулись на нас. Папа сбил с ног парочку дерзких и мы дали деру.
Я откинулся на спинку стула.
- Тот, в машине тоже был мертвее мертвого. А потом резко активировался. И это было как раз под вечер. Вывод: утром и днем они не активны и выглядят, как обычные люди. Спят, что ли… но это, по-любому нам на руку. Друзья, надо добыть оружие. Без него никак. Они сильнее и быстрее нас. Я чудом справился с сержантом, по чистой случайности.
- Если он был полицейский, значит при нем должно было быть табельное, - сказал Седой.
Я вытащил из кармана ПМ и показал ему. Седой довольно кивнул.
- Ну вот, уже полегче. Что мы еще имеем?
Я потер лоб.
- Ничего собственно. У меня есть кистень, пара охотничьих ножей, из водопроводных труб можно напилить дубинок и все.
Оторва показала сюрикены. Ведьма покачала головой.
- Это их не остановит. Против обычного человека да, самое то, но против этих тварей…
Девушка приуныла.
- Катану бы..- мечтательно протянула она.
Я грустно усмехнулся.
- Боюсь, это не совсем то, что надо. Так, когда патроны кончаются. Чтоб не голыми руками махать…надо добыть ружья, а еще лучше «калаши».
Рыжик сказала негромко.
- В Дмитрове есть оружейный магазин и тир. Можно было заглянуть туда.
Седой потянулся до хруста в позвонках.
- Сейчас негоже ехать, ибо самая активность. Да и темно. Утром как то сподручней.
- Согласна, - Ведьма собирала тарелки со стола. – и притомились мы. Надо отоспаться.
Я улыбнулся.
- Уступаю вам второй этаж и свое королевское ложе. Я очень добрый. Постелитесь сами, не в первый раз. Ладно, утро вечера мудренее. Я курить и спать.
***
Стоя на веранде, я курил сигарету за сигаретой, пытаясь унять сильнейшее волнение и беспокойство. Было еще два человека, которых нужно забрать из Москвы. Я не сомневался, что в столице творится то же самое, если не хуже. Я не секунды не допускал, что с ними что то случилось. Не позволял себе допустить. Поэтому надо пошевеливаться. Завтра в Дмитров, а оттуда сразу в Москву. Благо ехать недалеко и если все пройдет гладко, до вечера вернемся обратно. Я потушил окурок. Взялся за ручку двери и замер от пришедшей внезапно мысли. Я то понятно почему, а почему ребята не заражены? И Алина?… я снова закурил. Ответ вертелся в голове, ускользал и приближался, проносясь мимо, и я никак не мог поймать эту мысль. Что то объединяло всех нас, но что…? Раздраженно бросив наполовину выкуренную сигарету в бутылку, я вошел в дом. В темноте прошел в комнату, споткнулся о лежащего поперек дороги Марта. Пес сонно заворчал и даже не подумал отойти. Просто перевернулся на другой бок и засопел. Я включил ночник. Алина спала на своей кровати, отвернувшись лицом к стене. Моя раскладушка была уже разобрана и застелена. Привыкший все делать сам, я почувствовал благодарность к девушке. Потоптавшись еще немного, я скинул одежду и лег под одеяло.
- Хотела сказать тебе спасибо, за то что спас меня, - прошептала она в темноте.
Я улыбнулся.
- Ерунда. Не бери в голову. Любой на моем месте сделал бы то же самое. Спи. Завтра трудный день.
Послышался скрип кровати. Шлепанье босых ног. Внезапно я понял, что не один на ходящей ходуном раскладушке. Я почувствовал аромат зеленого чая. Она жарко прошептала мне на ухо.
- Я уже большая и не говори мне, когда ложиться спать.
Ее горячие, мягкие губы нашли мои…
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1398484 - 04/04/20 04:15 AM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
ДЕНЬ ТРЕТИЙ. Дмитров.
Утром, за завтраком, друзья, несмотря на серьезность ситуации, через силу скрывали улыбки. Я, бодрый и отдохнувший, стоял у плиты и заваривал чай, крепкий, черный. Особый колорит придавал корень дальневосточного лимонника, который я добавил по просьбам ребят. Они уже пробовали его раньше и теперь снова пожелали ощутить замечательный вкус и аромат. Лимонник бодрил не хуже любого стимулятора. Главное было не переборщить, иначе был обратный эффект.
Рыжик щебетала, аки птичка и накрывала на стол. Общительная и разговорчивая, она уже успела найти общий язык с женщинами. Седой с преувеличенным вниманием разглядывал витиеватую декоративную корзинку на стене, но уголки губ самопроизвольно ползли вверх. Я решил не обращать внимания. Пусть себе посмеивается. Разлил чай по кружкам, горячий и пышущий паром. По моему мнению, чай годился для питья только в таком виде. Прищурив глаз, я отхлебнул зелье и насладился необыкновенным вкусом. Затем сказал.
- Поедем на двух машинах.
Ведьма, удивленно подняв тонкие брови, спросила.
- Зачем? Мы же все легко поместимся в одну.
Я сделал себе бутерброд с колбасой.
- Когда закончим дела в Дмитрове, а именно вооружимся, добудем еды, бензина и прочего, а потом забьем добычей Патрика доверху, мы поменяемся машинами. Вы заберете Марта и поедите обратно на дачу.
Седой переглянулся с женой и дочкой и спросил.
- А ты?
- Мне надо в Москву. Там у меня остались дочь и друг. Надо их забрать. Я уверен, что с ними все в порядке, что они не заражены.
- Ты знаешь причину? – спросила Оторва, осторожно прихлебывая горячий чай. Здесь во вкусах мы с ней сходились.
- Пока не знаю. Знаю только, что те, кто был у меня тут, по прежнему живы и здоровы. Причина непонятна, помозгуйте в мое отсутствие.
Седой хотел возразить, но я его остановил.
- Подожди, дружище, я знаю, что ты хочешь сказать. Но ты будешь нужнее здесь. Женщин нельзя оставлять одних, сам понимаешь. А мне самому будет проще. Главное, Марта не упустите.
Друзья молчали и переглядывались. Рыжик подала голос.
- Я поеду с ним. У меня тоже есть дела в Москве.
- Вот и славно! – деланно бодро сказал я, дабы перебить повисшее молчание. – все поели, теперь разбираем томагавки и в путь.
****
****
Тяжелый, армейский, штурмовой бронежилет пятого класса защиты давил на плечи, а когда Патрика подбрасывало на кочках и колдобинах, немилосердно врезался в пах. Но я терпел. Броник придавал успокоение и ощущение защищенности, как черепашке в своем панцире. Я ехал на минимальной скорости по сельской дороге, весьма разбитой и размытой. Выпавший накануне снег растаял, окончательно и бесповоротно превратив ее в грязевую трясину. Но Патр успешно справлялся. Правильно, на то и внедорожник. Я посмотрел в зеркало заднего вида. Опель, ведомый опытной рукой Ведьмочки, полз позади, то и дело цепляя днищем за грунт. Ну ничего, сейчас выйдем на шоссе, дело пойдет быстрее. Рыжик сидела на заднем сидении, ибо переднее пассажирское было неоспоримым местом Марта, который сейчас торчал из окна и наслаждался поездкой. Пес обожал ездить на авто и прочно застолбил за собой место рядом с водителем. Остальные соратники ехали с Ведьмой.
Да, вооружились тем, что было. Я отдал пистолет Ведьме, а сам взял свой любимый кистень. Седой с Оторвой забрали из мастерской охотничьи ножи, больше похожие не на ножи, а на тесаки. Что, в принципе, было неплохо. Алина же прихватила кусок трубы, в которую я залил свинец. Дубинка получилась тяжеловата, но Рыжик заверила меня, что вполне справится. Я только пожал плечами на эту браваду. Я к кистеню привыкал полмесяца, плечи и руки ныли по ночам. Зато теперь со мной была совершено убойная вещь.
Весеннее настроение отсутствовало напрочь, хотя погода была замечательная, небо чистое, солнышко светило от души, но все равно не давало такого жара, как летом. Грязевая дорога заканчивалась за крутым поворотом и начиналось более менее ровное, асфальтовое шоссе, ведущее прямиком в Дмитров. Перед въездом на шоссе я остановился, поджидая ребят. Достал из бардачка карты автодорог России, подшитые в один толстый буклет. Открыл план Дмитрова и вгляделся в мелкий шрифт. Эх, давно не пользовался, все навигатор да навигатор…
- Профессиональная, дом 25, говоришь? – спросил я, водя пальцем по странице. Рыжик перегнулась через передние сидения вперед и была тут же облизана Мартом.
- Да, там тир и магазин спецодежды. Все рядом. А через улицу оружейный маркет под названием «Панцирь». Лучше не придумаешь, все в одном месте.
Я оглянулся на нее.
- Ты местная, что ли? Я вот сколько раз проезжал, да так и не знал, что там есть.
Она скромно потупила глазки и уселась обратно.
- Нет, я из Москвы. В Дмитрове была частенько проездом и по рабочим делам.
- Ясно. – пробурчал я, глядя в боковое зеркало. Опель поравнялся с нами. Я открыл боковое окно.
- Через пару километров справа будет заправка. Надо заехать посмотреть, что там.
- Боюсь, бесполезно. Без электричества мы не выудим из хранилищ ни литра, - Седой отличался рациональным мышлением. Я ненадолго призадумался.
- Есть одна мысля. Поехали. Мы впереди. Не быстро, километров шестьдесят, не больше…
Ведьма кивнула. Все, тронули коней. Я вырулил на пустое шоссе.
- Что ты задумал? – Рыжику не терпелось узнать. Я улыбнулся, смотря на нее в зеркало заднего вида.
- Бери пример с Ведьмы. Ей тоже наверняка интересно, но она весьма терпелива.
Алина надула губки и уставилась в окно.
Вокруг не было ни души. Да и в обычное, нормальное время эта дорога не отличалась оживленностью движения. Я невесело подумал о том, как все быстро меняется и, как правило, не в лучшую сторону. Я не пессимист, я реалист. И прекрасно понимаю, что обратного пути нет и ничего никогда не будет, как прежде. Катастрофа разразилась и теперь надо просто выживать. Выживать самим, ибо надеяться не на кого. Занятый такими думами, я чуть не проехал заправку «Чеснойл». Красное с белым табло при въезде не горело, как и огни магазина.
Но судьба оказалась благосклонна к нам. Около топливных хранилищ стоял здоровенный бензовоз «Man».
Я остановился возле него и вылез из машины. Слева раздался скрип тормозов. Ребята вышли и оглядывались настороженно. Пара брошенных авто с открытыми дверями возле колонок, валяющиеся то там, то сям вещи, сумки, зонтики и прочее барахло. Погибших не было видно. Но все равно надо было быть начеку.
Да, пришло время покомандовать, ибо отряд бойцов должен быть организован и находиться под четкой властью командира. И быть мне самоназначенным сержантом. На офицера я не тянул. Надеюсь, никто на меня сердиться не будет. Я прочистил горло и властно гаркнул.
- Седой, Ведьма! Осмотреть маркет на предмет канистр под бензин и что еще приглянется. Оторва! Полезай на цистерну, открой люк и проверь количество бензина. Рыжик! Со мной! Выполнять!
Ребята несколько шокировано уставились на меня. Возникла пауза. Я показал им кивком на магазин и на часы. Седой и Ведьма стряхнули оцепенение и побежали к заправке. Я повернулся к цистерне. Оторва уже была наверху и дергала ручку люка. Раздался протяжный скрежет и крышка откинулась. Она заглянула и крикнула сверху.
- Полна доверху!
- Отлично! Сиди пока там! – я довольно потер руки и направился к кабине. Алина, постоянно оглядываясь, шла по пятам, держа в обеих руках тяжелую трубу.
Из магазина показались Ведьма с четырьмя связанными вместе пустыми канистрами и Седой с большой коробкой в руках. Я протянул Рыжику ключи от Патрика. Та поняла без слов и открыла багажник. Пока добычу загружали в машину, я дернул водительскую дверь грузовика и отскочил в сторону. Наружу вывалилось тело грузного мужчины лет пятидесяти и шлепнулось на асфальт.
- Оторва! Следи за обстановкой!
- Поняла! – ответила она сверху.
Я подошел к упавшему. Присел перед ним на колено и рукоятью кистеня осторожно приподнял его верхнюю губу. Зубы как зубы, ничего необычного… Но цвет лица оставлял желать лучшего. Мертвенно бледный, почти синюшный. Осторожно поднял веко мертвеца. Зрачок был узкий и…вертикальный. Я быстро встал на ноги, одновременно вытаскивая кистень. Махнул Рыжику, мол, выпусти пса. Раздался топот когтистых лап и Март подбежал ко мне. Я почесал ему шею и сказал.
- Идем, понюхаем его.
Пес осторожно приблизился к трупу. Обнюхал его. Вдруг резко отпрыгнул и злобно, оскалив клыки, зарычал. Шерсть на загривке встала дыбом.
- Молодец, молодец! – я поглаживал его, успокаивая. – все правильно, запомни этот запах. И впредь, как учуешь, зови меня, понял?
Подошли Седой с Ведьмой. Рыжик оттащила за ошейник Марта, рычащего, упирающегося и прыгающего на задних лапах.
- Мне спускаться? – крикнула сверху Оторва.
- Еще минуту обожди…- я повернулся к друзьям.
- Это зараженный. И придется идти на крайние меры. Можете не смотреть и отвернуться.
- Подожди! Ты что, хочешь убить его?? – спросила Ведьма.
- Я просто не хочу, чтоб как то вечером он заглянул к нам на огонёк. И он уже не человек. – с этими словами я крутнул кистень над головой и обрушил тяжелое било на череп мертвеца. А потом еще раз…
Дело было сделано. Никакой покойник не воскреснет, будучи почти без головы.
Седой, бледный как полотно, как то странно смотрел на меня, пока я вытирал кистень об одежду мужчины. Ведьма отвернулась, прижав руки ко рту.
Рыжик блевала неподалеку. Спазмы освобожденного желудка постепенно затихали. Даже успокоившийся Март озадаченно глядел то на меня, то на покойного.
- Оторва! Спускайся. Только закрой люк поплотнее.
- Поняла! – послышался скрип задвижки люка и топот ног по железной лестнице.
- А что здесь проис… - девушка замолчала, увидев зрелище не для слабонервных.
- Да вот вывалился из кабины и ударился головой…бывает, - равнодушно сказал я, вешая кистень на шею. – скоро, ребяты, мы будем делать так постоянно, да и еще дожевывая бутерброд. Дело привычки. Седой, водил когда нибудь грузовики?
Тот отрицательно покачал головой.
- Ты, Ведьма? Ведьма! Ты меня слышишь?
Ведьмочка тихо ответила.
- Как много я о тебе не знаю, Лютый…нет, не водила…
- То ли еще будет, друзья, - я поправил давивший броник, - ладно, за дело. Я предлагаю забрать бензовоз к нам. Это обеспечит нас топливом надолго. Я не водил сам, но придется пробовать, ибо канистрами не напасемся. Другого выхода я не вижу. Заберем его на обратном пути.
Я залез в кабину и вытащил ключи из замка зажигания. Захлопнул дверь и поставил грузовик на сигнализацию.
- Все, по коням. Время бежит неумолимо. Март, поехали!
Пса не надо было упрашивать. Он заскочил в машину и плюхнулся на мое место.
***
Профессиональная улица в славном городе Дмитров встретила нас неприветливо. Пока мы доехали до нужного адреса, потеряли два с половиной часа. Оставленные машины по всей проезжей части создавали нам большие проблемы. Кое где объезжали по тротуарам, безжалостно давя заботливо высаженные газоны, пару раз пришлось лебедкой растаскивать полностью перекрывавшие путь заброшенные автомобили. Живых не было. Как и мертвых. Город, доселе многолюдный и красивый, словно вымер. Ни души… До цели оставалось совсем немного. Я посмотрел на часы. Начало второго. Да, время бежит неумолимо. У нас максимум часа три до того, как улицы заполнятся мутантами.
- Вот! – Алина указывала тонким пальчиком в направлении дома двадцать пять. – давай туда.
Я заехал на бордюр и припарковался возле магазина спецодежды. Немного подумал и решил не глушить двигатель. Теперь бензина выше крыши.
Подошли ребята.
- С чего начнем? – Ведьма нервно поглаживала рукоять ПМ, торчащую из-за ремня джинсов.
- Разделимся. Женщины, идите за камуфляжами, куртками, берцами. Забирайте разгрузки, рюкзаки, перчатки, шапки, кепки. Если что, то у меня пятьдесят второй размер одежды и сорок третий обуви. Возьмите по несколько комплектов. Я не уверен, что мы попадем сюда еще раз. И будьте внимательны, скоро пробуждение и мы не знаем его точное время. Седой, мы с тобой в оружейку. Все, за дело!
Когда люди знают, что им делать, все идет как по маслу. Ведьма вытащила пистолет, передернула затвор и быстрым шагом направилась в магазин. Девушки устремились за ней.
Мы с Седым подошли к входной двери «Панциря». Седой подергал решетчатую дверь и криво усмехнулся.
- Конечно же, закрыто…как вовремя…
Я почесал бороду. Хорошо. А если так…я подбежал к Патрику, вытащил трос, сплетенный лично мной из трех альпинистских веревок и кинул его напарнику. Что мне нравилось в Седом, так это его способность схватывать мысль налету, без лишних слов. Пока я разворачивал Патр и подгонял его задом к двери, Седой уже закрепил конец троса на решетке. Другой зацепил на фаркоп машины. Я потихоньку нажал на газ. Трос натянулся и завибрировал. Патрик забуксовал. Ладно…включаем полный привод. Теперь газанул сильнее. Двигатель взревел, пошел запах жженой резины. Сзади раздался скрежет металла. Внезапно Патр резко дернулся вперед и я едва успел нажать на тормоз. Оторванная с кусками бетона решетка, гремя и высекая искры из асфальта, залетела под задний бампер. Отлично! Я выскочил наружу. Седой уже отсоединил трос и закинул его в багажник. Мы зашли в образовавшийся проем. Да, всегда любил такие магазины! Дальше было дело техники. Мы забрали фонари, портативные рации, три блочных арбалета, полсотни стрел к ним, шесть карабинов «Сайга» 12 калибра, охотничьи ножи, мачете, тесаки со странным названием Кукри. Четыре больших коробки патронов к карабинам…банки с порохом, дробью, пулями. Станок для изготовления патронов. Седой зачем то прихватил крякалку для зазывания уток…Мы, как заведенные, таскали добычу в машину, потея и матерясь. Девушки не отставали, и Патрик забивался под завязку.
А потом….а потом они появились. Неожиданно. Разом. И полезли как тараканы, из всех щелей. Сначала вялые и инертные. Мужчины и женщины. Старые и молодые. С каждым мигом они оживали и начинали двигаться все быстрее и осмысленнее. Повторюсь, это были не туповатые, неловкие и бестолковые мертвяки, а вполне себе живые люди, только с синюшными рожами и длинными, острыми клыками, на манер вампирских.
- Вот же суки… - пробормотал я и заорал, - быстро все в Патрика!! – и сиганул за руль.
Никого не надо было упрашивать. Через секунду все были в машине и я даванул на газ. Патр взревел и рванул с места, попутно подмяв под себя самых прытких. Подбросило так, словно на скорости попал на «лежачий полицейский». Мы неслись по улице, лавируя между брошенными машинами и периодически сбивая, как кегли, стоящих на нашем пути. На лобовое стекло то и дело брызгало красным. Ведьма, сидящая в обнимку с Мартом, оглянулась назад. Все были на месте. Седой не терял времени даром и, разорвав коробку с патронами, снаряжал магазины к карабинам, что было весьма не просто при такой езде. То и дело патрон выпадал из рук и Седой, чертыхаясь, упорно продолжал работу. Вскоре к нему присоединилась Оторва. Молодец девчонка, не пропадет…Алина сидела, прижатая к двери и тряслась, как осенний лист на ветру.
Бешеная гонка подходила к завершению. Теперь нам сюда, направо, на наше шоссе… я заложил крутой вираж, едва вписавшись в поворот. Патрик, негодуя, заверещал протестующими от такой езды колесами и пригрозил перевернуться…каким то чудом удалось выровнять его и мы, сбавив скорость, покатили себе дальше.
Я посмотрел в зеркало заднего вида.
- Живы-здоровы?
Ведьма ответила за всех.
- Да, все нормально. Вот только Март со мной сроднился.
Действительно, пес сидел на ней, буквально обняв за шею обеими лапами и прижавшись мордой к щеке. Это выглядело настолько комично, что я не выдержал и расхохотался до боли в помятом горле. До слез. Вскоре вся машина тряслась от дружного смеха. Март наконец отклеился от Ведьмы и высунулся в окно, с удовольствием подставляя мордочку встречному ветру. Я вытер выступившие слезы. Смеялись, конечно же, не над псом. Это была своего рода разрядка после смертельной опасности, потому что если задуматься всерьез о происходящем, можно запросто съехать с катушек. Я посмотрел на часы. Пять вечера. Солнце давно погасло и надежно скрылось за горизонтом. А не в этом ли причина внезапного пробуждения мертвяков…
- Надо бы за бензовозом заехать… - Седой прямо читал мои мысли.
Ведьма возразила.
- А если там тоже самое?
Оторва запихнула последний патрон в обойму и передала магазин отцу.
- Теперь у нас есть ружья. Теперь мы можем…
Ведьма резко повернулась к ней.
- Никаких «мы», слышишь? Это реальность, а не игра на компе, где девять жизней.
Оторва насупилась.
- Но, мама! Я не буду отсиживаться в сторонке и смотреть, как эти вонючие гады…
- Нет, я сказала. И точка!
Я промолчал, ибо негоже лезть в семейный разговор. Вообще у нас каждый боец на счету. А Оторва имела все задатки отменного солдата. Но я промолчал. Зато не промолчал Седой.
- Понимаешь, в чем дело, Ведьмочка… тут без вариантов. Все изменилось. И теперь, чем быстрее наша дочь научится стрелять и убивать, тем дольше мы все проживем. А самая лучшая учеба – это практика.
Ведьма молчала, смотря в окно на мелькающие деревья. Крыть было нечем.
***
Вроде ничего не поменялось. Разве что стемнело. Мы стояли неподалеку и дальним светом фар освещали заправку «Чеснойл».
Ведьма сидела за рулем Патрика. Я, высунувшись из окна, пытался засечь хоть какое то движение. Но такого не было. То ли твари затаились, то ли их действительно там не было. Я протиснулся обратно.
- Ладно. Диспозиция такая. Ведьма, подвози нас прямо к тягачу. Мы с Оторвой выскакиваем и садимся в кабину. Пока я буду разбираться в управлении, Седой и Рыжик прикрывают нас. Ведьма, на тебе руль, не отвлекайся на стрельбу. Как только мы с Оторвой тронемся с места, следуйте за нами. Смотрите, чтоб ни одна тварь не залезла на цистерну. Если что, валите их из арбалетов. Стрельнете из дробовика – рванет так, что…ну сами понимаете, не маленькие. Держим связь, – я передал рации Оторве и Рыжику, - вопросы есть? Вопросов нет. Ведьма, поехали.
Патр плавно покатился к заправке. Послышались щелчки вставляемых магазинов и лязг передергиваемых затворов. Седой взводил тетивы арбалетов и закладывал в ложа стрелы.
Подъехали.
- Оторва, пошли! – мы выпрыгнули из машины с карабинами наизготовку. Седой с Рыжиком взяли под прицел округу. Я с брелока открыл дверь тягача. Оторва, ловкая как белка, в одно мгновение оказалась наверху и перебралась на пассажирское кресло. Я залез следом и захлопнул дверь. Положил «Сайгу» на колени. Такс… ключ с замок, поворот, приборка загорелась, запищала…я повернул ключ еще немного и …ничего не произошло. Стартер молчал, как подстреленный. Так, не паникуем…может есть еще какая кнопка. Я лихорадочно осматривал приборку и кнопки на ней. Кнопок полно…нет, не то… все не то. В этот миг залаял Март и грянул выстрел, потом еще один. Я выглянул в окно. Патр сдвинулся с места и осветил фарами быстро приближавшиеся силуэты. Я включил фонарь и пошарил лучом по кабине. Ничего похожего на скрытый стартер. Внезапно Оторва быстро сказала.
- Вот! Вот! Смотри! Что это за коробочка!?
Я посветил в проем между сидениями. Черная коробка, еще советских времен, с черной и красной кнопками. Понятно. Самоделка, а именно самодельный стартер. Я нажал на черную кнопку и двигатель взревел.
- Умница! – сказал я, выжимая сцепление и ища первую скорость. В эту секунду со стороны девушки раздался удар и дверное стекло мелкими осколками посыпалось в кабину. Синюшная харя, подвывая, сунула руку в окно и схватила Оторву за волосы. Девушка испуганно вскрикнула и попыталась вырваться. Но не тут то было. Тварь тянула сильнее и ее зубищи оказались совсем рядом с горлом Оторвы. Я, что было сил, ткнул прикладом карабина прямо в мерзкую рожу. Потом еще раз и еще. Развернул оружие, с силой вбил ствол прямо в пасть и нажал на курок. Бахнуло так, что я на миг оглох. Во все стороны, щедро украсив кабину и нас, брызнули ошметки черепа, крови и мозгов. Монстр вывалился наружу.
- Поняла теперь, почему мама за тебя беспокоится?! – крикнул я, нажав на газ. Бензовоз дернулся и покатился. Так, теперь вторая скорость… Управлять было не сложнее, чем моим Патриком, только габариты другие. Еще одна сволочь запрыгнула на ступеньку и распахнула дверь, только уже с моей стороны. Щелкнул арбалет и тварь свалилась вниз, под колеса. Я захлопнул дверь и с удовольствием переехал мертвеца. Двинул в объезд заправки, дабы не разворачиваться. Отодвинул мешающую проезду легковушку, раздавил с хрустом еще несколько монстров и вырулил на шоссе. В боковом зеркале было видно, что Патр едет следом, огрызаясь редкими вспышками выстрелов. Я облегченно выдохнул, прибавил ходу и включил свет в кабине. Да, зрелище еще то. Оторва вытирала лицо тряпкой и выбирала из волос мелкие куски черепа твари. Уверен, что я выглядел не лучше.
- Как ты? Не зацепили?
Девушка отрицательно покачала головой.
- Нет, все в порядке, только оглохла немного. Сейчас уже лучше. Помыться бы…
- Это не проблема теперь. Топлива хватит надолго, - я сбавил ход и аккуратно повернул на грунтовку.
- Прием! Прием! Как вы там? - захрипела рация голосом Рыжика. Оторва нажала на кнопку.
- Прием! Все хорошо! Как вы? Прием!
- Все живы-здоровы! Едем за вами. На цистерне никого нет. Прием!
- Едем домой! Конец связи!
Фары тягача светили ярко и дорога была как на ладони. Я тревожно всматривался вперед. Интересно, как скоро зомби поймут, где мы и зайдут на огонёк… Бензовоз без проблем преодолел грязь и вскоре мы подъехали к поселку. Сейчас нарисовалась другая проблема. Узкие улицы. Если сейчас случится чудо и я доеду до места, не завалившись в канаву, то обратного выезда мне не пережить. Я просто не имел опыта вождения таких машин. Я планировал поставить цистерну прямо возле участка. Ладно, вот и первый узкий поворот. Я взял радиус заезда побольше, чтоб занести хвост. О да! Удалось! Ободренный этим, я повернул таким же образом в следующий. Отлично! Дальше по прямой и мы у цели. Все, приехали. Мы с Оторвой вылезли из тягача. Патр остановился. Март выскочил, конечно же, первым и подбежал ко мне, радостно виляя хвостом. Я почесал его.
- Долго не виделись, да? Мой ты золотой пес!
Март подтвердил, что да, очень давно, почти полчаса!!
Ребята подошли к нам. Ведьма обеспокоенно сказала.
- Мы слышали как вы стреляли? Что…
В этот момент Седой осветил нас с Оторвой фонарем. Ведьма ахнула. Девушка быстро ответила.
- Мама! Все хорошо, я же сказала по рации. Просто теперь я поняла, что ты мне хотела тогда сказать.
Ведьма улыбнулась.
- Ладно, проехали. Теперь надо отмыться, поесть да разобраться, что мы там нагребли.
Седой уже распахнул металлические створки.
- Милости просим…
Патрик заехал на стоянку. Я поставил тягач на сигнализацию и зашел в закрывающиеся ворота.
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1398485 - 04/04/20 04:16 AM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ. Путь в Москву.
Этим утром погода смилостивилась и подарила нам плюсовую температуру. А точнее, +10. Это было приятно и своевременно, ибо сегодня был день моего с Рыжиком отъезда.
Мы с Седым находились в гостиной комнате на первом этаже и облачали меня, аки коня, в армейскую «сбрую».
Камуфляж сидел на мне как влитой. Словно я долгие часы примерял варианты и вот он, один-единственный. Не цифровой, а старого образца. Я, не торопясь, зашнуровал высокие ботинки на толстой подошве и встал перед зеркалом. Ни дать, не взять отставной военный, черт возьми… Седой помог одеть и застегнуть бронежилет. Поверх накинул разгрузку. Я распихал по многочисленным карманам и кармашкам два снаряженных магазина для «Сайги», дополнительные три десятка патронов. Так, нож пристегнут к бедру, кистень под портупею. Вот, теперь все.
В комнату зашли Ведьма и Оторва.
- Вот тут продуктов на три дня и вода во фляге, - Ведьма протянула мне рюкзак, естественно, камуфляжного цвета. Нелегкий…я взвесил его на руке и закинул на плечо.
Оторва принесла с собой небольшой подсумок, доверху набитый бинтами, жгутами, таблетками и прочими медицинскими средствами первой необходимости. Аптечка заняла свое место на поясном ремне.
Я надел кепку защитного цвета и повернулся к ребятам.
Седой сказал недовольно.
- Говорю тебе, лучше бы поехали все вместе. Так было б сподручней и безопасней…
Я мягко улыбнулся и положил руку ему на плечо.
- Конечно, дружище, я понимаю тебя. Но нет, так нельзя. Совсем небольшой шанс, что я доеду даже до кольцевой. Посты с вооруженными мутантами, заставы из брошенных авто, шныряющие после заката солнца зомби…я даже не представляю, как там будет, если такая катавасия творится в Дмитрове. Можем погибнуть все, а это ни к чему. Да и мне одному проще и легче, если что пойдет не так, дать деру.
Седой мрачно посмотрел на меня, протянул карабин и сообщил.
- Все проверил и смазал, работает как швейцарские часы. Не подведет. Патр с полными баками и еще две двадцатилитровые канистры в багажнике.
Ведьма сказала.
- Возьми арбалет, не помешает, если надо будет тихо пройти…
Я отмахнулся.
- Сама знаешь, не мое это, не умею из него стрелять толком, а вам тут пригодится. Ладно, пора. Уже светает.
Мы вышли из дома. Рыжик стояла на пороге, облаченная в камуфляж нового образца и с рюкзаком на спине. Смотрелась неплохо, форма ей шла. Гриву пышных рыжих волос она закрутила в косу и спрятала под пятнистую косынку или платок, как кому нравится. В руках она держала «Сайгу», а к рюкзаку был пристегнут сложенный арбалет. С трудом отвел от нее глаза, ибо в военной форме она выглядела довольно соблазнительно. Алина перехватила мой взгляд, покраснела и, смущенно отвернувшись, направилась к Патрику. Я прокашлялся и сказал.
- Запасов еды хватит примерно на месяц. Тушенка, крупы, макароны, мука – все на полках. Хлебопечка твоя, Ведьмочка, так что ты знаешь, что и как. Обустраивайтесь, будьте как дома. Хозяйничайте с моего милостивого позволения, – ребята слабо улыбнулись моей неуклюжей шутке, - попробуйте на досуге завести полицейскую машину, ибо колеса могут понадобится. Только избавьтесь от содержимого багажника. Запасной аккумулятор в мастерской, если что…
Я пожал протянутую руку Седого и по очереди обнял женщин.
- Если сильно повезет, буду обратно либо сегодня вечером, либо завтра утром. Если повезет не очень, то дня через два-три. Через неделю уже не ждите, дом будет ваш. И берегите мне Марта.
Я присел перед загрустившим псом. Бедняга, конечно же, чувствовал разлуку. Я взял его голову в руки и поцеловал в черный мокрый нос.
- Золотой мой! Я не могу тебя взять с собой, но скоро обязательно приеду. Жди меня и будь послушным. Хорошо?
Март вяло пошевелил хвостом, лизнул мне руку в ответ и, опустив понуро голову, побрел под крыльцо.
Я украдкой смахнул некстати выкатившуюся слезинку и преувеличено бодро сказал.
- Ну, бывайте! До скорого!
- Удачи и возвращайтесь все вместе, - Ведьма держала дочь за руку. Глаза у женщин были на мокром месте. Я поспешно закинул вещи и карабин на заднее сидение Патрика и сел за руль. Седой распахнул створки ворот и я, махнув рукой на прощание, выехал на улицу.
***
Обычно, при прежних обстоятельствах, я доезжал до Москвы, а вернее, до квартиры, за полтора часа. Сейчас же я не спешил. Да и спешить было нельзя. То здесь, то там, а зачастую прямо посреди дороги, стояли легковые автомобили, грузовики, длинномерные фуры. До Дмитрова, который мы решили миновать в объезд, по трассе удавалось выжать километров восемьдесят в час, а вот когда выехали на само Дмитровское шоссе, скорость пришлось снизить до минимума, дабы не врезаться в брошенные машины. Я лавировал между ними, как заправский слаломист, кое где объезжал глухие заторы по обочине и по встречной полосе. Рыжик молчала как рыба и глазела в окно. Ну и хорошо, потому что мне было не до разговоров. Впрочем, один вопрос так и вертелся у меня на языке.
- Лина, что ты собираешься делать, когда мы доедем до Москвы?
Она немного помолчала, а затем тихо ответила.
- Ничего. Пойду с тобой.
Я удивленно поднял брови.
- И ты не хочешь узнать, что с твоими близкими?
- Я и так знаю, - сказала девушка, - их больше нет. Я не смогу увидеть отца и мать прежними, а если они такие же, как те люди, то не смогу нажать на курок. И меня просто убьют. Так что я с тобой.
Немного помолчали. Я осторожно обогнул здоровенный фургон, лежавший прямо поперек дороги. И задал прямой вопрос.
- А почему ты не заразилась в этой общей чуме?
Она долго молчала.
- Длинная история…и я не знаю, можно ли тебе рассказать…хотя сейчас уже наверно можно.
Я устроился поудобнее на сидении.
- Я весь внимание!
Она вздохнула и начала рассказ.
***
- Сергей Михайлович! К вам дочь, - голос секретарши Леночки даже в динамике внутренней связи был мил и приятен.
Профессор Воронов, высокий, моложавый мужчина лет пятидесяти, отодвинул в сторону ноутбук, в котором доселе сосредоточено печатал, при этом проводная «мышь» зацепилась за край большого дубового стола и свалилась вниз. Сергей Михайлович неодобрительно покачал головой и нажал на кнопку селектора.
- Да, Леночка, конечно, впустите.
Он поднялся с удобного кресла, пригладил начинающие седеть виски и направился к дверям своего кабинета, дабы встретить свою единственную и горячо любимую дочь. Двери распахнулись, девушка вбежала в помещение и повисла на шее отца.
- Папа! Я так рада тебя видеть!
Профессор поцеловал ее в макушку и отстранил на вытянутые руки.
- Милая моя! Какая ты загорелая и красивая! Как прошел отдых в Испании? Ты довольна? Рассказывай скорее!
Алина поцеловала его в гладко выбритую щеку и присела на кожаный диван, потянув отца за руку. Он сел рядом и залюбовался дочерью. Студентка биологического факультета МГУ. Умница и красавица. Тоненькая, стройная, энергичная, загоревшая под жарким южным солнцем она сама напоминала яркое солнышко своей копной огненно-рыжих волос.
Профессор Воронов улыбался и слушал длинный, сбивчивый рассказ о полном пансионе, чудесном прозрачном море, красоте места, где был расположен отель…а сам думал о совершенно другом.
О том, что находится сейчас у него в сейфе за семью печатями, недоступном и секретном. Его приводила в трепет мысль, что одна из двух маленьких ампул проекта с говорящим названием «Зомби», лежащих в черном бархате небольшого, бронированного кейса, была создана именно им. Смертельный вирус, распространяющийся с невероятной скоростью и зараз убивающий около восьмидесяти процентов клеток мозга объекта. При этом у человека оставались фрагменты памяти и желание исполнить основные потребности, такие как еда и сон. Даже будучи мертвым, организм вырабатывал своеобразную энергию и сам же поглощал ее. Это означало, что зараженный так же, как и здоровый человек, нуждался во сне или, как в данном случае, некой дремоты. Причем, когда он, так сказать, впадал в спячку, внешние признаки заражения исчезали. Выдавал лишь цвет лица, смертельно бледный, отдающий в синеву.
Авторство и изготовление содержимого второй ампулы, то бишь, антидота, принадлежало его неизменному помощнику и другу Валентину Каземировичу Попову, знаменитому ученому- вирусологу, микробиологу с мировым именем. Про регалии самого же профессора Воронова можно было и не говорить. Ибо они были немного повыше. Достаточно лишь упомянуть, что Воронов тесно сотрудничал с Министерством Обороны и ФСБ и этим было все сказано. Многочисленные разработки, которые он вел и доводил до логического завершения, так и не стали достоянием общественности, но приносили стране немалую пользу, а самому Сергею Михайловичу большие деньги. Правительство ценило его и берегло. Круглосуточная охрана нескольких одинаковых на внешность типов, у которых было написано на лбу крупными буквами «ФСБ», немного раздражала профессора, но он, как неглупый человек, прекрасно понимал, что без этого не обойтись. Даже секретарша Леночка была не так проста, как хотела выглядеть.
Помимо всего прочего он занимал должность ректора университета. Ну это так, прикрытие его основной деятельности в лаборатории с особым допуском…
- Папа! Ты меня совсем не слушаешь?! – обиженно воскликнула Алина.
Воронов поспешно сказал.
- Ну что ты, дочка? Конечно, слушаю. Итак, идете вы с мамой по пляжу…
Алина, ободренная, продолжила.
Сегодня к вечеру Воронов ждал посетителя. Вернее, двух. Один, большой, пузатый, важный, в форме генерала и с громким, командным голосом. Второй же был его полной противоположностью. В сером недорогом костюме-тройке, невысокий, неприметный, с незапоминающимся лицом.
Их статусы были примерно равны. Впрочем, Воронову было на это наплевать. Он с Валентином закончил работу и теперь эти двое под охраной огромного кортежа увезут кейс. Дальше была новая работа по тому самому спецзаказу. У профессора уже крутились в голове некоторые наработки, но пока начать он не мог, так как был весьма педантичен. Сначала завершим все, что касается прошлого заказа, а потом …
- Я так проголодалась! Пап, пойдем пообедаем? – Алина смотрела на Сергея Михайловича глазами любящей дочери. Воронов счастливо улыбнулся. Они обожали друг друга.
- Конечно, пойдем. Только вот…- профессор задумался. – хочу тебе кое что показать.
Алина с любопытством уставилась на него.
В Сергее Михайловиче, человеке, в общем то, не тщеславном и скромном, сейчас боролись два смешанных чувства. Профессиональное отношение к делу, выработанное годами и внезапное, неодолимое желание показать то, что было создано его несомненным гением. С того момента, как к нему пришел тот серый человечек и сделал первый заказ, он был вынужден скрывать ото всех свою деятельность и это сильно угнетало его. Скрывать даже от своей любимой доченьки.
- Ну, папа, чего ты мне хотел показать? – Алина взяла его за руку и смотрела снизу вверх своими чудными, ярко-зелеными глазами. И Воронов решился.
Он подошел к бюро и отодвинул панель. Быстро набрал код и вытащил тяжелый кейс. Осторожно открыл. Алина с любопытством заглянула в него.
- Что это, папа? Лекарство от чумы? – пошутила она.
Воронов аккуратно взял ампулу с вирусом и торжественно сообщил.
- Это, дочка, самое совершенное оружие. Я создал его, но еще не дал ему имя. Хотел было дать свое, но постеснялся. Как думаешь, вирус Воронова – звучит?
Он гордо выпятил грудь и сделал шаг назад. Оступился на проклятой «мышке», инстинктивно взмахнул руками, дабы удержать равновесие и…
****
-Дальше все было как в кошмарном сне… - Алина закрыла глаза рукой, - ампула выскочила из папиной руки… я видела, как она падала вниз, прямо на полированную поверхность дубового стола…видела белое, перекошенное от страха лицо отца, когда он пытался поймать ее…видела, как она разбивается вдребезги… - она замолчала. Было видно, что она беззвучно плачет.
- Дальше. Что было дальше? – мягко спросил я. Внутри меня свернулся холодный, кусачий клубок и застыл.
- Дальше события ускорились. Папа достал откуда то шприц разломил вторую ампулу, набрал ее содержимое и ввел мне в вену. Он схватил меня за плечи и пребольно сжал. Он почти кричал.
« Алина, дочка, беги отсюда…садись в машину и езжай к дяде Вале в Дубну… он поможет, он знает, что делать…слышишь меня???»
Я была так напугана, что даже не помню, как сбежала по лестнице, как очутилась в машине, как выехала из города…помню только, как папа звонил дяде Вале, моему крестному, и кричал в трубку, что он всех погубил… помню еще как охранник, поднимающий при выезде шлагбаум, внезапно упал на асфальт…дальше после Дмитрова меня остановил патруль, я показала документы полицейскому и все. Потом очнулась у тебя дома в кровати под одеялом.
Девушка вытерла заплаканное лицо салфеткой и снова уставилась в окно.
Я молча вел Патра, пытаясь переварить услышанное. Но оно не хотело, не желало перевариваться, утрамбовываться в голове, ибо выглядело хоть и логично, но совершенно дико. Так и проехали остаток пути, не встретив ни одного живого человека.
Примерно через два часа дурной, утомительной езды, мы добрались до МКАДа. Я обескураженно остановился. Впереди, при въезде в город, совершенно перекрыв путь, стояли бронетранспортеры и танк. На этой «баррикаде» находились люди в военной форме и противогазах. Внезапно дуло танка повернулось в нашу сторону. Мы с Алиной переглянулись. Дело запахло жареным, в самом прямом смысле. Один из стоящих на БэТэРе солдат махнул нам рукой, мол, давай сюда.
- Мы поедем к ним? – тревожно спросила Рыжик.
Я крепче сжал руль Патрика. В том ответвлении трассы, как раз куда нам было надо, был просвет между броневиком и металлическим ограничителем. Насколько он был широк и пройдет ли в него Патр, было неясно, ибо далековато. Я высунул из окна руку, дескать, приказ понял и сейчас подъеду. Медленно начал приближаться к воякам. Помимо ствола танка на нас неуютно поглядывали жерла пулеметов из башен БТРов. Где то метров за сорок я понял, что сейчас или никогда. Я еще раз помахал им рукой, мол, еду, не стреляйте.
- Ну, Рыжик, держись.
Она с испугом посмотрела на меня и вцепилась в дверной поручень. Я начал набирать ход, приближаясь к баррикаде, затем резко крутнул руль и нажал на газ. Солдаты заорали и открыли пальбу. Движок взревел и Патр рванулся к проему. Не бог весть какой ширины, но Патрик явно проходил. Гулко стеганул пулемет. В кузов, в районе запаски, ударило… Чуть не поставив машину на два колеса, я вписался в поворот и протиснулся в притирку между бронемашиной и ограничителем. В этот миг БТР, пыхнув черным дымом солярки, дернулся в нашу сторону, стремясь размазать нас по обочине. Алина вскрикнула. Я вывернул руль, уходя от бронированной задницы и нажал до пола газ. Взвизгнув шинами, Патр понесся в закрывающийся проем… каким то чудом мы успели проскочить…вслед затарахтели автоматные очереди… заднее, а следом и лобовое стекла были прошиты пулями и дали трещину…к счастью, нас не зацепило и мы благополучно вырвались на кольцевую дорогу в сторону запада.
***
От Дмитровского шоссе до поворота на микрорайон Митино по МКАДу было всего каких то четырнадцать километров. Дорога не преподносила пока никаких сюрпризов, не считая, конечно, брошенных как попало авто. Я то и дело тревожно поглядывал в зеркало заднего вида. Первое время после нашего прорыва, наблюдались две черные точки, следующие за нами, но трасса сделала плавный поворот и они скрылись из вида. Отстали. Ну и чудесно. Я снова полностью сконцентрировался на слаломе.
Алина спросила напряженно.
- А если мы не стали удирать? Может они помогли бы нам?
Я хмыкнул и прибавил ходу. Дорога была на удивление чиста.
- А как бы ты сама поступила на их месте?
Она пожала плечиками, затянутыми в камуфляж и промолчала.
- Не знаешь? Так я тебе отвечу. Нас бы грохнули прям там, возле баррикады. А потом забрали все ценное, а тела в канаву. Нынешнее время все спишет.
- Хотели бы убить – пальнули б из пушки или пулеметов, - возразила Рыжик.
Я покачал головой.
- Те пулеметы превратили бы Патра в дырявую консервную банку, а нас в фарш. Это уже не говоря про выстрел из танка. Нечем было б поживиться. Я уверен, что это мародеры, когда то бывшие солдатами. Техника, оружие, противогазы, химкостюмы… все было под рукой, поэтому выжили. Даже, что маловероятно, если они все еще солдаты и у них приказ перекрыть город, то представь, как они, какими глазами они сейчас смотрят на нас. Кругом гуляет вирус, все вокруг зараженные, к вечеру становящиеся опасными мутантами. И тут какие то лопухи подкатывают к заставе…кто они, больны ли? Конечно больны, ибо здоровых среди гражданских не наблюдается…нет, Рыжик, не надо ждать помощи и благодеятелей. Нынче каждый сам за себя.
Я проехал поворот на Ленинградское шоссе. Странно, но там блокпоста не было.
- Вот видишь, я был прав насчет мародеров.
Она посмотрела удивленно.
- Была бы регулярная армия – все въезды в город были перекрыты. А тут гуляй ветер…знал бы, поехали здесь, - ответил я на ее немой вопрос.
Она вздохнула и спросила.
- Ты служил в армии? У тебя все повадки военного.
Я улыбнулся таинственно.
- Конечно. В наше время все служили. Я в войсках специального назначения. Стройбат называется. Там такие звери служат, что им оружие не выдают. Запрещено. Только лопаты и то не всем, а самым добрым. Мне не доверили.
Она слушала эту ересь, широко раскрыв глаза и приоткрыв от удивления ротик.
- Так вот почему Лютый?...
Я расхохотался от души.
- Да шучу я, шучу…приехали почти…- я плавненько вошел в поворот и выехал на Пятницкое шоссе. И через метров сто, не доезжая радиорынка, остановился. Дорога, разделенная отбойником от встречных столкновений, была завалена горой мятого железа, в котором было довольно сложно узнать фуру-длинномер, лежащую на боку и подмявшую под себя с пяток легковушек. То есть путь был перекрыт полностью. Объезд справа тоже был ограничен отбойниками со светоотражающими накладками.
- Приехали, да? – Алина тревожно ерзала на сидении. Я кивнул огорченно.
- Похоже на то…- посмотрел на часы. Половина второго. М-да, время бежит неумолимо.
Я взял с заднего сиденья карабин, передернул затвор и вылез из Патра.
- Пойду гляну, может как то растащить удастся. Садись за руль.
Алина послушно перелезла на водительское сиденье.
Медленно, держа «Сайгу» наготове, я, вертя головой на 360 градусов, подошел к завалу и осмотрел. Да, Патру здесь не справиться, это совершенно точно. Фура, словно нарочно, лежала так, что легковые машины искореженные и битые, были точнехонько под ней. Я в сердцах сплюнул. До нужного дома оставалось каких то пять-шесть километров или минут семь езды. Сейчас же, пешком надо будет пилить около часа. И еще надо Патра спрятать от греха подальше. Мало ли что…а нам еще обратно ехать. В принципе, можно было взять любую, более-менее целую тачку, но… я не мог взять и вот так бросить Патрика. Люблю этого черного монстра бездорожья и все тут. И он, зная это, меня не подводит. Я, перепрыгивая с машины на машину, как заправская обезьяна по веткам, забрался повыше и осмотрелся. Самое обидное было то, что после этой засады была относительно свободная дорога, вплоть до нужного нам поворота. Я злобно выругался нехорошими словами, где помянул нерадивого водителя длинномера. Вот угораздило ему прям здесь…ладно, хрен с ним. А Патрика мы поставим вот туда. Я быстро слез вниз и сделал знак Рыжику, чтоб разворачивалась. Неподалеку был неприметный поворот во двор. Я встал на ступеньку и показывал направление. Так мы заехали на придомовую, полупустую стоянку. Алина уверенно, словно всю жизнь водила исключительно большие машины, запарковалась. Я огорченно посмотрел на разбитое пулями стекло и отсутствие запасного колеса на задней двери, вернее, на то, что от нее осталось после попадания из пулемета тех горе-вояк, тяжело вздохнул и забрал рюкзаки из багажника. Помог нацепить девушке и закинул свой себе. Да, нелегкий, но тащить придется, ибо неизвестно, как дело повернется дальше и будет ли сопутствовать удача. Пока эта милая госпожа была к нам лицом, но женское настроение весьма переменчиво и в любую минуту мы сможем узреть ее зад. Пусть и прекрасный, все же зад. Алина прервала мои размышления довольно бесцеремонно.
- Куда дальше? Пошли уже, скоро Пробуждение! – промолвила она своим бархатным голосом, поправляя поудобнее лямки рюкзака. Да, Ведьмочка положила припасов от щедрот… как знала, что задержимся. Насколько я помнил, она всегда исходила из мудрой поговорки про день пути и недельного запаса еды.
Я захлопнул багажник и поставил Патра на сигнализацию. Посмотрел на ясное небо, без единого облачка. Весеннее солнышко не грело, но зато светило от души.
- Надеюсь, ты нас дождешься, дорогой Патр Константинович! – пробормотал я себе под нос, погладив теплый капот, подхватил карабин и кивнул Рыжику.
***
Проживши здесь больше двадцати лет, я, естественно, знал этот район, как свои пять пальцев. Все проходные дворы мне были знакомы, путь ясен и поэтому мы продвигались довольно споро. Без происшествий миновали Митинскую улицу, метро, торговые центры. Улицы как вымерли. Наши шаги гулко резонировали эхом в высоте многоэтажек. Впечатление было неприятное, а если сказать прямо, жутковатое. Только холодный ветер подвывал в голых деревьях. Алина тоже чувствовала дискомфорт и держалась поближе ко мне. Я был начеку. Твари просыпались все раньше и раньше. Помнится, сержант очухался ближе к шести часам вечера. В Дмитрове заваруха началась где то ближе к пяти. Нехорошая тенденция, однако… я нервно поправил «Сайгу» поудобнее, под руку и посмотрел на часы. Пятнадцать минут третьего… совсем мало времени. Я прибавил ходу. Рыжик, чтобы не отстать, передвигалась теперь рысцой, поминутно оглядываясь назад. Вот и нужная улица со странным названием Ангелов переулок. Уж кто-кто, а ангелы точно здесь не жили. Достаточно вспомнить мою бывшую тещу. Еще тот «ангел»…
Внезапно Алина дернула меня за рукав. Я вздрогнул от неожиданности.
- Вон, смотри! В окне, на первом этаже! Там кто-то есть!!
Я проследил за ее пальцем и похолодел. Отодвинув штору, на меня смотрела синюшная рожа с всклокоченными волосами и скалила здоровенные клыки. Я быстро вскинул карабин к плечу и прицелился в мерзкую харю. Рожа тут же исчезла, словно ее и не было…вот, мля…не успеваем, гады, похоже, проснулись. Я быстро огляделся. Пока никого. Пока. Свежи были воспоминания, как они поперли из всех щелей, когда мы потрошили магазины. Я сказал быстро.
- Так. Ноги в руки и к следующему дому.
Рыжика не надо было упрашивать. Со всей возможной скоростью мы побежали по двору. Где то над головой раздалось дикое, не принадлежащее ни одному живому существу, подвывание, словно кто-то потягивался после сладкого сна.
Задыхаясь от быстрого бега, мы остановились у второго подъезда. Алина присела на лавочку и пыталась отдышаться. Я начал закипать от душившего и давящего на плечи броника и тяжелого рюкзака. Сытая, спокойная жизнь давала о себе знать. Физика на нуле... Раньше бегал с таким весом и не замечал его. Надо бросать курить. Легкие и сердце грозились выскочить наружу. Я сплюнул вязкую слюну…
В это время с грохотом распахнулась металлическая дверь соседнего подъезда. Еле передвигая толстые, распухшие ноги, вышло, вернее, проковыляло на улицу существо, в котором я без труда узнал вредную старуху с первого этажа, частенько грубыми воплями выгонявшую нас с Мартом из своего ухоженного цветочного палисадника под окном. Я недобро прищурился и взял карабин на изготовку. Эх, жаль Марта не взял, сейчас бы порадовался пес… Тварь неспешно огляделась, засекла нас и пошла, подволакивая ноги.
- Рыжик! Открывай дверь и аккуратно заходи, ствол вперед!
Алина хотела что-то возразить, но я рявкнул.
- Выполнять!!
Она подскочила и дернула ручку.
Тем временем бабка подковыляла поближе. Я навел прицел ей прямо в лоб, морщинистый и синюшный. Почему то вспомнились крылатые слова из известного американского фильма.
- Аста ловиста, старая ты сволочь! – немного перефразировал я и нажал на курок. Бахнуло будь здоров...немного заложило уши. Зато эффект был головокружительный, простите за каламбур. Башка старой негодяйки разлетелась вдребезги, щедро окропив ее же палисадник последним удобрением. Тело сделало еще пару шагов по инерции и, потеряв контроль по причине отсутствия мозга, штабелем рухнуло на асфальт. Я осторожно подошел к покойной.
- Я ж тебе говорил, что твои цветы будут гуще расти, если собачка их удобрит, а ты – я вам головы поотрываю… добрее надо быть к людям и животным.
- Ту-дух! – донеслось из подъезда. Алина! Я опрометью бросился туда. Залетел в открытую дверь. Девушка стояла с дымящимся карабином над еще дергающимся и пытающимся схватить ее трупом.
Я перешагнул через лужу синеватой крови и гнилых потрохов.
- Тоже не любишь консьержек!? – я осматривал лестницу на предмет гостей. Лифты, естественно, не работали.
За спиной послышались характерные звуки освобождаемого желудка.
- Ничего… то ли еще будет…- я поднимался по ступеням, заглядывая на каждый пролет. – нам на четвертый.
Внизу послышались торопливые шаги. Рыжик догнала меня на втором этаже.
- Как же ты училась на биологическом? Там, что, по моргам не водят?
Она ответила неопределенно.
- Папа захотел, чтобы я там училась. Он мог создать мне все условия и я согласилась…
Я был согласен. Протекция родителей это всегда хорошо. Дулом карабина толкнул дверцу на этаж. Протяжно скрипнув, она отворилась. Я, ожидая любого подвоха, заглянул в отсек. К счастью, никого не было. Тихонько подошел к общей двери. Дернул на себя. Открыто. Сердце замерло. Сейчас все будет ясно. Если моя теория верна, то дочь здорова и в полном порядке. Я заглянул в проем. Пусто. И то хорошо. Зашел в коридор, где располагались четыре квартиры. Мне во вторую слева…проходя мимо, я толкал все двери подряд. Закрыты. Неплохой знак. Я остановился и тихо постучал в косяк. Прислушался. Тишина. Нажал на ручку двери. Заперто. Постучал еще, громче.
И услышал то, что так хотел и желал услышать. С той стороны дрожащий голос спросил.
- Кто это? Кто там??
В горло подкатил тугой ком, сердце защемило от радости и слезы подкатили к глазам. Но сейчас не время давать волю чувствам и я, зажав себя в железный кулак, наклонился к замочной скважине.
- Дочка, это я, папа. Я пришел за тобой. Открывай!
С той стороны возникла пауза. Потом Маша спросила подозрительно.
- Если ты мой папа, то как зовут нашу кошку?
Я улыбнулся. Умница, вся в меня…
- Во-первых, не кошку, а собаку. А во-вторых, его зовут Март.
Раздались щелчки поворачиваемого замка, дверь открылась и дочь прыгнула ко мне на шею.
- Я знала, что ты придешь за мной, я знала…- она крепко обняла меня. Я счастливо поцеловал ее в лобик. Так и зашли в квартиру. Алина зашла следом и закрыла дверь на ключ.
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1398506 - 04/04/20 02:12 PM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
Ян Егоров Оффлайн


Зарегистрирован: 23/06/10
Сообщения: 3011
Откуда: угловое
Сыровато ! Несколько повторяет экшены ! Меньше крови и все у вас получится ! smile

Вверх
#1399451 - 12/04/20 04:08 AM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Ян Егоров]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
***
Я принял пустую флягу воды, залпом опорожненную, открыл ножом вторую банку тушенки и вместе с хлебом передал Искорке. Дочка принялась за нее с прежним аппетитом. Я терпеливо ждал, пока ребенок насытится.
- На второй день я доела все, что было в холодильнике, - Искра вытерла коркой хлеба остатки желе с краев, прожевала с удовольствием и продолжила, - Мать позавчера ушла как раз за продуктами и не вернулась. Я сидела одна, не зная, что делать. Очень хотелось пить и есть. Телефон не работал, интернет тоже, света не было. Днем еще ничего, а по ночам стала замерзать. Вот натаскала себе одеял, курток…- она показала на нечто типа огромного гнезда на кровати, - хотела выйти на улицу, за помощью, да вовремя одумалась. Вой стоял жуткий… - она посмотрела на настенные часы, - скоро опять начнется.
Я повернулся к Рыжику.
- Да, закрыла! – опередила она мой вопрос. Она стояла у окна и, немного отодвинув занавеску, наблюдала за улицей, успевая еще слушать дочкин рассказ.
Искра то и дело с любопытством посматривала на Алину. Я прокашлялся и сказал.
- Вы, кажется, еще не успели познакомиться. Это Искра, моя дочь. Это Рыжик, боевая подруга и единственный выжившая из незнакомых мне людей.
Девушки кивнули друг другу. Я кожей почувствовал неприязнь дочки к Алине. Та сделала вид, что ничего не замечает. Возникло напряженное молчание. Чтобы сбить неловкую паузу, я сказал торопливо.
- Здесь больше небезопасно. Надо уходить…
Меня как услышали. Снаружи завыли нечеловеческими голосами. В металлическую дверь шарахнуло крепко, затем заколотили. Искра вздрогнула.
-Ну вот опять…
Я обнял ее, прижал к себе и погладил по окрашенным в красный цвет волосам.
-Ничего…папа с тобой, а значит, все будет хорошо. Иди, покидай в рюкзак самое необходимое. Ну, теплые вещи, обувь…в общем, сама знаешь. Действуй!
Искорка с энтузиазмом взялась за дело. Алина, все это время стоявшая у окна, сказала негромко.
-Лютый, иди посмотри, кто сюда пожаловал.
За дверью воцарилась тишина. Странно. Передумали нас кушать, что ли…
Я встал, подошел к ней и немного отодвинул занавеску.
На дороге, в метрах пятидесяти, прямо напротив нас, стоял БТР защитного цвета. На броне стояли шесть человек в костюмах химзащиты и совещались, жестикулируя. Монстров не было видно.
- И как они нас нашли, пес их дери?
- Понятия не имею, возможно, это другие. Не те с Дмитровки. - она поправила рыжую прядку, выбившуюся из-под платка.
- Значит, засекли, пока мы сюда шли. Сидят где-нибудь на высотке, - глубокомысленно заметил я , продолжая наблюдать за ними.
Один из солдат энергично показал рукой, затянутой в резиновую перчатку, на наш дом. Другой махнул в ответ. Спор продолжился.
Я довольно хмыкнул.
-Заметь, они совещаются. Значит, у них нет командира. Стало быть, тупо сброд. Это нам только руку.
Подошла дочка с набитым доверху школьным рюкзаком.
- Я готова! Можно идти.
Внезапно у меня мелькнула шальная мысль. Я замер, обдумывая и рассматривая ее со всех сторон. Девушки нетерпеливо переминались на месте. Я подошел к вещмешку Рыжика и отстегнул арбалет.
-Искорка, помнишь, как обращаться? – и передал его дочке. Та довольно улыбнулась так, как в детстве, получив новую игрушку. Разложила собранные дуги, подвела прицел, взвела тетиву в боевое положение. Стрела заняла место в ложе. Я удовлетворено кивнул.
-Замечательно. Теперь вот что…
- Они идут сюда! – прошипела Алина от окна.
- Сколько их?
- Все шестеро…их встречают…зомби поперли на них.
С улицы донесся приглушенный треск автоматных очередей. Затем рык и вой.
Это был наш шанс выйти из квартиры тихо и беспрепятственно, пока твари отвлеклись на вновь прибывшее мясо. Я скомандовал.
-Рюзаки надеть. Палить не будем, шуметь пока нельзя. Рыжик, открывай дверь по команде. Искра, первый мертвяк на пороге твой. Бей в голову или шею. Приготовились! – я достал кистень, - давай!!
Алина повернула ключ в замке и распахнула дверь. На пороге…никого не было. Я, держа кистень наготове, осторожно выглянул в коридор. Тоже чисто.
-Искра за мной, Алина прикрывает спину. Вперед!
Вышли к лифтам. Пальба на улице стала громче, но реже. Я, проходя, мельком оценил происходящее. Солдаты были уже у подъезда. На их пути то здесь, то там валялись подстреленные мертвяки. Их сородичи уже не перли валом, а наученные опытом, трусливо жались по окружности, недовольно порыкивая. А вояки не тратили понапрасну патроны. Не лезут и ладно.
Внизу протяжно скрипнула подъездная дверь.
-Ну что, девушки…Бегом наверх марш! – прошептал я. И подал пример.
Если кто думает, что взбегать на четырнадцатый этаж просто и легко – пусть попробует. Помню, были даже такие соревнования, только в небоскребах. Но тут вам не здесь и здесь вам не там, да еще нагруженные по самое не балуйся. Броник, рюкзак и карабин к тринадцатому этажу весили уже под тонну. Обливаясь потом, я на дрожащих негнущихся ногах, поминая всех святых, стоял перед лестницей, ведущей на чердак и ждал девушек. Они отставали ровно на пролет. Далеко внизу слышались хлопки выстрелов, треск выбиваемых дверей, звон стекол. Нас искали по всем квартирам. Надеюсь, они застанут хозяев дома. Пусть будет так, ибо это немного задержит их.
Я увидел своих пыхтящих и отдувающихся красоток, еле переставляющих ноги по ступеням и полез по металлической лестнице вверх к чердачному люку. К нашему счастью, никто не удосужился навесить замок в петли. Я, стараясь не скрипеть, отодвинул ржавую задвижку и вылез на крышу.
Свежий ветер – это прекрасно. Я снял кепку и вытер ей мокрое лицо. Наклонился, подал руку вылезающим Искорке, а затем Рыжику. Девчонки без сил опустились рядом с люком. Хотел было рявкнуть на них, мол, не место и не время рассиживаться, но поглядел на их измученные личики и только сказал.
- Минута на отдых. Я пойду посмотрю на вход в соседний подъезд. Свистну, когда найду.
Они молча кинули, переводя дух.
Люк я нашел сразу. Это было несложно. Проблема была в том, что он также, как и наш, был заперт изнутри. Я похолодел. Неужели все? От шести автоматчиков мы, ясен пень, не отобьемся. А они поднимаются все выше и выше. У нас в запасе от силы минут пять-шесть, не больше…думай, голова, думай…я подавил приступ паники…еще и девок подставлю под пули, рембо хренов…хоть вниз прыгай со стыда. Хотя… Я подошел к краю крыши и посмотрел вниз. БТР отсюда был размером с спичечный коробок. И тут меня осенило. Я побежал по краю. Так, вот балкон последнего этажа, но он застеклен и с кровлей. Не то…дальше еще один, такой же. И еще. Ага! Вот то, что надо. Просто балкон. Я легонько свистнул. Из тени домика над люком показались Искра и Рыжик. Я махнул им рукой, мол, дуйте быстрее сюда. Посмотрел, оценил расстояние. Примерно метра три до пола балкона. Если повиснуть на руках, то есть большой шанс приземлиться благополучно. Подбежали девушки.
- Ну что, нашел люк? – тяжело дыша, спросила Алина.
Я положил карабин и снял рюкзак.
- Конечно. Вот он, - я показал на край крыши. Девчонки переглянулись и, как сговорившись, побледнели.
Не давая им ни секунды на ненужные раздумья, я каркнул сердито.
- Времени на страх нет. Хотите, чтоб вас подстрелили?? Я не хочу. Поэтому делаем так.
Я в принципе не боюсь высоты, но сейчас под коленями задрожало. Но нельзя, чтобы они видели, что мне страшно. Поэтому я несколько неестественно улыбнулся, лег на крышу поближе к краю, подкатился еще поближе, свесил ноги вниз, изогнулся, аки червяк на крючке, и повис на руках. Инстинкт самосохранения свел судорогой пальцы, лишь бы не разжались, но я успешно преодолел его и весьма не изящно шмякнулся вниз. Святые угодники подстраховали и я ничего не поломал и даже не ушиб.
- Папа, ты как?? – Искорка испуганно смотрела вниз.
- Все хорошо, лапочка, кидайте пожитки сюда, - я приготовился ловить барахло.
Рюкзаки, «Сайга», арбалет…все перекочевало ко мне на балкон. Настал черед прыгать самим.
- Папа, я боюсь!! – в голосе дочки я услышал истерические нотки.
- Искорка, не бойся, я тебя поймаю…давай… смотри перед собой , сделай как я…они уже близко! – я приготовился ловить дочку.
Всхлипывая, она последовала моему примеру. Повисла на руках, потом пальцы разжались и она, пронзительно пискнув, свалилась в мои объятия. Я поставил дочку на ноги, помог надеть рюкзак и сунул в руки арбалет.
Было видно, как Алина перебарывает свой страх, как переламывает себя. Я поманил ее, выставив вверх руки. Повисла, отцепилась. Я поймал ее, легкую как перышко. Немного дольше положенного держал, прижав к себе. Пунцовая до корней волос, неудобно, вроде как, перед Искоркой, она высвободилась и подхватила свои вещи. В этот момент грохнула крышка люка и послышались грубые мужские голоса, приглушенные резиной противогазов.
Я надавил на балконную дверь и …о чудо! Она была не заперта. Быстро втолкнул девушек в комнату, проскользнул сам и тихонько прикрыл ее. Типовая квартира. Я без труда сориентировался в полутьме и первый зашел в коридор. И нос к носу столкнулся с мертвяком. Это было неожиданно даже для него и он какие то мгновения тупо таращился на меня. Этого времени мне хватило, чтобы выйти из ступора и хорошенько засадить ему по морде прикладом. Хрясь! Я добавил еще разок. Хрясь! И зомби, покачнувшись, неловко плюхнулся на задницу. Хотел было добавить для пользы дела тяжелым ботинком, но щелкнула тетива и мутант опрокинулся на спину со стрелой в глазнице. Искорка не дремала. Я, не оборачиваясь, поднял большой палец вверх. Приоткрыл входную дверь и выглянул. Чисто. Я прошептал.
- Бежим по лестнице вниз. Не топам как носороги, а порхаем как мотыльки. Нам лишние враги не нужны. Доберемся до подъезда, сидите там тихо, как мыши. Я вернусь быстро и подам сигнал. Все ясно? – девушки кивнули, - тогда вперед!
Спускаться - не подниматься. Ноги сами несли вниз. Добежали до первого этажа без происшествий, никого не встретив. Удача была на нашей стороне уже так долго, что я начал беспокоиться и ожидать подвоха в любую секунду.
***
Этот раздолбай, вместо того, чтобы крутить головой по сторонам и бдеть за ситуацией в ожидании товарищей, рассматривал потрёпанный журнал с фотографиями девиц с низкой социальной ответственностью. Я незамеченным забрался на броню, протиснулся в люк, плюхнулся на сиденье рядом с ним и ткнул ствол карабина ему в бок.
- Привет. – буднично сообщил ему я. – у меня палец чешется.
Через стекла противогаза на меня испуганно глянули два голубых глаза. Совсем молодой парень, наверно. Я забрал его автомат, лежащий рядом с ним, и закинул назад, на сидения.
- Руки на руль! – рявкнул я. – заводи и дуй вот к тому подъезду. БЫСТРО!!
Парень вздрогнул и наскоро подчинился. Бронетранспортер взревел, заводясь, и, выдав черное облако солярного дыма, подкатился к указанной точке.
- Только не делай глупостей, хорошо? – доверительно сказал я ему. Он быстро закивал. Ещё бы не закивать, когда дуло под ребрами. Стараясь не терять его из виду, я встал и открыл боковую дверь, служащую для десантирования. Девочки были тут как тут и быстренько заскочили вовнутрь. Я закрыл люк и сел обратно рядом с водилой.
- Поехали.
- К-куда?
- Пока прямо…
Сзади завопили, громко и по военному витиевато, с обильным использованием междометий. Смысл этих, несоизмеримо красиво выстроенных, трехэтажных фраз сводился к одному.
«Мол, куда и зачем, ты, ефрейтор Перхушкин, поехал?»
Я пожал плечами. Надо так, ребята, надо… БТР начал набирать ход. Сзади стеганули автоматной очередью. Но безрезультатно, пули не взяли броню. Вскоре незадачливые вояки остались далеко позади и мы вырулили на Митинскую улицу. Я принюхался. Запахи внутри были специфические. Причудливая смесь ядреного пота, солдатских портянок и, почему то, домашних котлет.
- Так. Здесь давай наперерез, ефрейтор Перхушкин, левее, левее… - я всматривался в узкие окна. Нечего ехать по дороге, когда на таких колесах. Мы перепрыгивали тротуары, безбожно вытаптывали газоны, сбивали ограждения скверов. Я с трудом удерживался на сидении. Девушек в десантном отсеке болтало вообще ужас как... В общем, ломились напрямик, как обожратые мухоморами лоси через чащу леса.
- Дык, ты это…палец то с курка убери…подпрыгнем на кочке и пальнешь в меня почем зря…- построение фраз и говорок ефрейтора безошибочно указывали на жителя деревни.
- Справедливо. Только ты не шали. Отвезешь куда надо и свободен. Ты мне не нужен. Договорились? – парень энергично покивал, - вот и славно. Теперь выезжаем на Пятницкое шоссе.
Через завал легковушек мы проехали как нож сквозь масло, даже ничего не почувствовав. Броневик таранил, отшвыривал их в стороны, давил… в этом был какой свой, непонятный кайф. Я присматривался, как он ведет машину. Вроде ничего сложного. Руль, педали, ручка скоростей. Все понятно и знакомо.
- Сколько в баках топлива осталось? – спросил я его. Ефрейтор вгляделся в датчик.
- КилОметров на тридцать хватит…не больше.
Я кивнул. Уже неплохо. Сейчас заберем Патрика и за Серым поедем.
- Так. Теперь давай на встречку, пока разрыв есть.
Мы были недалеко от перевернутой фуры, перегородившей нам путь утром. Водила стал подтормаживать. Я прошипел злобно.
- Что, команда была тормозить?? Дави на газ, идем на таран!! Девушки-красавицы, держитесь крепче…
Он как то странно посмотрел на меня. Вернее, не странно, а как на кретина. И вдавил педаль в пол. БТР заревел и начал набирать скорость. Завал начал быстро приближаться. Еще немного…я инстинктивно захлопнул глаза…удар, потрясший до печенок…лязг и скрежет рвущегося металла…двигатель броневика ревел, как раненый зверь, и заставлял колеса проталкивать бронированное тело через груду покореженного металла… последний оглушающий визг, словно одновременно зарезали сотню свиней…и мы прорвались!
Я открыл передний люк.
- Вот здесь налево, во двор. И приехали, тормози.
Бтр остановился. Я повернулся к девушкам и кинул Рыжику ключи от Патра. Она ловко поймала.
- Лина, поезжай за мной след в след. Не обгоняй. Все, действуй.
Она вышла и направилась к Патрику, пребывавшему в целости и сохранности, чему я был несказанно рад. Я проследил, как она села за руль и завела движок. Прекрасно. Я сообщил солдату.
- Как и обещал, ты свободен.
Тот уставился на меня непонимающе.
- Дык, это… вот так просто? Отпускаешь?
Я несколько удивленно спросил.
- А что тебя так удивило? Ты б на моем месте пристрелил меня?
Он промолчал.
Я понимающе хмыкнул.
- Ладно, катись. У меня еще дел полно.
Он не заставил себя упрашивать и ловко вылез через верхний люк. Я перебрался на водительское сиденье. Перхушкин постоял секунду на броне, потом сказал, нагнувшись к бойнице.
- Калаш - то оставь хоть…трупаки зажрут, сам понимаешь…
Я на секунду задумался.
- Дочь, подкинь вон тот автомат. Ага, спасибо…
Махнул Рыжику, мол, тронули. Она плавно выехала на дорогу.
Я сделал пробный старт. Получилось. Довольный собой, развернулся на стоянке, попутно опрокинув в сточную канаву пару припаркованных авто. Выехал, порыкивая камазовским движком, на дорогу. Да, это вещь! Езда без пробок в принципе. Потом вспомнил про ефрейтора Перхушкина, уныло и обреченно стоявшего у обочины. Я дал по тормозам. Получилось резковато с непривычки. Искорка возмущенно вскрикнула.
- Папа! Поаккуратнее же!
- Прости, лапочка…не привык еще. Перебирайся сюда поближе.
Пока она перелезала на переднее сидение, я выбросил из люка автомат и снаряженный магазин к нему. А что? Людям надо помогать. По возможности, конечно.
Посмотрел на старые механические часы «Победа». Хм, припозднились, через час стемнеет. Надо еще Серого забрать. Я откинулся на спинку неудобного, жесткого сиденья и нажал на педаль газа.
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1399491 - 12/04/20 09:56 PM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
511 Оффлайн
эксперт

Зарегистрирован: 09/03/06
Сообщения: 1038
Откуда: Уссурийск
Затягивает.

Вверх
#1399655 - 14/04/20 08:39 PM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: 511]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
***
От этой короткой поездки на бронемашине по кольцевой дороге и Рублевскому шоссе я получил колоссальное удовольствие. Намеренно не объезжал брошенные машины, а просто шел сквозь них. Они разлетались, словно кегли, в стороны, а я был как шар, огромный, тяжеленный шар. Все таки тринадцать тонн это не хухры-мухры. Ну и заодно расчищал путь Рыжику. Так что продвигались споро и без препятствий. Вот и мост через Рублевку. Я сбавил ход и путем проб и ошибок нашел, где включается прожектор, ибо темнота подкралась незаметно. «Щёлк!» тумблером и стало светло, как днем. Я осторожно, на минимальной скорости, вписался в поворот. Это не Патр, эта штуковина в шесть раз тяжелее и не такая управляемая. В общем, крутой вираж вполне удался и мы выехали на финишную прямую. Беспрепятственно проехали мимо темного, мертвого стационарного поста ГИБДД. Мельком успел заметить три белых автомобиля с синей полосой на боку.
До дома Серого осталось каких нибудь десять-двенадцать километров. Я прильнул к узкому переднему окну и внимательно следил за дорогой.
- Искорка!
Дочь, как и я, наслаждалась поездкой.
- Да, папа.
- Посмотри, лапуль, что там в десантном отсеке, то бишь, сзади. Оружие…патроны…ну и по мелочам.
Она кивнула и перебралась назад. Очень хотелось посмотреть, как там Рыжик на Патрике, но зеркал заднего вида конструкцией не было предусмотрено, как и камеры заднего вида. Я немного дал руль правее и увидел слева свет фар. Ага, пока все на месте. Едем дальше.
Вдруг Алина перестроилась и за пару секунд поравнялась со мной, отчаянно сигналя. Я видел в боковую бойницу, как она показывала пальцем назад и что-то кричала. Но в реве двигателя я не разобрал чего. Она перестроилась и поехала впереди меня. Вот бабы! Говорил же сзади ехать…и тут я не поверил своим глазам. На дорогу падали красно-синие отблески от полицейской «люстры», то бишь, проблесковых маячков. Сзади завыла сирена, громко и протяжно.
- Папа!! За нами три едут полицейские машины! – Искра перекричала шум в салоне.
Тут грохнули пистолетные выстрелы. Пули бессильно щелкнули по броне. Это уже была несусветная наглость.
- Дочка, иди скорее сюда!
Она перебралась обратно ко мне. Я прокричал.
- Хочешь порулить? – она энергично помотала отрицательно головой, - а придется!
Я вылез из водительского кресла.
- Папа! Мы же сейчас…- она быстренько прыгнула за руль. Я показал Искорке на педаль газа.
- Просто дави туда и держи руль ровно. А я сейчас…
Так. Вот башня. Должно быть два спаренных пулемета. Но, как всегда, тот, который помощнее, отсутствовал по причине снятия с цапфы, а был на месте только ПКТ. Ну ничего, этого вполне достаточно. Я прильнул к окуляру «перископа». Ага, едут, значится. Крутнул ручку муфты и винтовой механизм опустил задранный наверх ствол. Ясно…теперь еще ручка. Башня со скрипом повернулась. Вот оно как! Ну сейчас я вам дам просраться...
Три полицейские машины, разгоняя сгущающуюся темноту маяками, ехали за нами как почетный кортеж. Одна сзади и две по бокам. Изредка из то одного, то другого авто высовывалась рука с пистолетом и разряжала в нас обойму. Я, быстро работая муфтами, крутнул башню в другую сторону и заорал, покрывая шум двигателя.
- Искорка! По команде резко и быстро смещайся налево до отбойника! Поняла?
- Да , папа!! – дочку захватила эта сюрреалистичная гонка.
Я выждал, пока «гаец» пойдет на обгон и рявкнул.
- Руль влево!!!
Броневик послушно вильнул в указанном направлении и буквально припечатал легковуху к металлическому отбойнику. Вверх брызнул сноп ярких искр и донесся дикий скрежет. Полицейскую машину смяло и сплющило. Повалил дым и появилось пламя.
- Правее!! – смятого закрутило и он несколько раз перевернулся, окончательно превратившись в горящее нечто. Один есть. Я навел пулемет на едущего с другой стороны, поймал его в прицел и нажал на гашетку. ПКТ вздрогнул и ожил. Я, конечно, ожидал грохот, но такого… уши заложило сразу. Тем не менее, это было упоительно. Совершенно точно, даже в самом спокойном и благожелательном человеке, сидит такой зверь, что подумать страшно и вылезает он наружу в момент опасности. Тогда беги от этого добродушного как от огня. Я поливал сталью машину с мигалками, превращая ее в решето и груду хлама, и не мог остановиться. Помню, что-то вопил, угощая зомби в форме сотрудника ГИБДД стальным смертельным ливнем. Очнулся только, когда тот отстал и взорвался, выдав неплохой факел.
- Папа, держись!!! – вопль дочки ворвался в заложенные уши. Да, мощь голоса - это у нее в прабабушку. Я судорожно вцепился во что-то и выдержал перегрузку от экстренного торможения. Сзади раздался глухой мощный удар в броню. Тудум-с!! БТР даже не шелохнулся. Вот уж крепость на колесах…мы остановились.
- Подожди, давай посмотрим, что там…- я приоткрыл верхний люк и осторожно выглянул. Да, из Искорки вышел бы неплохой автоподставщик. От преследователя осталось только половина салона и багажник.
Патрик остановился в пятидесяти метрах впереди и терпеливо ждал. Я крикнул в салон.
- Давай обгоняй Рыжика и во второй поворот направо.
БТР рыкнул и начал набирать ход.
***
Мы стояли на улице Герасима Курина и всматривались в громаду высотного, многоэтажного дома.
- Броневик придется оставить, - с сожалением констатировал я, разглядывая окна десятого этажа, - топливо на нуле.
Искорка с Алиной сидели на крыше БТРа и присматривали за округой. На удивление, было тихо. Если учесть, с каким шумом мы подъехали, это было по меньшей мере странно. Ни одна тварь не вылезла из своей норы. Я поежился, затянулся напоследок, до фильтра и щелчком отправил окурок в сточную канаву. Подул холодный ветер и в камуфляже стало весьма прохладно. Небо затянуло тучами и вот-вот собиралось остудить наши горячие головы толи дождем, толи снегом. Надо было что-то делать, а я никак не мог принять правильное решение. По идее, надо было топать наверх, чтобы своими глазами убедиться в том или ином положении вещей. О плохом я и думать не хотел. Верю, что с Серым все в порядке, ибо за себя постоять он может.
- Ладно, сделаем так. Я пойду, посмотрю, что там. Вы сидите внутри тихонько и ждите меня. Люки закройте. Постучу вот так, - я отбил условный сигнал, - времени даром не теряйте, посмотрите салон на предмет оружия. Надо порадовать Седого. Вопросы есть?
- Может, мы пойдем все вместе? – спросила робко Рыжик.
- Да, папа, вместе спокойнее! – поддержала ее Искорка.
Я покачал головой.
- Нет, девушки. Мне спокойнее, когда вы под броней. И не будем терять время. Ребята на даче нас уже заждались, - я прервался, ибо в темных окнах квартиры Серого мелькнул огонек. Или показалось…не знаю.
- Все, красавицы, ныряйте внутрь.
Они неохотно подчинились. Я сказал в люк напоследок.
- Я сейчас подгоню Патрика поближе к вам. Если через полчаса не приду, прыгайте в него и дуйте на дачу. Там Ведьма и остальные друзья. Не пропадете. За мной идти не надо. Все равно не справитесь, - у меня ком подкатил к горлу, когда увидел, как глаза Искорки наполнились слезами, - но это на крайний случай. Я уверен, что все будет хорошо. Все. – я поскорее опустил крышку люка, дождался закрытия и спрыгнул с брони.
***
В подъезде было хоть глаз коли и воняло кошачьей мочой. Я достал фонарь, зажал его подмышку и, стараясь ступать как можно тише, прошел на черную лестницу. Прошел пару пролетов, держа карабин наготове. Луч фонаря плясал по стенам и выдавал причудливые тени. Пару раз я чуть не пальнул, обознавшись. Да, нервы ни к черту… стояла гробовая тишина, прерываемая лишь легким пошаркиванием моих ботинок. До седьмого этажа поднялся без происшествий. На пролете восьмого я остановился. Фонарь выхватил из темноты лежащее на ступенях тело. С раздробленным черепом. Я аккуратно обошел его, стараясь не перемазаться в подстывшем содержимом черепной коробки. Так. Чем дальше, тем интереснее. На девятом еще два трупа. Я ногой перевернул одного. Зубастый, синюшный и совсем дохлый по причине проломленной чем-то тяжелым головы. Второго я осматривать не стал. Ни к чему. Одним из неоспоримых достоинств Серого являлся пунктик тщательно доделывать все до конца, а потом еще раз перепроверить сделанное. Приободренный, я стволом толкнул стеклянную дверь к лифтам. Посветил. Никого. И все же нутром чуял, что я тут не один. Прошел к дверям квартир. Тихо как в склепе. Я постучал в косяк.
- Серый! – тихонько позвал я, - не бей меня по голове. Свои!
За дверью скрипнули половицы.
- Посвети себе на морду! – даже приглушенный толщей дерева, глубокий баритон Серого нельзя было спутать ни с кем.
Я зажмурился и направил луч себе в лицо.
За дверью хмыкнули.
- Ну и рожа у тебя, Лютый. Почище этих трупаков. Обожди, сейчас открою…
Послышался лязг замков и дверь приоткрылась. Я быстро вошел и Серый снова закрылся на все засовы.
Я улыбнулся широко.
- Рад видеть тебя, братишка!
Он поставил небольшую кувалду на длинной ручке и стиснул меня в объятиях.
- Рад взаимно, дружище! Что за прикид у тебя?
Я отстранил его на вытянутые руки. Невысокий крепыш с гривой черных, как смоль, волос. Протянул ему флягу с водой. Знаю уже по опыту. Серый жадно припал к горлышку.
- Дык воюем помаленьку. Боремся с превосходящими силами врага. Видел на лестнице останки. Твоя работа?
Серый допил и закрутил пробку.
- Да. Хотел выйти за водой и едой, да наткнулся на этих. Хорошо, инструмент прихватил. Насилу отмахался и еле ноги унес. Вот сижу теперь и макароны сухие жру. Воды-то нет…
Мы прошли на кухню.
- Надо валить отсюда, да поскорее, - я выглянул из окна, - собирай манатки, девчонки заждались.
Серый сказал негромко.
- Так это твой танк внизу? Патрика то я узнал, но эта штука меня насторожила.
- Да, забрали у ротозеев. Но беда в том, что баки сухие. Так что поедем на Патре. Давай, не телись, собирайся. Одежды мы набрали, так что, бери то, что дорого сердцу.
Серый собирался недолго. Вскоре, навьюченный рюкзаком, он подхватил кувалду и вопросительно посмотрел на меня.
Я отдал ему фонарь.
- Пойду первым, под ствол не лезь. Ну, вперед.
Мы, крадучись, как воры, спускались по лестнице вниз. Внезапно внизу мелькнул размытый силуэт, затем еще один и еще…
- Сзади! – заревел Серый, как заправский берсерк. Послышался глухой удар и вязкий шлепок. Мне под ноги, чуть не сбив, скатилось дергающееся тело. Времени смотреть на него не было…на меня снизу метнулась тень. На рефлексе я нажал на курок. Бахнуло и зомби откинуло на стену…я выстрелил в следующего практически наугад и попал… фонарь покатился по бетону.
- Лютый!! – голос друга перешёл в хрип. Две твари повалили его и придавили к полу. Я подскочил и от души приложил одного из напавших берцем по морде как по футбольному мячу, с «пыра», что называется… чвакнуло, громко хрустнули позвонки и зомби отвалился, как насосавшаяся пиявка. Второй оставил Серого в покое и бросился на меня, но получил гостинец в виде порции крупной дроби. Отлетел, сполз по стене и затих. Я рывком поднял Серого на ноги, сунул кувалду ему в руки и, посмотрев вниз, похолодел. Снизу шамкало, бормотало, скрежетало, шаркало…к нам поднимались. Сколько точно, определить было трудно, но явно немало. Загаженные окна практически не пропускали свет и днем, чего уж можно говорить про ночь.
- Твою же мать…- протянул Серый, увидев размытую в темноте толпу. – похоже, нам хана, дружище…
Теперь они были осторожнее. Не перли буром, а продвигались к нам не спеша, по ступенечке. В суматохе я не посчитал выстрелы и, отступая наверх, быстро поменял магазин в «Сайге».
- Где мы вообще? Какой этаж? – я передернул затвор карабина.
Серый подобрал фонарь выглянул на улицу.
- Кажись, третий…козырек подъезда видно.
Ну тут без вариантов. Патронов на всех может и хватит, да перезарядиться не дадут…эх, сейчас бы еще одно ружьишко…
- Будем сигать на козырек…выноси окно к чертовой бабушке!
Громко зазвенев, разлетелся стеклопакет.
- Первый пошел!! – заорал я и, отступая, открыл стрельбу по толпе. Брызнуло кровавыми ошметками…задние надавили на передних и, затоптав их, ринулись ко мне.
- Еб твою за ногу-у! – Серый сиганул вниз.
Я последними выстрелами сбил с ног самых прытких и последовал за другом. Удар! Зубы клацнули, едва не откусив язык. Ноги чуть не вошли в плечи…не удержавшись, я повалился назад и перекатился на спину.
Крепкие как клещи, руки вздернули меня вверх, подтащили к желтой газовой трубе, проходившей рядом.
- Давай же! Вниз! – прохрипел Серый над ухом. Я обхватил трубу как канат и соскользнул вниз. Сверху мелькнули ботинки Серого. Через пару секунд он был на земле.
- Быстро к Патру! – простонал я, ибо правая нога немилосердно болела…
Следующие сорок метров мы преодолели как два инвалида, поддерживая друг друга. Серый оглянулся и грязно выругался. Зомби высыпали из подъезда и неслись за нами.
- Не успеваем, мля…- я понял, что потерял в добавок ко всему карабин. Лежит себе на козырьке сейчас, наверное…
Внезапно, при свете вышедшей из-за туч луны, на крыше БТРа возникла девичья тонкая фигурка и застрекотал «Калаш». Первых трупаков, бегущих за нами, посекло очередью. Затем и второй ряд.
Патрик, включив фары, рванул к нам…остановился резко рядом, скрипнув колодками. Задняя дверь распахнулась и Серый буквально забросил меня в салон. Запрыгнул следом. Искорка вырулила к броневику и Алина заскочила в машину, захлопнув дверь перед самым носом твари.
- Газу! – прокаркал я, морщась от боли. Беда с ногой какая то явно…
Дочь, как профессиональный автогонщик, стартовала с визгом шин и пробуксовкой. Сбив по пути три тела и проехав по ним с приятным хрустом, она выехала на дорогу. Я оглянулся в разбитое заднее стекло. Бегущая толпа постепенно остановилась и разочаровано наблюдала за нашим отъездом. Только что платочками вслед не махали…
Серый облегченно выдохнул и перелез на переднее пассажирское сидение.
- Ну привет, крестница! Какая ты встала взрослая, сама папину машину водишь!
Искорка довольно улыбнулась.
- Почаще надо в гости заезжать, крестный! Привет! – и они расцеловались. Прям не выпуская руля.
«Идиллия!» - довольно подумал я и откинулся на спинку, поудобнее устраивая больную ногу.
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1399975 - 19/04/20 05:25 AM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
ДЕНЬ ПЯТЫЙ. Усадьба.
Часы приборной доски высвечивали 0.01. Ночь, непроглядная и мрачная, надежно взяла правление в свои руки. Начался отвратительный, моросящий не то дождь, не то снег, налипающий на «дворники» и размазывающий грязь по ветровому стеклу.
Ехали не по основным магистралям, во избежание нежелательных встреч. И вполне успешно выехали по Ленинградке из Москвы и сейчас продвигались окольными путями в направлении Дмитрова. Пусть дольше, зато меньше шансов нарваться на неприятности. Больше меня в столице ничего не держало.
Рыжик сменила Искорку за рулем и дочка сейчас мирно дремала сзади на плече спящего Серого. Я сидел на переднем сидении, кряхтел, как старый дед, периодически растирая нудящую тупой болью ногу и указывал путь. Как показал предварительный осмотр, кости были целы, вывиха нет, а просто сильный ушиб. Ну и ладно. Заживет. Я прислушался к мерному гудению двигателя. Старый, добрый Патр не подводил и работал как швейцарские часы. Отверстия, пробитые пулями, мы заклеили скотчем, печка кочегарила и в салоне было довольно тепло. Я чувствовал, как начинает подкатывать зыбкая дремота.
Встряхнул головой и потер лицо руками. Это нехитрое действо немного отогнало настойчиво окутывающий меня сон. Я сказал негромко.
- Лина, спасибо.
Она на пару секунд отвлеклась от дороги, повернула голову ко мне и улыбнулась. Ее лицо, подсвечиваемое зелеными огнями приборки, напоминало какое то дивное, сказочное существо.
- Не стоит благодарить. Я начинаю расплачиваться с тобой.
Я сказал, смотря ей в глаза.
- Ааа…а я то думал, что расплата была тогда, в доме, ночью…
Она отвернулась, посерьёзнела и неожиданно твердо сказала.
- Давай просто забудем, что ЭТО было. Будем считать, что ничего не случилось. Мы с тобой напарники, соратники по оружию. Друзья, наконец. Я думаю, так будет правильнее.
Это было неожиданно. Я ошарашенно промолчал и отвернулся к окну. Мимо проносились темные сосны и ели, так и не потерявшие своего очарования, в отличие голых лиственных деревьев. Да, женщины непредсказуемы…что ж, да будет так. Друзья так друзья.
- Сейчас будет поворот направо, - несколько официально сообщил я, так и не сумев до конца скрыть досаду от ее слов.
Краем глаза я видел, как она тщательно укрывает улыбку. А…весело…Я достал из кармана пачку сигарет, выбил щелчком одну и закурил, выпустив облако дыма в приоткрытое окошко.
- Теперь ты меня выставишь вон? – неожиданно спросила Алина. Я стряхнул пепел на коврик.
- Отчего же? Мы напарники, соратники, друзья, наконец…- процитировал я ее, - а друзей не выкидывают. Так что живи, сколько душенька твоя пожелает. А если решишь вдруг уйти, держать не буду. Вот тут притормози….да, здесь на обочине.
Она остановила Патра в указанном месте. Я вытащил тряпку из кармашка двери и вылез из машины. Полуснег-полудождь тут же воспользовался этим и щедро залил порцию влаги за шиворот. Прохладненько. Ну ничего, не сахарный, не растаю. А фары протереть не мешало бы. Да и голову остудить. Вот жил себе не тужил, один с Мартом, все было замечательно. Я с растущим раздражением тщательно протирал оптику. Было душевное равновесие и спокойствие. А сейчас, как пацанчик незрелый, начал нервничать из-за какой-то…я злобно сплюнул на заледеневшую дорогу и выпрямился. Да к черту все эти розовые сопли, интрижки…есть дела поважнее. Я уже собрался садиться обратно, как яркий, мигающий огонек вдалеке привлек мое внимание. Я замер, взявшись за ручку двери. Вспышки…три коротких…три длинных…три коротких. Огонек погас. Я вытер рукой мокрое лицо. Вот опять. Сигнал в точности повторился. Что он означал, думаю, каждому известно с детства. Я залез с салон и захлопнул дверь.
- Ну что, поехали дальше? – спросила Рыжик, держа руль обеими руками.
Я проигнорировал вопрос и, перегнувшись назад, легонько толкнул Серого. Тот моментально проснулся и открыл глаза.
- Что? Что случилось?
- Пока ничего. Хорош дрыхнуть. Приедем, отоспишься.
Серый проворчал.
- Вечно от тебя покоя нет…чего стряслось-то? Просто так ведь у тебя прыщ не вскочит…
Я показал пальцем в темноту за окном.
- Кто-то подает фонарем сигнал SOS… настойчиво и упрямо. Вот опять. Смотри!
Некоторое время мы вглядывались во мрак за бортом.
- Да, точно, - Серый осторожно высвободил затекшее плечо и Искра тут же проснулась.
- О…почему стоим не едем?
Я посмотрел на нее внимательно. Совсем дочка большая стала. А стало быть, имеет право голоса в сложных решениях.
- Так, ребяты. Мы сейчас находимся неподалеку от Яхромы, на объездной дороге. Через километров десять выйдем на Дмитровскую трассу, что будет неподалеку от самого Дмитрова. В общем, мы почти добрались до дачи. Но кто-то просит помощи. Вопрос в том, как поступить. Проедем мимо и через час-другой будем на месте или заглянем на огонек, поглядим, кто сигналит. Пусть каждый выскажет свое мнение.
Повисла пауза. Искра прокашлялась и сказала.
- Я думаю, надо проверить. Может, там еще выжившие. А вдруг там дети и женщины?!
Я кивнул, мол, мнение услышано, и вопросительно посмотрел на Серого. Тот откинул падавшие на глаза смоляные волосы и молвил негромко.
- А что? Искра дело говорит. От нас не убудет, если проедем километр лишний. А вдруг правда люди? Возьмем с собой, нам лишние бойцы не помешают. А если что не так пойдет, ноги в руки и дадим деру. Тем более автоматов полный багажник. Я за!
Я хмыкнул. Серый в своем репертуаре, общечеловек, склонный к авантюрам.
Алина сказала, смотря в заклеенное лобовое стекло.
- Я думаю, надо проверить. Нельзя проходить мимо просящих о помощи. Просто в следующий раз пройдут мимо нас, когда будем нуждаться. Я тоже за!
Я задумался, разминая отсыревшую сигарету. Они все согласны, как же…
- Вы, наверно, забыли где мы сейчас и что вообще происходит! Так вот, напоминаю. Мы сидим на бочке с порохом, которая может рвануть в любой момент. А если это засада? Если они, эти разумные мутанты, так заманивают случайных выживших? Нет, друзья, я не могу так рисковать. К черту эти сигналы. Едем дальше.
Серый возразил.
- По моему, зараженные слишком тупы, что бы заманивать таким образом.
- Но из пистолетов то они палят и на машинах ездят. Почему бы на поиграть с фонариком? - парировал я, - а значит остались не только базовые инстинкты?
В салоне воцарилось напряженное молчание. Серый пошарил по карманам в поисках курева.
- А мне все равно. Ты командир, тебе и решать.
Я уже начал жалеть, что поведал им о сигналах. Ехали бы спокойно и дальше. Но что сделано, то сделано. Я тяжело вздохнул, расстелил на коленях карту и включил свет в салоне.
- Ладно, сделаем так. Навскидку вот это место, - я ткнул пальцем в деревню Ольгово, - здесь у нас усадьба графьев Апраксиных. Насколько я знаю, заброшенная. Проезжал тут несколько раз. Все в бурьяне и борщевике. Могу ошибаться, но маякуют оттуда. Что само по себе уже странно… - я закинул карту обратно и повернулся к соратникам.
- Надо подойти так, чтоб они, кто бы там ни был, ничего не прочухали. Когда я зайду за первые постройки, Рыжик развернет Патра фарами на огонь и пару раз моргнет им, мол, сигнал принят и едем на помощь. Я же в это время подойду поближе, тут не далеко, метров сто, и погляжу, что к чему. Если беда, включу на фонаре стробоскоп. Если все хорошо и можно ехать – посвечу трижды.
- Папа! Я боюсь! Не ходи один! – Искорка только теперь поняла всю опасность этой затеи.
- Правда, Лютый, пойдем вместе! – поддержал ее Серый.
Я шутливо погрозил другу пальцем.
- А девчонок на кого оставим? Нет, братишка, ты будь здесь, береги их как зеницу ока. Все, за дело! Алина, гаси фары и разворачивайся, - с этими словами я привычно выпрыгнул из машины и молча взвыл. Совсем забыл про ушиб. Матерясь вполголоса, я проковылял к багажнику и открыл. Да, неплохо девчонки обнесли вояк. Пять автоматов, три ПМа, коробка россыпи патронов 5,45. Запасные магазины…вот Седой порадуется то. Я взял «Калаш», нашел снаряженный магазин, сунул ПМ за пояс и взял пару горстей патронов, распихав их в карманы разгрузки. А броник ничего, мелькнула мысль, уже не так давит. Привыкаю, наверно. Я проверил наличие фонаря, закрыл багажное отделение, постучал по капоту Патра и, крадучись, направился к полуразрушенным кирпичным постройкам.
***
Разведчик из меня так себе. Я старался идти так, как порхает мотылек. Но хотел как лучше, а получилось как всегда. То бишь, ветки похрустывали. Не знаю, слышали ли…Сейчас я сидел за кирпичной стеной то ли бывшей конюшни, то ли амбара, что совсем недалеко от источника света, который погас сразу, как только от Патрика дошел ответный сигнал. Я напряженно вслушивался в окружающие звуки ночи, будь то уханье сов, завывание ветра или писк заспанной птички и до рези в глазах всматривался в проем выбитого «добрыми» людьми окна на чердаке, похожего на пост охраны, домика с сгнившей, провалившейся крышей. Через некоторое время терпеливого ожидания я разглядел движение в темноте, старательно разгоняемой круглой, самодовольной луной. Невысокий силуэт промелькнул в окне и исчез. Я размышлял, что делать дальше. Странно все это…почему сигналят из дома, а не стоят на обочине дороги, предположим… Чутье настойчиво вопило, что надо поскорее убираться отсюда. И чем быстрее, тем лучше…я решил прислушаться к голосу разума и обернулся, собираясь улепетывать отсюда поскорее.
Правильно говорят, что древним людям помогали выжить инстинкты, которые немного загасли в современном человеке. Но еще кое-что явно сохранилось. Так вот, не успел мой мозг осмыслить и проанализировать, как тело само дернулось и убрало лицо от летящего в бренную голову приклада «Калаша». Дальше все произошло как в замедленном на пару скоростей кино. Я скрутился пружиной, уходя от удара…затем расправившись, всек левый боковой под глазницу противогаза…хрустнуло…наверно, это были костяшки кулака, затянутого в перчатку…оппонент рухнул навзничь…я схватился было за автомат, висящий на груди, но получил сзади по ногам…упал, неловко раскинув руки и ударившись головой об что-то твердое…получил по ребрам, прикрытым бронежилетом, не почувствовав ничего, кроме ослепляющей ярости…умудрился вцепиться руками в бьющую ногу…подсек вторую…вскочил на ноги…с удовольствием засадил берцем по пузу упавшему…ага, не нравится, сволочь…мычишь…тут голова дернулась в сторону… перед глазами появился звездный хоровод из разноцветных поющих птичек…темная, мрачная земля, усыпанная осколками кирпичной крошки, поднялась и ударила меня по лицу, превратившись в ничто…
***
-А, сука…он мне два зуба выбил… - прошамкали слева. Я всплыл из того самого ничто и чувства начинали появляться снова. Это не могло не радовать. Я не стал открывать глаза и упираться ногами в землю. Просто висел тушей под центнер весом на руках тащивших. Пусть им будет непросто. Не хочу облегчать им жизнь.
- Тяжелый, мля… - справа явно страдали отдышкой. Конвоир пыхтел натужно в противогазе. Я немного приоткрыл глаза. Перед носом маячил комбинезон химзащиты и надпись на спине «Росгвардия». Вот тебе и раз! А они-то что здесь делают и чем вообще занимаются?! Ладно, подождем, повисим…у идущего впереди захрипела рация и он ответил.
- Третий патруль на связи! Захватили только одного выжившего. Без признаков заражения. Несем на склад. Прием!
В ответ послышалось невнятное шипение и бормотание.
- Вас понял! Конец связи!
- Да надоело этого кабана переть! – громко возмутился беззубый. Спина с надписью пропала и я узрел автомат на брезентовом ремне и подсумки.
- Захлопнись, мудило!…- прошипели над головой сквозь толщу резины, - просто делай свою работу. И при капитане не вякай. Он-то с тебя шкуру спустит мигом.
Тот, который слева, заткнулся при упоминании о начальстве.
Через короткое время возникли здоровенные колеса военного «Урала».
- Все, мля, пришли…- облегченно выдохнул астматик и меня, как мешок с навозом, зашвырнули в цельнометаллический кузов-фургон грузовика. Дверца с грохотом захлопнулась. Снаружи начали подкалывать беззубого и ржать как кони на выпасе. Тот недовольно отругивался. Голоса постепенно удалялись. Кузов был без единой щели, куда бы мог проникнуть лучик света. В общем, тьма – хоть глаз коли…
Я осторожно пощупал затылок. Мокро и больно. Голова гудит, как пивной котел. М-да…чутью надо доверять. Сказало оно, мол, делай ноги, значит, делай. И нечего тут думать…попал, как кур в ощип. Я пошарил руками вокруг. Ничего, только металл под руками. Фонаря и всего остального я благополучно лишился. Но, как не странно, броник был на мне. Побрезговали, что ли…Я принял сидячее положение. В башке зазвонили колокола. Я поморщился и постарался не шевелиться.
Тут мои мысли вернулись к друзьям. Только бы не поехали за мной. Хотя я был уверен в обратном. Сам бы так и сделал. Надеюсь, Серый не попрет напролом…внезапно в темноте раздался тихий хрипловатый голос. От неожиданности я вздрогнул.
- Слышь, мужик! Ты там как, живой?
Я осторожно ответил.
- Живой. А ты кто?
Во тьме повозились и ответили.
- Да чо…ехал себе мимо, да заметил сигнал бедствия, ну и завернул на свою голову. Повязали, не успел и пикнуть. Тебя так же?
Что-то было не так. Что? Я пока не понимал. Теперь я со всем вниманием прислушался к чуйке. Она отрицательно мотала головой. Врет он, врет как сивый мерин. Но врет пока гладко.
- Да, примерно также.
- Братишка, ты один, есть еще кто с тобой?
- Один, один…а как ты не заразился и выжил? – внезапно спросил я его. – на моей памяти заражены все, кроме военных, и то, у кого были под рукой противогазы и химкостюмы.
Возникла небольшая пауза.
- Что? Не придумал заранее ответ? – мрачно спросил я собеседника, - зажигай свет, гвардеец!
В дальнем углу хмыкнули, возникла движуха и послышался щелчок переключателя. Я своевременно закрыл глаза рукой. Когда привык к неяркой лампе, одиноко болтающейся под потолком, разглядел сидящего напротив крупного, широкоплечего мужчину в том же костюме химической защиты, но без противогаза. Лицо с тяжелой, квадратной нижней челюстью, большой нос с горбинкой, умные, глубоко запавшие, глаза. Перед ним на небольшом столике, заваленном бумагами, лежал «Стечкин».
- Как догадался? – буднично спросил он, сворачивая самокрутку и прикуривая от спички.
Я почувствовал приятный запах дорогого табака с черносливом.
- Интуиция и логика, - кратко ответил я, усаживаясь поудобнее на холодном полу. Видимо, разговор будет долгий.
- А…понятно. Умник, стало быть? – он глубоко затянулся и выпустил большое облако ароматного дыма.
- Ну не так уж и умник, раз попал сюда…к вашему отряду по зачистке.
Он внимательно рассматривал меня.
- Точно умник. Ладно. Не буду ходить вокруг да около. У меня только два вопроса. Почему не заражен? И где сейчас твои друзья? Не лукавь, кто-то же моргал нам фарами…
Я искренне недоуменно пожал плечами.
- Сам хочу узнать. Может живу на отшибе?
- Может и так, а может и нет. – он встал, сладко потянулся, до хруста в позвоночнике. Здоровый лось…такого только из автомата валить.
Он сел обратно, сложил пальцы, похожие на сардельки, в замысловатую фигуру и уставился на меня.
- Поверь на слово, у меня куча способов заставить тебя говорить. От банального битья и до пентонала натрия. Будешь петь соловьем. Но я не хочу так. Хочу, что бы ты сам поведал мне свою грустную историю. Где живешь, с кем, почему оказался здесь, куда ехал…все-все! Как на духу! Потом я возьму у тебя немного крови и гуляй, Вася! На все четыре стороны. Слово Офицера.
Я опустил голову, делая вид, что обдумываю его предложение. На самом деле все было ясно и так. Все было правдой, кроме последнего. Он не собирался меня отпускать. И над ним не было начальства выше по рангу. Просто офицер, имеющий в подчинении взвод солдат и в нынешних условиях царь и бог. А надпись «Росгвардия» просто форма, в которую они были одеты в момент катастрофы. Вот как-то так. Хаос и анархия. У кого ружье, тот и прав. Так что надо готовиться к худшему. Своих я ему не отдам.
Я посмотрел на него исподлобья.
- Наверно, я лучше помолчу. Сколько смогу.
Он удивленно вскинул брови.
- Герой? У меня и не такие пели жаворонками. Итог один. Все говорят, только в разной степени подпорченности. Советую начинать рассказ…
Внезапно щелкнул засов металлической двери фургона и вовнутрь забрался солдат с автоматом наперевес. Лязгнул затвор. Дуло недвусмысленно глядело в грудь капитану.
- Рядовой! Какого хера ты тут… - раздраженно каркнул офицер.
- Молчать! Он у меня под контролем! Только дернись и получишь пулю в брюхо, - я с удивлением узнал голос Алины, - Лютый, выходи! Быстрее!
Я вскочил на ноги и, проходя мимо солдата, глядящего на своего командира совершенно пустыми, стеклянными глазами, помахал капитану рукой.
- Как видишь, не все бывает так, как ты планируешь. До новых встреч.
Тот немного ошарашенно кивнул головой.
- До встречи…
Я спрыгнул на землю. Девять солдат стояли неровным рядком и тупо наблюдали за красивым, блестящим в свете яркой луны, кулоном в руке Рыжика. Украшение равномерно, как маятник, болталось на цепочке из стороны в сторону. На измученном лице девушки блестели крупные капли пота.
- Слушать меня! По одному заходим туда! – тонкий пальчик властно указал на дверь фургона, - быстро!
Как опоенные, они, один за другим, залезли в кузов. Я закрыл за последним дверь и задвинул засов. Алина побледнела, как полотно и закатив глаза, упала бы, если б я не успел подхватить ее. Взвалил как куль на плечо и быстрым шагом направился к дороге. Сквозь толщу листов железа донесся вслед приглушенный грубый голос.
- Лютый!
Я остановился.
- Говори!
- Мы обязательно встретимся!
Я криво улыбнулся, поправил Рыжика на плече поудобнее и зашагал прочь.
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1400795 - 26/04/20 10:35 PM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
***
Что такое быть злым на весь мир? Отвечаю. Это когда ты круто облажался и не можешь смотреть в глаза своим близким, что в свою очередь, рискнули жизнью, чтобы вытащить тебя из того дерьма, в которое ты вляпался из-за собственной самоуверенности. Я злобно смотрел вперед, в простреленное лобовое и остро желал кого-нибудь прикончить. Серый, сидящий рядом, глубокомысленно курил и пускал кольца дыма к потолку.
- Да не бесись ты уже…всяко бывает. Ты ж не ремба какая там, чтобы от профессионалов отбиться. Я вот другое хочу прояснить. По поводу Рыжика.
Я протянул руку и поправил зеркало заднего вида так, чтобы видеть Алину, пребывающую в странной, послегипнотической отключке и лежавшую головой на коленях Искорки. Дочка, убаюканная монотонным движением, спала, свесив голову на грудь.
- Чего тебя беспокоит?
Серый сделал последнюю затяжку и выбросил окурок в окно.
- Понимаешь, братишка, в чем дело…когда ты исчез, не подав никакого сигнала, я собрался было идти за тобой, но Алина воспротивилась. И, причем, так яро, что я уж хотел показать ей ее место.
Я повернулся на секунду и удивленно спросил.
- И тут ты потерял способность двигаться без ее приказа?
- Точно так. Она влезла мне в голову и приказывала, что надо делать. А мне это совсем не нравится, понимаешь? Если она, к примеру, сказала обоссать штаны, я б обоссал… - Серый вытащил из кармана пачку и раздраженно прикурил новую сигарету. – я пришел в себя только тогда, когда ты появился с ней на плече. Стою как дурак, с «Калашом» в руках и слюни пускаю… Возьми ее на поводок, Лютый или я за себя не ручаюсь.
Я усмехнулся горько.
- Как взять-то, братишка? Она ведь меня из полной задницы вытащила, понимаешь? Я уже заказывал деревянный макинтош, когда она появилась. Нет, я, конечно, скажу ей, чтобы на своих не отрабатывала гипноз, но…
- Вот именно, что НО!... – Серый повернулся ко мне всем корпусом. – В любой миг, по ее желанию, она сделает с нами, что ей захочется. Я не хочу в один прекрасный момент пустить тебе или себе пулю в висок. – Он отвернулся к окну и жадно затянулся. – она мне с самого начала не понравилась!
Я молча повернул на Дмитровку. Серый был абсолютно прав. Но у меня был весомый аргумент.
- Там, на даче, нас ждут друзья. Седой, Ведьма и Оторва. Ты их не знаешь, но скоро познакомишься. Так вот, Ведьма не слабее Рыжика по таким способностям, если не сильнее… и я уверен, что она не даст нас в обиду. Так что не дрейфь, братишка. Все будет хорошо.
Серый скептически покачал головой и промолчал.
Я объехал Дмитров по окружной дороге и , не встретив препятствий, выехал возле Жестылево на финишную прямую. Здесь можно было разогнаться, ибо трасса была практически свободна. Через двадцать минут быстрого хода мы уже сворачивали на грунтовку. Я включил дальний свет фар и похолодел. Впереди, на мокрой глине, были многочисленные отпечатки обуви и просто босых ног. Их было столько, что создавалось впечатление о огромной толпе, продвигающейся в одном направлении. Серый тихо выматерился.
- Буди девчонок и давай лезь за автоматами! – я напряженно вглядывался за каждый новый поворот. Серый откинул спинку сидения и перелез назад, по пути толкнув Искорку. Измученный приключениями ребенок еле продрал глаза.
- Что? Уже приехали?
Серый пробурчал, вытаскивая с багажного отделения «Калаши» и загоняя в них свежие магазины.
- Ага, приехали…только надо пострелять перед приездом.
Дочка непонимающе смотрела сперва на него, потом схватила один из автоматов.
Холодный ветер донес в приоткрытое окно треск ружейных выстрелов. Я крепче сжал руль и надавил на газ. Стрелять могли только в одном месте.
***
Увы и ах, мы подоспели к шапочному разбору. Когда Патр повернул на нашу улицу, перестрелка завершилась и мы увидели при свете фар Седого с карабином наперевес, бродящего у ворот среди еще дергающихся полупокойников. Здоровенным тесаком, типа мачете, он добивал не до конца подстреленных. Оторва стояла на цистерне и внимательно осматривала округу. Ведьмы не было видно. Я остановился, не доезжая до первых трупов и вылез из машины, разминая затекшую спину. Внезапно ворота отворились и из них выскочило что-то бело-рыже-черное и понеслось ко мне. Я присел на корточки и раскинул объятия. Пес налетел на меня и опрокинул на пятую точку. Сколько же счастья!... Горячий влажный язык полировал мое лицо с интенсивностью вентилятора. Я терпеливо ждал, пока чувства выразятся полностью. Затем поймал его мордочку и поцеловал в большой черный нос.
- Я приехал, солнышко мое! Я ж тебе обещал…
Март, подскакивая на всех четырех лапах, пролаял.
Готов был поклясться, что это значило: « Обещал быстро, а сам так долго…аж целый день!»
Я улыбнулся и потрепал его по холке. Пес, радостный и довольный, побежал на участок. Вышла Ведьмочка с арбалетом в руках. Серый и Искорка вылезли из машины и подошли. Я прокашлялся и сказал.
- Эм-м, давайте знакомиться. Это Седой, Ведьма и Оторва. А это Искра и Серый.
Мужчины крепко пожали друг другу руки. Женщины обменялись легкими кивками и рукопожатиями.
Ведьма спросила.
- А где рыжую потеряли?
Я кивнул на Патра.
- Там она. Спит.
Ведьма удивленно вскинула брови.
Я, опережая ее колкий вопрос, быстро сказал.
- Сон не простой, а лечебный. Потом расскажу.
- Правильно. – Седой тщательно вытирал тряпочкой лезвие, – все потом. Сейчас надо оттащить жмуриков подальше, иначе утром мы задохнемся от смрада. А девушки пусть займутся ужином.
Я про себя ухмыльнулся. Прогнозы сбываются. Еще не далее, как вчера, они чуть не блевали, когда я разбил башку водителю тягача. А сейчас, стоя по щиколотку в тухлом мясе…надо б поужинать…впрочем, нормально, человек не блоха, ко всему привыкает.
Серый деловито осмотрелся.
- Веревка подлиннее и покрепче есть?
Седой одобрительно поглядел на него и молвил.
- Конечно. У Лютого чего только нет. У него, как в закромах у хомяка, есть если не все, то многое. Пошли.
Они, что-то оживленно обсуждая, зашли в ворота. Что ж, хорошо, я чувствовал, что они подружатся. Подошел к Патрику и вытащил осторожно Рыжика с заднего сиденья. Аккуратно ступая среди крови и кишок и стараясь не вляпаться, я прошел к дому и положил девушку в большой комнате на ее кровать. Возникло ощущение де-жа-вю. Я еще немного постоял над спящей, поправил одеяло и, не удержавшись, поцеловал ее в губы. Она слабо улыбнулась во сне. Я пригладил ее растрепавшиеся рыжие локоны и шепнул.
- Спасибо тебе…спи…мне надо помочь ребятам.
И вышел, тихонько притворив за собой дверь.
***
Робкий весенний лучик, еще не обжигающий, как расплавленное золото, а ласково пригревающий, пробрался сквозь приоткрытую занавеску и пощекотал мне нос. Я чихнул и проснулся. Март, лежащий в ногах, приоткрыл один глаз и укорительно посмотрел на меня.
- Я ж тебя не тормошу, как ты меня обычно, спи! - сказал ему негромко и потянулся, сладко и приятно. Кости хрустнули в суставах, вставая на место. Я накинул халат и вышел в коридор. Похоже, я первый жаворонок сегодня. Сверху доносилось легкое похрапывание. Женщины спали наверху, а мы, Седой, Серый и я – внизу. Так было удобнее всем. Я быстро оделся и повернул замок входной двери. Сзади послышался топот. Пес, конечно же, не мог допустить, что на улицу выходят без него и выбежал первый, отпихнув меня легонько. Я вышел на веранду и восхитился казалось столь обыденным явлением природы. На земле лежал толстый, пушистый слой снега. Солнечные лучи поигрывали на его крупинках и отражались миллионами разноцветных огней. Красота! Я прикурил сигарету и спустился по ступеням. Да, погода шепчет. В сопровождении Марта, я подошел к воротам. Седой с девушками не теряли времени даром. Вдоль забора стояли наскоро сколоченные леса, с которых было удобно наблюдать за творившимся снаружи. Забрался на один из них и выглянул наружу. Снег надежно присыпал следы вчерашнего побоища. Поверженных мы связали в один узел и Патриком отволокли подальше в лес. На снегу виднелись следы хищников, подобравших остатки. Ну и хорошо. Звери не голодают.
Цистерна находилась на прежнем месте, только от сливного крана был протянут толстый шланг, уходивший в аккуратно просверленное отверстие в заборе. Чтож, очень удобно. Не придется бегать наружу с ведрами. Я спрыгнул вниз. Март настойчиво просился на прогулку. Я вздохнул.
- Ну что с тобой делать…сейчас пойдем.
Я вернулся в дом, нашел и закинул на плечо «калаш». Да, теперь только так выходить на прогулку с собакой. Времена резко и бесповоротно изменились. Я прислушался. В доме по-прежнему спали. Ладно, пусть отсыпаются, намаялись.
***
Пес бежал впереди, поминутно оглядываясь на меня, иду ли следом… я на всякий случай перебросил автомат на грудь и держал палец у курка. Все-таки добрались до нас, окаянные. Как пронюхали, что мы тут, на отшибе, бес их знает. Но факт оставался фактом. И довольно неприятным. Теперь надо быть постоянно начеку. Мы прошли мимо полицейской машины. Видно, у Седого пока руки не дошли. Ну ничего, сегодня займемся. Я прошел мимо и внезапно остановился, как вкопанный. Что-то было не так. Я быстро обернулся и вновь, уже более придирчиво осмотрел автомобиль. А, ну конечно, не так…багажник не был закрыт до конца, хотя я точно помнил, что захлопнул крышку до щелчка, утрамбовывая мертвяка. Я передернул затвор и осторожно подошел. Огляделся. Март неподалеку разрыл снег и, засунув туда почти всю мордочку, сосредоточенно обнюхивал что-то.
Я резко поднял крышку и сделал шаг назад. В багажнике…никого не было. Вот те и раз! Что бы это значило, я не стал раздумывать. Свистнул Марту и оглядываясь по сторонам, поспешил домой.
***
-Кому добавки? – Ведьма с большой кухонной лопаткой в одной руке и с огромной сковородой в другой, оглянулась на сидевших за столом. Голодные протянули свои тарелки.
Мы завтракали. Ребята, доселе незнакомые друг с другом, присматривались, приглядывались. Между взрослыми пока ощущалась некоторая скованность. Все блюли приличия. Ну типа, салфетка, нож в правой, вилка в левой, за столом не рыгать и не сморкаться. Я откинулся на спинку стула и, попивая горячий чай с лимонником, умиленно наблюдал за всеми. Серый, хмурый как грозовая туча, ел молча и с удовольствием. Прожитые дни на сухих макаронах не прошли даром. Седой явно что-то обдумывал, подтирая хлебушком остатки яичного желтка. Наверняка его деятельный мозг уже обрабатывал очередное усовершенствование. Его методичность, педантичность и аккуратность во всем была нам большим подспорьем. Оружие, которое мы добыли, было перебрано, смазано и приведено в наилучший вид. В общем, находилось в образцовом техническом порядке.
Искорка с Оторвой сразу нашли общий язык и разговаривали между собой. Я не стал прислушиваться, их дела.
Рыжик сидела рядом со мной, осунувшаяся и вялая, без аппетита ковыряясь в тарелке. Сон лишь частично восстановил ее силы, затраченные на мое освобождение. А силы были затрачены немалые. Массовый гипноз выжал ее досуха, вычерпав резервы организма. Я сделал ей бутерброд. Она инертно покачала головой. Я строго сказал.
- Надо есть. Иначе восстановление затянется надолго.
Она взяла бутерброд и откусила небольшой кусочек. Я кивнул удовлетворено.
- Так то лучше. Господа и дамы, все поели? Хорошо. Ведьма, оставь посуду, присядь, сейчас приберем…есть насущные вопросы, не терпящие отлагательства, - я постучал ложкой о чашку, дабы привлечь всеобщее внимание. Все обратились в слух.
- Друзья, дело в следующем. Вопрос номер раз. Питание. Нам надо срочно добыть еды. Любой, будь то консервы, мороженое мясо и так далее. В общем, по максимуму. Надо делать вылазку и обнести продуктовый магазин. Кто поедет, обсудим позже. Второе. Надо сделать систему оповещения о нежеланных гостях. Серый, это твоя тема. Как и чего, я не соображаю в этом. Седой тебе в помощь. Уверен, вместе вы что- нибудь придумаете. Задача сделать систему так, чтобы мы не выставляли сторожа наблюдать, пока все спят. Далее. Хорошо бы добыть запасной генератор. На всякий случай. Пока все. Если у кого есть предложения, выкладывайте.
Ведьма сказала.
- Долгоиграющие и сухие продукты это понятно. А как быть с остальным. Холодильник маловат, куда будем складывать скоропортящееся?
- Выкопаем яму, завернем в целлофан. Земля холодная. Чем не холодильник?
Она удовлетворено кивнула.
- Хорошо. Тогда у меня не насущный вопрос, но занимательный. Почему мы, присутствующие здесь, не заражены?
Я пожал плечами. Седой сказал негромко.
- Что-то объединяет всех нас. Давайте подумаем, что?
- Может, потому, что мы все знакомы с Лютым, - вступила в разговор Оторва, - и гостили каждый в свое время у него на даче?
Ведьма мрачно посмотрела на Алину.
- Рыжик не была здесь ни разу.
- Здесь отдельная история, - ответил я, - Ей ввели антидот. При каких обстоятельствах? Алина, надо рассказать друзьям, что произошло. От них тайн быть не должно. Ты поведаешь или я?
Рыжик затравленно уставилась в свою тарелку. Я ее прекрасно понимал. Ведь это именно ее отец был виноват в свалившихся на нас бедах. Что там на нас…мы сидим, кушаем, живы-здоровы…а 90 процентов встреченных нами людей превратились незнамо во что. Наконец, во всеобщем молчании, она решилась и глухим голосом начала рассказ. Все слушали, затаив дыхание. Когда она закончила, я ясно почувствовал всеобщую неприязнь к ней.
Ведьма сидела, опустив глаза и тихонько тарабанила тонкими пальцами по столу. Насколько я ее знал, сейчас она была в бешенстве.
- М-да, дела… - протянул Седой.
Серый сказал недружелюбно.
- У меня есть большая просьба, вернее, последнее предупреждение к Рыжику. Не используй больше свои способности ни на мне, ни на ком более из нас. Иначе, клянусь, это будет последнее, что ты сделаешь.
Она подняла на него глаза, обведенные темными кругами.
- Ты мне угрожаешь?
Серый злобно промолвил.
- Нет, ибо мы в одной лодке. Просто говорю, как будет.
- Довольно!!! Отставить склоки!!! – я раздраженно хлопнул ладонью по столу. Тарелки подпрыгнули. – перестаньте! Мы тут все в одной упряжке и не хер друг на друга точить зубы. Надо думать, как выжить, а не цеплять товарища по оружию. Все всё поняли и подобное больше не повторится. Верно я говорю, Алина? – она кивнула и снова уставилась в тарелку, - вот и славно. – вернемся к вопросу, почему присутствующие здесь не заражены. По моей логике, должно быть что-то, что мы ели или пили вместе. Есть версии?
Ведьма отпила из кружки чай и насладилась вкусом.
- Если исходить из этого, то должен быть какой-то особый ингредиент…
Внезапно на меня снизошло прозрение. Я вскочил, подошел к шкафу и достал скрученный в кольцо корень того самого дальневосточного лимонника, который я регулярно заваривал в чай. Торжественно, ибо вот оно, наше спасение, показал его всем присутствующим. Оторва с сомнением заглянула в свою кружку.
- Простое растение как противоядие этому чудовищному вирусу? - скептически сказал Седой, помешивая чай.
Я положил корень обратно в шкаф.
- Ну, мы же не химики и не знаем его состав. Может, там действительно есть какой-нибудь ингредиент, блокирующий болезнь. И вообще, это просто моя гипотеза.
- Ну раз не имеем лучшей версии, давайте примем эту за основу, - рассудительно сказала Ведьма, начиная собирать посуду. Ну не сидится ей спокойно.
Рыжик внезапно вступила в разговор.
- Есть верный способ проверить версию Лютого.
Все, кроме Серого, уставились на нее. Она продолжила.
- Неподалеку отсюда, в Дубне живет и работает мой крестный и друг отца, дядя Валя. Он ученый-микробиолог, и наверняка разберется в этом корне.
Серый сказал, глядя в потолок и ковыряясь в зубах заточенной спичкой.
- А если он, как и твой отец, заражен? Мы будем рисковать жизнями, добираясь до него, а в результате встретим еще одного синюшного монстра, а может и не одного. Уверен, что так и будет. Я против поездки.
Я тяжело вздохнул. Серый никогда не отличался дипломатической гибкостью. Говорил - что думал.
- К тому же, мы не в том положении, чтобы проверять с таким риском каждую версию, - поддержал его Седой.
Я посмотрел на Ведьму. Та, не поворачиваясь от мойки, словно почувствовала мой взгляд, ответила.
- Я согласна с мужчинами. Нам еще нужно укрепиться и обжиться здесь. Дел полно, а время идет. Первую атаку мы отбили, неизвестно, что будет дальше. Мы должны быть готовы. И не забывайте, с нами двое детей. Я против.
Искра спросила.
- Папа, а ты что думаешь сам?
Я внимательно посмотрел на нее, отпил все еще горячего чая и улыбнулся.
- Какая же ты у меня стала большая…
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1401325 - 02/05/20 06:24 PM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
***
Было чертовски скучно. Я слонялся по участку, играл с Мартом, помог девушкам прибрать дом. Подошел было к мужикам, сидящих в мастерской в куче проводов и курящих одну сигарету за одной. Внутри от дыма резало глаза. На меня цыкнули и отмахнулись, мол, не мешай. Я вздохнул, прошел в дом, взял ключи от Патрика и на пороге встретил Рыжика. Выглядела она, прямо скажем, неважно.
- Я уже не такая красивая, да? – тихо спросила она. Я обнял ее за плечи.
- Да ерунда это все, красивая-некрасивая…пойдем поможешь. Бери карабин.
Через некоторое время, разумеется, с Мартом, куда же без него, мы подъехали к полицейской машине. Далее, путем нехитрых манипуляций, знакомых каждому автовладельцу, я «прикурил» седан и завел двигатель. Хоть это радовало. После чего мы загнали теперь уже нашу машину на стоянку, где я тщательно отодрал всю символику ДПС, вымыл салон и багажник, долил бензина, масла и прочих необходимых автомобилю жидкостей. В общем, привел машину в боевую готовность. Вот теперь у нас есть восемь колес, что не могло не радовать. За хлопотами прошло несколько часов.
Дела у Седого и Серого продвигались медленно, но уверенно. Они закрепили на стоящей у забора сосне мой старый видеорегистратор, ждавший несколько лет своего часа в недрах мастерской, и замаскировали его чем-то наподобие скворечника. От него были протянуты провода в дом. Я почесал затылок. Для меня это был темный лес, поэтому я даже не стал вдаваться в подробности. Будет работать и хорошо. А как, мне без разницы.
Искра с Оторвой тренировались во дворе. Стреляли из арбалетов. Ведьма была тут же, направляла и подсказывала. Когда-то бывшая реконструктором, она неплохо управлялась с арбалетом и могла передать бесценный опыт подрастающему поколению. Девушки с удовольствием перенимали знания и практиковались, пока была такая возможность. Получалось хорошо. Стрелы ложились в цель кучно и почти в «яблочко».
Я подошел к Ведьме.
- Надо бы до магазина прокатиться. Составишь компанию?
Она сдула с глаз черную челку и улыбнулась.
- Конечно. Когда едем?
- Сейчас, пока еще день. Надо управиться засветло.
Девчонки услышали и загомонили:
- А мы?? Мы с вами поедем!
Мы с Ведьмой переглянулись и одновременно покачали головами.
- Нет, конечно, - сказал я непререкаемо, - вы побудете пока здесь и продолжите тренировки. Нам нужны снайперы. Так что вперед, стреляем, дерзаем. Вечером экзамен, приедем , проверим.
Погрустневшие было девушки приободрились и снова с энтузиазмом принялись за дело.
Ведьма усмехнулась невесело.
- Для них, по-прежнему, это игра.
Я пожал плечами.
- Осознание реальности придет. Рано или поздно. Лучше рано. Ладно, время не ждет. Поехали.
***
Люблю ездить на пассажирском сидении. Люблю, когда везут. Что за барские замашки, спросит читатель? Не знаю, четкого ответа нет. Может, накатался за рулем, приелось. Чего нельзя сказать о Ведьмочке. Она всегда управляла автомобилем с удовольствием. Вот и сейчас мы ехали по грунтовке, подсохшей и рябой, как стиральная доска. Я, держа автомат между колен, курил, выпуская дым в окно. Рыжик дремала на заднем сидении. Хорошо, пусть набирается сил. Сейчас каждая минута сна ей на пользу. Хотел было оставить ее дома отоспаться, но она энергично воспротивилась. Пришлось брать с собой. Ну ничего, когда приедем и будем обносить магазин, пара лишних рук не помешает. Март, оскорбленный тем, что его место было занято мной, торчал из заднего окна и лаял на проносившиеся деревья.
До выезда на трассу осталось проскочить глухой поворот, когда Ведьма выругалась нехорошими словами и нажала на тормоза. Громко и злобно залаял Март. Я посмотрел в лобовое стекло и похолодел. Поперек дороги стоял тот самый «Урал», из которого меня столь быстро и благополучно вытащила Алина, а на стуле возле кабины с удобством расположился офицер, с которым мне довелось недолго побеседовать. Около грузовика стояло с десяток солдат с оружием наизготовку, недобро поглядывающих на нас.
- Я могу сейчас задним ходом уйти за поворот, - не отрывая от них глаз, напряженно сказала Ведьма.
Я покачал головой.
- Не успеем. Дадут залп и нам каюк. Подожди, он машет рукой. Может, хочет поговорить?
- Как в прошлый раз? – усмехнулась она невесело.
- Не знаю, - искренне ответил я, дослав пулю в ствол ПМа и пряча его в карман куртки, - пойду поговорю с ним. Как только подойду к нему, потихоньку разворачивайся и буди Рыжика. Если начнут стрелять, газ в пол и домой. Не лезь в бой, подстрелят. А у нас там дети…поняла?
Она, молча, согласилась.
Я вылез из Патра, показушно закинул автомат на плечо и сунул руки в карманы. Если что, завалю его через куртку. Я не тешил себя призрачными надеждами. Начнется пальба - и броник не спасет, превратят в сито. Только бы Ведьма не стала геройствовать и предупредила наших.
Капитан встал и пошел навстречу. Без противогаза и костюма химзащиты. Это было, по меньшей мере, странно. Видимо, он обладал большей информацией, чем я. Тем более было вдвойне интересно послушать его. Тем временем мы сошлись и остановились напротив в паре метров. Да, тогда первое впечатление не обмануло. Высокий, почти на голову выше меня, широкоплечий, лицо хищное, жестокое, посеченное шрамами. Большой нос, квадратный, выступающий вперед подбородок. Глубоко посаженные умные глаза. Короткая стрижка под «ежик».
Мы некоторое время рассматривали друг друга. Он сказал негромко:
- Я ж тебе говорил, Лютый, что мы свидимся.
Я молча глядел на него и указательным пальцем поглаживал курок пистолета. Он хмыкнул.
- Скверная привычка держать пистолет, снятый с предохранителя, в кармане. Куртку можно испортить. У тебя в роду чекистов не было?
Я мрачно спросил:
- Как ты нас нашел? И чего хочешь?
- Все просто, хотя и заняло немало времени. Есть такое изобретение. Дрон называется. И камера в нем. Поездили мы по дорогам, позапускали его, а тут дымок из трубы идет. Было несложно вас найти.
Я сжал зубы. Действительно, просто. Вот мы опростоволосились…
Он продолжил:
- Чего хочу? Поговорить. Просто поговорить. Присядем? – он указал на ствол поваленного дерева, лежащий у края дороги.
- Постоим здесь. Говори, у меня мало времени, - я не сводил с него глаз, ибо от таких можно ожидать подвоха в любую минуту.
Капитан примирительно показал пустые руки.
- Расслабься, я не причиню неприятностей. Обстоятельства изменились. Теперь мы с вами тянем одну лямку. Тебе интересно, почему?
Я кивнул.
- Я уже догадался, что кое-что поменялось. Ты и твои бандиты без масок и костюмов. Что-то с вирусом? Он издох?
Капитан прищурился и ответил:
- Так точно. Только не издох, как ты выразился, а самоликвидировался. Прошел самую опасную стадию. Перестал быть заразным.
- И что нам до этого? Мы должны сейчас петь и плясать? Наверняка есть и вторая стадия.
- Второго этапа нет. Но осталось огромное количество зараженных людей, что вовсе больше не люди. Они и есть главная проблема. При контакте с ними вирус будет передаваться здоровому человеку.
Я пожал плечами.
- Возможно и так. А возможно и нет. Мы то тебе зачем?
Он достал серебряный портсигар и узловатыми пальцами ловко выудил готовую самокрутку. Предложил мне. Я отказался. Он прикурил и сквозь дым поглядел на меня.
- Вот мы и подошли к главной части нашего разговора. Вы мне не нужны. Мне нужен ваш секрет. То, из-за чего ты и твои друзья не зацепили этот самый вирус. Поделись противоядием и ты меня больше не увидишь. Слово Офицера.
- А если я откажусь?
Капитан деланно горько вздохнул.
- Тогда я заберу его сам. Я не знаю, сколько у тебя там людей, но у меня солдаты, обученные и хорошо вооруженные. А когда я возьму твою крепостишку, то, как говорил один мудрец, «живые позавидуют мертвым».
Меня захлестнула холодная злость. Невероятным усилием воли приглушив ее, я посмотрел на голубое небо и солнышко, висящее на вершинах сосен.
- День сегодня прекрасный. В такой и умирать не хочется. Но выхода, похоже, нет. Ты был прав. Пистолет в кармане, только надо нажать на курок и все закончится. Ты умрешь, меня подстрелят. Патрик скроется за поворотом. Друзья будут предупреждены. А твой сброд, который ты называешь солдатами, без тебя одичает и разбежится, если не перестреляет друг друга из-за банки тушенки.
Он скептически пыхнул самокруткой.
- Ты не выстрелишь. Кишечник тонковат…
Я нащупал курок.
- Дело не в толщине кишки. Знаешь, в чем между нами разница? Ты спасаешь свою шкуру, а я – близких мне людей. Поэтому молись своему «мудрецу».
Он быстро сказал:
- Да подожди! Не горячись! Я просто проверял тебя. Да, теперь я понял, что нахрапом не возьмешь. По-прежнему предлагаю сотрудничество и взаимопомощь. Ты мне, я тебе. Сейчас, когда в любое время могут попереть орды мертвяков, нужно сплотиться и помогать друг другу. Согласен?
Я помолчал немного.
- Мне от тебя ничего не надо. Просто не лезь к нам. У тебя своя жизнь, у нас своя. А насчет секрета скажу так. Я сам такой вопрос не решаю. Будь завтра здесь, на этом же месте.
Капитан докурил самокрутку и щелчком отправил окурок в кусты.
- Добро. Я вижу, ты человек слова. До встречи.
Он повернулся ко мне спиной, махнул рукой своей солдатне, мол, грузитесь и зашагал прочь.
Я осторожно убрал дрожащий палец с курка и на негнущихся ногах пошел к Патрику.
***
На улице смеркалось. Солнце давно отправилось на покой. Надвигалась ночь. Естественно, поездка в магазин отменилась. Сейчас мы все сидели в большой комнате за столом. Все были погружены в мрачные раздумья.
Я сказал, вертя в руках обойму от ПМа.
- Ну-с, господа и дамы. Какие будут мнения по поводу случившегося? Высказывайтесь.
- Если даже мы отдадим ему корень, пусть даже не весь, а совсем немного, то нет никаких гарантий, что он оставит нас в покое. – высказал свою точку зрения Седой.
- Скажу больше. Это не те люди, с которыми можно договориться и положиться на их слово. Я сегодня видела эти бандитские рожи. Сегодня он заберет лимонник, завтра ему понадобится наш автомобиль…нет, нельзя уступать. – Добавила Ведьма.
Я посмотрел на Серого. Тот сидел, подперев рукой подбородок.
- Если хотите знать мое мнение, их надо валить. Всех. И капитана в первую очередь. Покоя он нам не даст. Аппетит приходит во время еды. Я согласен с ребятами.
Рыжик, сидящая в дальнем углу и почесывающая балдеющего Марта, глухо промолвила:
- Как жаль, что я не заставила их перестрелять друг дружку…ведь был такой шанс…а теперь я выжата и с трудом восстанавливаюсь. Надо избавляться радикально от этой проблемы.
Девушки молчали. И хорошо. Я не собирался заставлять их принимать такое решение.
- В общем, все мнения услышаны. Резюме простое. На уступки не идем и от них надо избавляться. Проще говоря, убить. Я за, - я бросил на стол надоевший магазин, - дальше. Беда в том, что у них численный перевес и не малый. Сегодня было десять человек и сам капитан. И неизвестно, сколько осталось на базе. Предположим, что еще столько же. Двадцать бойцов минимум. Все кадровые вояки. Вооружены до зубов. Опытные, наторевшие псы. Капитан держит там железную дисциплину, солдатня боится его, как огня. Да сам он далеко не дурак.
- А если устроить засаду? – предложила Оторва, - засядем в лесочке. Как только подъедут и выйдут из своего фургона, выстрелим каждый по магазину и все.
Седой ответил, поудобнее устраиваясь в кресле.
- Я на месте этого капитана сам бы сделал засаду. Уж больно этот вариант сам напрашивается. Тем более он военный и должен предусматривать такие события.
- Уверен, что так и будет, - мрачно сказал я, - он тертый калач и, наверняка подстрахуется. Далее. Можно было бы нанести упреждающий удар по их базе. Где они, мы знаем. Но мы не рембы и не разведчики-диверсанты, чтобы вырезать такое количество врага. Ну, один, два…три в случае, если повезет. Потом начнется побоище, в котором мы, увы, погибнем. Надо искать другой выход. Думайте, думайте.
Прошло некоторое время в тягостном молчании. Внезапно Искорка встрепенулась.
- А помните сказку, где мальчик с дудочкой утопил крыс, заполонивших замок?
Серый подхватил мысль налету.
- Отличная идея, крестница! Пусть тот, кто нам мешает, нам поможет!
Я вскочил и нервно начал мерить шагами комнату. Гениально!
Снова сел на место, едва справившись с волнением, и торжествующе оглядел соратников.
- Осталось только обговорить детали! Предлагаю сделать так…
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1401326 - 02/05/20 06:27 PM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
ДЕНЬ ШЕСТОЙ. Волшебная дудочка.
Город Яхрома, на первый взгляд, довольно странно расположен. Как бы на горе. Причем восемьдесят процентов застройки занимают частные дома и только двадцать новостройки, расположенные почти на самой высокой точке. Поэтому мы решили начать оттуда.
В «десятке» было тесновато. Да, это не Патр. Мы стояли на обочине дороги, возле заезда во двор нового высотного дома. Я повернулся к Оторве, сидящей на заднем сидении и одетой в легкий спортивный костюм и кеды.
- Послушай, может все таки, я пойду или Седой?
Она широко улыбнулась, сверкнув в темноте белоснежными зубами.
- Не в обиду, но не ты, Лютый и не ты, папа, далеко не убежите. А я убегу.
Седой протянул ей крякалку для зазывания уток и сказал, начиная раскладывать плечи арбалета.
- Дочь, делай все так, как мы обговорили. Не дай бог чего случись и Ведьма нам с Лютым головы поотрывает. А заодно и тебе.
- Уж и не сомневайтесь! – мрачно сообщила Ведьма.
Я разглядел между деревьев у подъезда сгорбленный силуэт.
- Вот он там…видишь? Слева еще один.
Оторва всмотрелась в тьму.
- Все на месте. Давайте начнем. Адреналин плещет через край.
Я переглянулся с Седым.
- Если устанешь раньше времени, сигай сразу в багажник. Поехали!
Оторва, полная сил и энергии, выскочила из машины и легко побежала к маячившим у дома зомби. Раздалось громкое кряканье. Даже в темноте, при скудном освещении луны, было видно, как мертвяки повернулись в ее сторону. И пошли к ней. Все быстрее и быстрее. Храбрая девушка еще немного выждала и рванула обратно к нам. Зомби припустили следом. Это было одновременно и жуткое и завораживающее зрелище. Бегущая красиво и грациозно, длинными прыжками, поигрывающая крепкими мышцами ног, молодая девушка с развевающимися длинными волосами и постепенно увеличивающаяся толпа диких чудовищ, порыкивающих злобно и яро.
Я отпустил педаль тормоза и машина плавно покатилась вниз, постепенно набирая ход. Седой с Ведьмой высунулись из окон по пояс с арбалетами в руках и выжидали. Оторва бежала легко, сохраняя дыхание в пяти-шести метрах от нас, изредка дуя в крякалку.
Внезапно щелкнул арбалет Ведьмы. Самый хитрый из трупаков, выскочивший сбоку наперерез Оторве, рухнул в канаву со стрелой в башке.
Еще немного прокатились вниз. Начался частный сектор. Толпа зомби постепенно увеличивалась. Все новые и новые мертвяки выскакивали, как чертики из табакерок, и присоединялись к общему «марафону». Периодически то Ведьма, то Седой выщелкивали самых прытких, обеспечивая относительную безопасность бегущей девушке. Через пять километров такого движения, мы собрали особей тридцать-сорок навскидку. По идее должно хватить для намеченного. Я крикнул из окна, притормаживая.
- Оторва! Все, достаточно, прыгай в багажник.
Она на ходу кивнула и прибавила ходу. Крышку багажника, заднее стекло и перегородку от салона мы заблаговременно сняли и Оторва с разбегу прыгнула в машину и перебралась к маме на сидение. Сзади раздался вой разочарования. Добыча ускользала на глазах.
Даже в полутьме было видно, как на лице Ведьмы отразилось огромное облегчение. Она сунула дочери в руки запасной арбалет. Я подтормаживал, снижая накат, дабы не отдалятся от преследующих нас. Десять метров вполне достаточно, чтобы они не бросили погоню. Так и продвигались до выезда из города. Бесшумно катящаяся машина с заглушенным двигателем и бегущая рысцой огромная, рыкающая толпа. Изредка Оторва дула в крякалку, взбадривая и раздражая решивших отстать. Пока наш грандиозный план работал без сбоев. Я вырулил на шоссе и завел двигатель. Мимо проплыл перечеркнутый красной полосой указатель с надписью «Яхрома». Отлично, до поворота к усадьбе Апраксиных каких-то семь-восемь километров.
- Они останавливаются! – сказала Оторва, наблюдавшая за зомби, - перешли на шаг…
Я только собрался ответить, как егоза выскочила наружу и понеслась к отстающим зомби.
- Куда??? Стоять!!! – я и не знал, что у Ведьмы столь громкий голос.
Сделав перед толпой полукруг и чудом увернувшись от чьих-то загребущих лап, Оторва снова повела толпу за собой. Мертвяки взбодрились и начали набирать ход.
- Я ее, засранку, пришибу на хрен за такие выкрутасы! Сама! Лично! Даже папа не поможет на этот раз! Вот только дело доделаем... – Ведьма была в бешенстве и мстительно всадила стрелу в догонявшего девушку трупака.
Вот и поворот к усадьбе. Будь проклят тот день, когда я заметил сигнал фонаря…
- Седой! Меняемся! – с этими словами я на ходу выпрыгнул из машины. Он занял место водителя. Я чувствовал небывалую легкость без броника и автомата. Словно сбросил оковы, прижимающие к земле. Только ПМ в наплечной кобуре. Несущественно.
Мимо меня пронеслась Оторва и, как эстафетную палочку, передала мне «крякалку». Я, что было сил, дунул в дудку. Мерзкий звук отразился эхом в тишине ночи, прерываемой топотом огромного количества ног. Мертвяки обратили на меня внимание и повернули к усадьбе. Лучшего расклада и не придумаешь.
Да, давненько я так не бегал. Легкие, непривычные к таким нагрузкам, горели огнем. Я жадно хватал ртом холодный воздух и заставлял себя переставлять ноги.
Вот впереди показалось полуразрушенное строение, где меня тогда повязали. Я на бегу вытащил пистолет, отвел руку за спину и, не глядя, нажал на курок несколько раз. Бабахнуло. Сзади завыли. Такое точно должно привлечь внимание часовых…и точно…
- Стой, кто идет! Стреляю! – раздался вопль впереди.
- Помогите! Спасите! Убивают!– что было сил, заорал я, ныряя в проем выбитой двери. Раздался треск автоматной очереди и темноту разорвали огненные вспышки. Толпа пронеслась мимо меня и началось…шум, гам…завыла сирена тревоги…стрельба… рычание диких зверей…вопли убиваемых и разрываемых на куски…беспорядочная пальба…
Я, сидя в кирпичной нише и глубоко дыша, пытался восстановить дыхание. Вытер честный, трудовой пот со лба. Все получилось. Наш план сработал. Вот пусть теперь повоюют, солдафоны… так, пора убираться отсюда. Я, держа пистолет наготове, осторожно выглянул наружу. Суматоха в лагере продолжалась. Прекрасно, пора валить под шумок. Я вылез из укрытия и побежал обратно к дороге. Там меня подберут друзья.
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1402762 - 24/05/20 01:40 AM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва

Хороший день сегодня выдался. Солнышко старалось в полную мощь. Дул нежный, теплый, почти летний ветерок. Природа словно компенсировала нам ту безнадегу, в которой мы оказались.
Я стоял на веранде после сытного завтрака и курил, раздумывая над ночной операцией. Интересно, уцелел ли кто из подручных капитана и как он сам выкрутился из сетей, которые мы так удачно на него набросили. В том, что он выжил, я не сомневался ни секунды, ибо такие личности выворачиваются из любых ситуаций. Ну почти любых. Пуля промеж глаз не в счет. А это значило, что он снова навестит нас и мы должны быть готовы. Вообще Серый был абсолютно прав. Надо было по- хорошему зачистить усадьбу после того, как там прогулялись зомби. Одной серьезной проблемой было бы меньше. Но что сделано, то сделано. Я отправил окурок в пепельницу и бодренько спустился по ступенькам.
Соратники отсутствовали в пределах видимости. Все были чем-то заняты. Каждый вносил свою полезную лепту в нашу обороноспособность и обустроенность. Кроме меня. Это надо было исправить.
***
От визга «болгарки» закладывало уши. Грозные, брызжущие искры вылетали из-под диска и норовили поджечь фартук. Я отпустил кнопку и с удовлетворением осмотрел выточку из старого, ржавого лезвия топора, найденного в закромах сарая. Похож на боевой топор викингов. Что ж, не до отделки и вензелей. Сейчас заточим и на рукоять…для крушения черепов вполне достаточно. Я запустил наждак и поднес лезвие к камню.
- Лютый!! – Серый показался на пороге мастерской, - у нас гости!
Обычно спокойный и непроницаемый, как индеец, он выглядел весьма возбужденно. Я отложил изделие и снял фартук. Открыл термос и с удовольствием отхлебнул горячий чай с неизменным лимонником. Зелье приятно обожгло пищевод и горячим потоком ухнуло в желудок. Я крякнул, вытер усы и бороду и пошел вслед за другом. Соратники, забросив насущные проблемы и дела, уже были у ворот. Я забрался на леса, осторожно выглянул наружу и присвистнул от удивления. Гость был ожидаем, но не в таком жутком и потрепанном виде. Я спрыгнул на землю.
- Ведьма, Серый, Седой! Возьмите его на прицел. Выкинет какой нибудь фортель, превратите его в дуршлаг.
Ведьма передернула затвор автомата.
- Без тени сожаления! А ты куда собрался?
- Пойду спрошу, на кой пожаловал. – я сунул ПМ за пояс и поправил куртку.
- Может сразу его в расход? А если он пришел отомстить? Подумал? – Седой неодобрительно посмотрел на меня.
Я пожал плечами.
- Мы же не они. Им человека убить – раз плюнуть. А нам сперва поговорить надо, поспрошать…может все не так плохо? – с этими словами я отворил калитку и вышел на дорогу.
Капитан стоял в метрах пяти, опираясь на наспех сделанный костыль. Да, видок еще тот…я мысленно еще раз поздравил себя и друзей с удачно проведенной операцией.
Весь то ли в саже, то ли в грязи, на голове и руке наскоро наложенные повязки, глаз подбит, нос сломан…доселе бравый, самодовольный офицер представлял собой жалкое зрелище. Я, не торопясь, подошел и встал так, чтобы не быть на линии огня.
Он криво усмехнулся и поморщился.
- Да…не ожидал от тебя такой прыти…задумка неплохая: натравить на нас кодлу мертвяков…чья была идея? Твоя?
Я неторопливо сказал.
- Это уже не важно. Важно узнать, зачем ты приперся к нам? Тебя не звали сюда. Ты самоубийца?
Он, сдержав стон, встал поудобнее, всем весом опираясь на костыль.
- Я пришел, чтобы признать свое поражение. Я готов признать… проигрыш…- здесь он явно сделал над собой великое, даже величайшее усилие, - и попросить помощи.
Я скрестил руки на груди.
- И чем же мы можем тебе помочь? И захотим ли помогать? Совсем недавно ты хотел разделать меня под орех, дабы выведать информацию. Забыл? Я помню. И что сейчас мешает мне или моим друзьям пристрелить тебя на месте, оттащить в лес, зверям на прокорм, и забыть о тебе через пять минут?
Он закашлялся громко и надсадно, напоследок сплюнув красную слюну.
- Ничего…ровным счетом ничего. Но я знаю, ты не такой гад…как я… и не поступишь так радикально…я укушен…- он сорвал повязку на руке. Даже сквозь запекшуюся кровь был виден полуоторванный кусок кожи и мяса. Я кивнул.
- Ясно. Заражен и пришел просить противоядие.
Он молча глядел на меня из-под густых бровей.
Какое-то время мы смотрели друг другу в глаза. Не отрываясь. Не моргая. Я не видел там ничего, кроме боли и…дьявольских огоньков, начинающих плясать где-то в глубине и неоспоримо свидетельствовавших о начале превращения. Здравый смысл рационально предлагал завершить «проблему» здесь и сейчас. Шаг назад и стрелки сделают свое дело. Но…это было бы очень просто. И банально.
Я прислушался к интуиции. Внутренний голос нашептывал нетривиальное решение. Да и надо было кое-что проверить.
Я повернулся к забору.
- Серый, братишка…не в службу, а в дружбу, подкинь термос из сарая.
Через некоторое время Серый подошел и протянул требуемое.
- Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь. – он злобно покосился на капитана, - как бы не хлебнуть потом лиха…
Я налил в стакан горячий, ароматный чай.
- Мы не такие, как он, дружище. Мы намного лучше, хотя и не подозреваем об этом. – я протянул кружку потрепанному врагу. Он взял, принюхался и недоверчиво спросил.
- Чай с лимоном? Все так просто?
- Ты испытываешь мое терпение. – мрачно сообщил я, - пей!
Он жадно, давясь и проливая мимо, выхлебал зелье. Я забрал стакан обратно.
- Попил? Хорошо. А теперь прими напоследок совет. Никогда больше не появляйся здесь и не попадайся нам на глаза. Еще одна встреча и ты труп. В самом прямом смысле этого слова. Мы друг друга поняли?
Он вытер подбородок и с удивлением уставился на покалеченную руку. Сжал и разжал кулак. Посмотрел на меня внимательно.
- Я тебя услышал. Больше ты меня не увидишь. Прощай и…спасибо. – он повернулся и побрел прочь.
Я подмигнул Серому, мол, видел, как лимонник работает? Тот недовольно покачал головой и пробурчал.
- Вечно у тебя все не так как у людей…пошли, что ли…нам еще магазин сегодня обнести надо.
Я улыбнулся и отворил калитку.
***
Обносили «Шестерочку». Все было уже стандартно, традиционно и с удовольствием. Никогда не подозревал раньше, что мародерствовать так приятно. Все, за что ты раньше платил кровно заработанные деньги, можно было забрать бесплатно, задаром. Чтож, хоть в этом плюс.
Мужчины, в поте лица, выносили продукты, необходимые для дальнейшего существования и складывали их в необъятный багажник Патрика. «Десятка» уже была забита под завязку.
Женщины, а именно Ведьма и Оторва, вооруженные до зубов, внимательно смотрели по сторонам. Бдели за обстановкой, так сказать.
Поехали все, ибо каждая пара рук могла пригодиться. «Шестерочка» находилась неподалеку от нашего дома, не доезжая до поселка Вербилки, прямо возле строительных рынков. Да, я считал наш дом последним оплотом нормальной человеческой, в самом прямом значении этого слова, жизни. Посмотрев на обстановку в городах, я не питал никаких иллюзий насчет выживших, кроме нас, людей. Вояки не в счет. Может и остались особо шустрые, но и они должны были сгинуть под огромным количеством мутантов. Наличие патронов это лишь временное спасение. Все в этом мире заканчивается, а боеприпасы – быстрее всего.
Капитан и его солдатня – исключение. Не все такие умелые и жесткие командиры как он. Обычно в таких экстремальных ситуациях мало кто способен держать бывших подчиненных в стальном кулаке. Я даже проникся к нему некоторым уважением. Куда он побрел? Одному, без надежного прикрытия соратников, шансы выжить равны нулю. Впрочем, по большому счету, мне было наплевать.
Бодро кряхтя, я закинул на плечо большую, замороженую свиную тушу и стал подниматься наверх по скользим каменным ступеням, ведущим из подвального хранилища-холодильника наверх. Впереди маячил Серый с большой коробкой кур. На удивление, по прибытию на акт мародерства, мы не встретили никого, кто мог бы нам помешать. В «Шестерочке» было пусто как в школе во время каникул. Было ли это связано со светлым временем суток, я уже не был уверен. Но, как бы там ни было, мы воспользовались случаем и гребли все, что могли оторвать от пола. Закинув в багажник принесенное, я с хрустом выпрямил натруженную спину. Еще пара-тройка ходок и можно будет уезжать. Вынесенных запасов хватит на месяц точно, а то и больше. Ладно, нечего простаивать, вперед и с песней. Проходя, я посмотрел на часовых. Пес спокойно сидел у ног Оторвы, которая находилась ближе к дороге. Ведьма, с автоматом наперевес, стояла на экспедиционном багажнике на крыше Патра.
Надо сказать, что стараниями и благодаря умелым рукам друзей, Патр постепенно превращался в боевую машину постапокалиптического будущего, которое, собственно и наступило. Пробитые стекла ребята заменили на сетку-рабицу, приваренную к оконным проемам. Спереди, к бамперу или, вернее, к раме автомобиля, был прикручен стальной, изогнутый щиток, на манер бульдозерного, только, естественно, поменьше и полегче. На крышу Серый поставил пару ярких прожекторов. Фары также были забраны сеткой. Как сказал Седой, довольно заворачивая последние гайки, то ли еще будет. Я жалел лишь о том, что мы не удосужились снять с броневика пулемет. Не сомневаюсь, что они и его приладили бы. Эх, ладно…это небольшое отступление.
А по сути, с позиций часовых прекрасно просматривалась вся округа. Рыжик с Искоркой сидели за «баранками" автомобилей. Молодцы девчонки, ведут себя спокойно, достойно, без глупых женских причуд и вполне профессионально для гражданских, никогда не державших в руках боевое оружие. Впрочем, жить захочешь – быстро научишься.
Из разбитых стеклянных дверей магазина показался Седой, багровый от натуги, тащивший огромную коробку с долгоиграющими сырокопчеными колбасами и сырами. Серый подхватил и помог донести. Я же зашел в бакалею за новой порцией припасов.
Так, что у нас тут… мука, крупы. Надо забирать, пока есть возможность. Я оглянулся в поисках контейнера. Не будем же по пачке носить… в темном углу валялось нечто, напоминающее пакеты. Подошел, поднял. На ощупь оказалось какое-то тряпье. Хотел было бросить за ненадобностью, но внутри екнуло узнавание. Я подошел к выбитому окну, поближе к свету и попытался понять, что к чему. При некоторой фантазии можно было узнать рабочий комбинезон грузчика.
- Лютый, обновку примеряешь? – Седой с Серым стояли неподалеку и ухмылялись. Я отмахнулся от шутников.
- Странно как-то…смотрите – портки не разорваны на куски, а словно лопнули по швам…- я показал им почти ровные, длинные лоскуты. Они посерьезнели и подошли поближе. – и мне это очень не нравится…
- Кому-то штанишки оказались маловаты…- мрачно сказал Седой, нащупывая пистолет за поясом.
Серый напряженно оглянулся по сторонам, словно из-за стеллажей мог кто-то выскочить.
- Хорошо. Жадность фраера сгубила. Забираем, что унесем и ноги в руки.
Седой уже укладывал муку и крупы на дребезжащую, раздолбанную тележку. Охваченные нехорошим предчувствием, мы с Серым нагружали вторую такую «корзинку».
Внезапно, как гром среди ясного неба, громко и злобно залаял Март.
- Внимание!!! – звонкий голос Оторвы донесся с улицы. Следом тишину продуктового зала разорвал треск автоматной очереди.
Я выхватил из наплечной кобуры ПМ и побежал к выходу. Ребята за мной.
- На крыше!!! – Ведьма выпустила пол-магазина «Калаша» поверх наших голов…
Дальше события разворачивались как в замедленном кино. Возле меня, на асфальт, плюхнулось нечто и выпрямилось в полный рост.
Говорят, человеческий глаз не может за секунду запечатлеть образ до мельчайших деталей, подобно фотоаппарату. Брехня, со страху раз плюнуть.
Здоровенная синюшная тварь, на голову выше меня…могучее голое тело в узлах каменных, рельефных мышц…длинные руки с острыми, как опасная бритва, когтями…мощные, с коленями в обратную сторону, ноги…и рожа, достойная отдельного описания. Монстр поглядел на меня узкими, маленькими глазками с вертикальными, змеиными зрачками и ощерил пасть, показав длинные, шиловидные зубы. Слюна, темная и тягучая, свисала с подбородка почти до груди. Неуловимо быстро и в то же время чертовски медленно чудовище развернулось и совершило прыжок в мою сторону. Быстро – потому что я не успел заметить момент отрыва от земли и медленно, так как я видел его затяжной полет, словно картинку стоп-кадра перемещали у меня перед глазами. Палец неистово давил на курок, посылая пулю за пулей в падающего на меня монстра…потом оглушительно скрежетнуло по груди…и я упал навзничь, сбитый и придавленный тяжелой тушей. Пистолет вылетел из руки…перед глазами клацнули челюсти, способные запросто перекусить арматуру…пахнуло тухлятиной… обеими руками уперся в его подбородок, силясь подальше отодвинуть, сбросить его с себя…но тщетно…проще было сдвинуть грузовик…внезапно на лицо полилось горячее и синее…монстр вздрогнул, захрипел и закатил глазки….я нажал сильнее и его голова, начисто срубленная, оторвалась от короткой, крепкой шеи и отлетела прочь…
Полегчало… тушу сбросили с меня…я протер лицо, размазав мерзкую, липкую жижу.
- Да вставай же! – Серый крепко ухватил меня за руку и рывком поднял на ноги. Седой стоял тут же и брезгливо протирал тесак куском тряпки.
Ведьма и остальные женщины уже были рядом.
- Ты как? Он тебя не зацепил?
Я опустил глаза вниз и запоздало похолодел. Ткань, закрывающая нагрудную пластину броника, была сорвана, а на самом металле отчетливо виднелись четыре глубокие борозды…это ж какие, мать его, когти…чтоб металл вот так…
Я отрицательно покачал головой. Мол, все хорошо. Жив-здоров. Пока.
- Дела…! – Серый удивленно присвистнул, - что за новая напасть!?
Он подошел к мертвому чудовищу и перевернул труп ногой.
- Вот и выяснили, чьи были штанишки с пропеллером…- сказал Седой, убирая мачете в ножны.
Некоторое время мы молча разглядывали покойного. А Март даже обнюхал и чихнул с отвращением.
- Что еще за штанишки? – спросила Ведьма, меняя магазин в автомате.
Седой присел на корточки перед лежавшей отдельно от туловища головой и разглядывал острые, как жала, зубищи.
- Да так…нашли в магазине…все думали, чьи…оказалось – вот!
- Это какой-то новый вид зомби? – вопросила Оторва, тыкая стволом «калаша» в твердый, как камень, гипертрофированный бицепс твари.
Я поправил ставший родным, особенно сейчас, броник и мрачно сообщил.
- Не думаю. Есть мнение, что наши зомби начали мутировать по новому кругу. Если теперь каждая тварь стала такой…тогда, ребяты, нам придётся туго…
Ведьма забросила автомат за спину и непререкаемо сказала.
- Пора домой, друзья. Как бы другие не прибежали на шум. За ужином обсудим происшедшее.
Я кивнул в сторону дверей «Шестерочки».
- Серый, Седой! Забираем муку и поехали
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1407305 - 29/08/20 04:07 PM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
511 Оффлайн
эксперт

Зарегистрирован: 09/03/06
Сообщения: 1038
Откуда: Уссурийск
Автор после ковид выжил?

Вверх
#1407669 - 09/09/20 01:44 AM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: 511]
Константин1977 Оффлайн
новичок

Зарегистрирован: 08/09/20
Сообщения: 12
Как ни странно, автор выжил и дописал книгу))


Отредактировано Константин1977 (09/09/20 02:03 AM)

Вверх
#1407670 - 09/09/20 02:09 AM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Константин1977]
Константин1977 Оффлайн
новичок

Зарегистрирован: 08/09/20
Сообщения: 12


***
Вечером, ближе к полуночи, после сытного ужина, мы все собрались в большой комнате на первом этаже. Я, попыхивая трубкой и заложив руку за отворот камуфляжной куртки, ходил вокруг стола, на котором была разложена карта Московской области. Рыжик, как всегда, сидела в кресле в самом дальнем углу комнаты и, опять же, как всегда, почесывала пузо сонному Марту. Пес сладко дремал к позе кролика-топотуна. Серый и Седой изучали подъезды к славному городу Дубна. Сей наукоград был славен своим Институтом ядерных исследований и Университетом с одноименным с городом названием, где, собственно, и следовало искать крестного Алины, знаменитого ученого, микробиолога с мировым именем. Человека, в силах которого было если не повернуть события вспять, то, хотя бы приостановить чудовищную катастрофу.
Искра с Оторвой ушли наверх. Девушки намаялись за богатый приключениями день и решили лечь спать пораньше. Им наши грандиозные планы были пока неинтересны.
Я, подражая известному государственному деятелю, сказал с не менее узнаваемым акцентом, указывая чубуком трубки на карту.
- Рановато нам ехать в Дубну. Мы, как я считаю, не готовы. Диспозиция снова поменялась. Мы устранили проблему в лице военных. Это хорошо. – я сделал паузу и прошелся вокруг стола, - но мы по-прежнему не располагаем бронежилетами и прочими средствами защиты. Как показала сегодняшняя встреча с мутантом, надо по-серьезному экипироваться.
Ведьма, помешивающая в кастрюле готовящуюся на печной плите кашу, промолвила.
- Да и с патронами дела обстоят не очень. Неплохо бы провести инвентаризацию. Выяснить, что мы имеем вообще. Седой, это твоя тема.
Тот откинулся на спинку стула и белоснежно улыбнулся.
- Уже, друзья…уже подсчитал и подвел итог. – Седой вытащил из кармана камуфляжа смятый листок и карандаш. – Итак, зачитываю. Нас семь человек. На каждого по автомату и, примерно, по шестьдесят патронов, - он что-то подчеркнул в списке, - пять карабинов «Сайга» и произвольное количество патронов, ибо сделаю, сколько надо, для производства все есть в наличии. Пистолеты есть у каждого, но с боеприпасом негусто, примерно по обойме на каждого. За холодное оружие, думаю, не стоит и говорить. Далее. Из защиты: противогазов у нас нет, как и химкостюмов, бронежилет только у Лютого. Это действительно надо исправлять. Хорошо бы в идеале добыть по комплекту «Ратник» каждому. Там неплохая защита. Но это в идеале. Пока, хотя бы, найти броники и, желательно, каски на голову. А еще лучше спецназовские шлемы, типа «Сфера». У меня пока все.
- Со своей стороны могу сказать, что видеонаблюдение из подручных средств установлено и выведено в дом. Забор укреплен, мостки сделаны. Против простых зомби мы защищены. Но вот как быть с новыми монстрами, я не знаю. Судя по всему, им этот забор не помеха. Правда, есть мысля – хочу завтра провести по верху  колючую проволоку и пустить по ней ток. Может, это их как-то задержит, - закончил Серый.
Ведьма оторвалась, наконец, от кастрюли и вытерла руки.
- С продуктами все замечательно. Мы обеспечены едой на месяц или больше. Запасы после поездки в магазин серьезно пополнены. Об этом пока можно не думать.
Я глубоко затянулся, распаляя гаснущий огонек в трубке, и выпустил большое облако ароматного дыма.
- Такую защиту мы сможем найти только в военной части. Там можно и разжиться боеприпасом. Я на почти сто процентов уверен, что они выжили. Весь вопрос только в одном. Согласятся ли вояки поделиться с нами? И если да, то что мы можем предложить им взамен? Лимонник?
Серый переглянулись с Седым и одновременно пожали плечами.
- Думаю, они просто не поверят, что от вируса есть такое простое средство, - Седой вытащил из пачки сигарету и прикурил. – сейчас все нервные, пристрелят, полагаю, сразу и разговаривать не будут.
Я выколотил трубку в пепельницу.
- Значит, вариантов немного. А вернее, всего один. Надо забирать добычу силой. Ближайшая воинская часть неподалеку от Дмитрова, возле деревни Орево. Насколько я знаю, там мотострелки, призывники. Не десантура и не спецназ. Так что шансы есть.
Серый встал с о стула и подошел к окну.
- Не хочется убивать выживших. Их не так уж и много осталось.
Седой спросил.
- Предлагаешь сначала поговорить с ними?
Серый кивнул, задернул штору и сел обратно к столу.
- Поговорить можно и нужно. Но, друзья, у меня есть другая мысль.
Мы, как по команде, придвинулись поближе и обратились в слух.
ДЕНЬ СЕДЬМОЙ. Операция «Бронежилет»
Дорога до военной части не заняла много времени, благо от Дмитрова было недалеко. Доехали без приключений, несмотря на позднюю ночь. Часы на приборной доске Патрика показывали 3.30, когда мы добрались до места назначения и остановились за глухим поворотом с выключенными фарами. До КПП оставалось метров сто пятьдесят. Рыжик заглушила двигатель.
Серый размотал белую наволочку, привязанную к длинной палке и проворчал.
- Как ты в нем ходишь, Лютый? По колено в землю можно войти…
Я ухмыльнулся.
- Носи, носи. Тебе сейчас он нужнее.
Серый поправил броник и сообщил негромко.
- На яйца давит…ладно, терпимо. Все поняли, что делать? Рации на минимальный звук поставили?
Мы с Седым и Ведьмой утвердительно кивнули. Мол, не дурнее паровоза, понимаем.
Я сказал, вглядываясь в темень за бортом.
- Как только будем на местах, маякнем. Все, пошли.
Мы втроем, как заправские ниндзя, одетые во все черное, вылезли из машины и тихонько притворили за собой двери.
Ниндзи мы, на самом деле были только по названию, ибо топали и сопели как табун слоняр, бегущих к водопою. Но что делать, не обучены, вот беда то…
Не доходя до ворот части метров сто, мы разделились. Седой с Ведьмой нырнули направо в кусты, обрамлявшие асфальтированную дорогу и вскоре шум их шагов проглотила ночь и пение сверчков. Я же, как настоящий холостяк, свернул налево, прокрался по лесочку, хрустя ветками, и вскоре был неподалеку от бетонного забора, перевитого поверху колючей проволокой. Так-с… камеры по периметру есть, но не много. На моей стороне была всего одна, и та смотрела в другую сторону. Честно говоря, я ожидал, что она будет поворачиваться, но, странное дело, движение отсутствовало в принципе. Я улыбнулся в темноте. Наша российская действительность – пропили, украли, вынесли...и поставили фуфло, если вообще не муляж. Что ж, сейчас это только нам на руку. Пора начинать.
Закинул автомат за спину, достал из рюкзака самодельную «кошку» с привязанной к ней альпинисткой веревкой и кусачки с прорезиненными ручками на случай напряжения в колючке. В общем, был готов к преодолению препятствий.
А вообще план Серого был прост до безобразия. Он, как и все мы, был уверен, что добровольно вояки делиться амуницией и боеприпасом не станут. Не те времена. Вместо того, чтобы сплотиться и помогать друг другу, выжившие объединились в банды и тянули на себя все, что можно. Впрочем, мы тоже потихоньку становились сами себе на уме. Приди сейчас к нам посторонний, не знаю, как бы мы поступили…ладно, речь не о нас, а о вояках.
Если предположить, что они выжили и остались людьми, то Серый, начав разговор с караульными, отвлекал их внимание, пока мы перебирались через стену. Был огромный шанс, что его даже не станут слушать, а просто подстрелят на месте. Но выбора особо не было и пришлось идти на риск. Штурмом взять военную часть с нашим количеством бойцов и навыками, вернее, их отсутствием, было нереально.
Так вот, если Серый все таки начинал разговор, у нас было не более двух-трех минут, чтобы перелезть через забор и достигнуть КПП. Далее брали часовых за подбрюшье и вызнавали, где арсенал и амуниция. После загоняли Патра на территорию, загружались и уезжали. Вот такой замороченный грабительский рейд…
Тихо прошептала рация у воротника.
- Мы на месте. То бишь на стене. Прием!
Я надавил на селектор.
- Я на месте. Прием!
Прохрипело глубоким баритоном Серого.
- Отлично, я выдвигаюсь. Как только дойду до КПП, начинайте. Рацию не выключаю.
Некоторое время, сквозь негромкое потрескивание, я слушал шаги и бормотание Серого о том, что он, как дурак, размахивает белой тряпкой… Размотал веревку, взял «кошку» наизготовку, прицелился…пробно крутнул зацеп и закинул на колючку…чего время терять?
Внезапно Серый прошептал.
- Друзья…что-то не так. Вон висят лампы…прожектор…ничего не горит. В караульной темно…меня не встречают. Подхожу ближе…еще сорок метров. Никого…
- Серый, подожди! Остановись! У нас тут движение…- прошелестел динамик голосом Седого.
Я тревожно оглянулся в окружающую темноту, разрезаемую тусклым светом луны. Возникло и укрепилось чувство тревоги и грядущего провала.
- Осторожно! Мутанты! – захрипела рация. Следом раздался грохот «Калаша». Длинная очередь…затем короткая. Злобное рычание и дикий вой.
Я, сам от себя не ожидав такой прыти, заправской обезьяной, в три приема оказался наверху и, едва не запутавшись в колючке, заработал кусачками. Раз, два…три, четыре…сильно порезавшись, я скинул проволоку вниз и встал в полный рост на заборе, держа автомат наготове. Вдоль бетонной ограды, в противоположную  сторону от КПП, бежали, что было сил, два черных силуэта. За ними, хрипя и вопя, неслись с десяток тварей наподобие той, что напала на нас возле магазина. Монстры стремительно сокращали расстояние. Еще пару таких огромных прыжков и они повиснут на плечах беглецов. Медлить было смерти подобно и я, быстро прицелившись, выпустил пол-магазина по первым преследователям. Отдача едва не скинула с забора вниз…устоял каким-то чудом. Первых сраженных затоптали задние набегающие, кто-то полетел кувырком, споткнувшись, возник некий сумбур, позволивший Ведьме и Седому заскочить в первое попавшееся здание и захлопнуть дверь перед носом преследователей.
Я нажал кнопку связи и быстро сказал.
- Серый! Вали оттуда! Здесь куча мутантов! Ждите нас в машине! Прием!
- Поздно…- хрипнуло в динамике, – я закрылся в КПП. Обложили со всех сторон и долбятся в дверь.
Внезапно по глазам светануло красным лучом. Не успев и толком понять, что это и подумать, что надо сделать, я рефлекторно пригнулся и, не удержав равновесие, кулем свалился вниз. К счастью, во внутреннюю сторону забора. Приземление, как не странно, прошло удачно. Ничего не выбил и не поломал. Темноту снова прорезал луч лазерного прицела. Снайпер сидел в самом дальнем здании, где-то в районе последнего этажа или крыши. Пока было не понятно.
Быстро-быстро работая локтями и мысками, я заполз за укрытие в виде каких-то ящиков, прикрытых брезентом. Отдышавшись немного, я подтянул к себе автомат и осторожно выглянул из своего укрытия. Темно, хоть глаз коли…луна, как назло, ехидно хихикнув, спряталась в тучах. Луча, как и снайпера, не было видно.
У барака, куда заскочили Ведьма с Седым, сновали быстрые силуэты и тени. Доносилось приглушенное рычание и скрежет, словно кто-то водил стальными когтями по стеклу. С детства не люблю этот звук…передернувшись от отвращения, я лихорадочно всматривался в темноту, ища приемлемое укрытие. Здесь я был уязвим. Сейчас, пока твари увлечены выковыриванием друзей из убежищ, надо действовать незамедлительно. Полная, самодовольная луна наконец-то соблаговолила скинуть с себя покров, надежно прикрывавший ее и засветила во всю мощь. Ага! Вот туда мне и надо. В метрах тридцати темнела сторожевая вышка. Я нажал на селектор рации и прошептал.
- Меня кто-нибудь слышит? Прием!
- Слышим нормально! Прием! – отозвалась Ведьма, и Серый добавил. – я на прежнем месте!
- Так, ребяты… тут помимо мутантов, засел стрелок, похоже, недоеденный вояка, с оптикой. Торчит на дальней крыше, но не стреляет. Мне как-то надо добраться до вышки, оттуда хороший обзор, могу пострелять по монстрикам. Серый, покрути частоты, может, он нас услышит. Надо с ним поговорить.
- Хорошо. Сейчас попробую…
- Не надо искать, я вас слышу! – из рации раздался молодой, порядком искаженный помехами, голос. – кто вы такие и чего вам тут надо?
Я прочистил горло и доверительно сказал.
- Солдат, мы люди, такие же как и ты. И нам нужна помощь. Сделай доброе дело, прикрой меня, пока я побегу до укрытия. А потом мы почистим часть от мутантов. Прием!
Рация помолчала какое-то время.
- Хорошо. Но поспеши, они направляются в твою сторону. Встань, чтоб я тебя увидел.
Я сунул рацию в разгрузку, закинул «калаш" за спину и медленно поднялся во весь рост. Да, сейчас либо действительно прикроет, либо просто засадит пулю в лоб. Нехорошие ощущения, мягко говоря. Поджилки предательски затрепетали…
Тени начали быстро приближаться. Меня засекли. Не теряя больше ни секунды, я понесся во весь опор к укрытию.
Так я еще не бегал никогда в жизни. Думаю, спринтер-чемпион на стометровке, удавился бы от зависти. И все равно меня догоняли…за спиной явственно слышался топот и надсадное дыхание. Затем я уловил, сквозь бешенное биение собственного сердца и рева крови в ушах, приглушенные хлопки и нечеловеческие стоны боли. Как ошпаренный, я добежал до лестницы и начал карабкаться наверх.
- Пф-ф! Пф-ф! – и тяжелое тело, лезущее следом по металлическим ступеням, сорвалось вниз и упало на головы преследователей. Я забрался на площадку и захлопнул за собой люк. Внизу разочарованно завыло множеством голосов.
Я плюхнулся на пол и, немного переведя дух, вытащил рацию.
- Как тебя зовут, о, великий воин?
- Кирьяном кличут…- прошелестел динамик.
- Ясно, Кирьян. Спасибо, помог. Без тебя меня уже бы порвали бы… ну что, постреляем немного?
- Я бы не против, только вот последний магазин остался.
Я немного подумал. Хорошая мысля пришла почему-то не опосля, что бывало почти всегда.
- Давай так. Я тут неважно вижу в темноте, а у тебя, похоже, ночная оптика и лазерный указатель. Ты наводи лучом на цель, а я буду стрелять. Как тебе такое?
- Давай попробуем. Включаю лазер.
Я встал и взял автомат на изготовку. Вдалеке появилась красная стрела и зашарила по территории. Я водил мушкой следом.
- Вот он! Давай!
Я нажал курок, послав одиночный в красную точку. Тень с воплем подпрыгнула и повалилась на землю.
- Хех! Попал! Давай дальше! – возбужденно завопил в динамике Кирьян.
Дело пошло. Я выщелкивал трупоедов одного за другим. Монстры бесновались, не понимая, почему их становится все меньше и меньше. Вскоре магазин опустел и последние несколько тварей, злобно огрызаясь, ломанулись через бетонную стену, где Кирьян, не отказав себе в удовольствии,  подстрелил еще парочку, запутавшуюся в колючей проволоке. Остальные, ловко перебравшись через забор, канули в ночи.
Я вытер честный трудовой пот с лица и сказал.
- Славно поработали…Кирьян,  ты молодец! Сейчас надо поговорить. Нас пятеро.
- Добро. Ступайте к дальней казарме. Я открою…
- Ведьма, Седой, выходите, но глядите в оба. Может, какая тварь заныкалась. Идите к Кирьяну. Серый, ты ближе всех. Маякни Рыжику, чтоб заезжала.
- Принято, выходим.
У КПП взлетела в воздух, осветив округу зеленым светом, самодельная петарда. Серый открыл откатные ворота и Патр заехал на территорию военной части.
***
Седой помешал в алюминиевой кружке алюминиевой ложкой, растворяя сахар в чае и поинтересовался.
- А как ты умудрился выжить и не подхватить вирус?
Кирьян, высокий и худой, как журавль-переросток, открыл еще одну банку тушенки и переправил ее вместе с куском черствого хлеба Серому.
- Как? Да очень просто. Старлей, скотина, послал канализацию пробивать. Меня, сержанта на контракте! Прикинь, сволочь какая?! Как будто духов для таких дел нету… а там без химкостюма и противогаза не можно. Дык, покудова я там шарился, какой то гад люк захлопнул…мож пошалить хотел, приколоться. Только вот пока я выбрался, злой и весь в говне, тут уже завертелось. Только они, мертвяки эти, тогда не такие были. Ну не такие резвые и сильные. Короче, я успел добежать досюдова и закрылся.  Сперва постреливал их помаленьку. – тут его веснушчатое лицо приняло довольное выражение, - наперед завалил прапора, говнюк еще тот был, потом того лейтеху, потом уже не разбирал. Патроны хоть и берег, потому как до оружейки было не добраться, но они все равно таяли быстро. Еды тут навалом, столовка и продсклад примыкает крышами. Так что живу-не тужу…А вы то как здесь оказались? Вроде штатские поди…оружие надобно?-внезапно спросил он вдруг.
Я переглянулся с Ведьмой. Она вкрадчиво сказала.
- Верно мыслишь. Мы тут не случайно.
Кирьян настороженно посмотрел на нее и замер. Внезапно его светло-голубые глаза остекленели.
Народ вокруг замер, боясь пошевелиться. Серый так и не донес ложку с тушенкой до рта. Начинался сеанс гипноза.
- Ты меня хорошо слышишь? – негромко спросила Ведьма.
- Да, хорошо. – завороженно глядя на нее, сообщил Кирьян.
- Скажи, где взять оружие и патроны. Будь хорошим мальчиком…
Парень сглотнул ком в горле, дернув большим кадыком и счастливо сказал.
- В оружейке, что через два барака отсюда. Тама все есть…забирайте.
Я кивнул друзьям. Все, кроме Ведьмы и меня, потихоньку встали и вышли, притворив за собой дверь.
Прошло около пятнадцати минут. Ведьма без особых усилий держала парня на гипнотическом поводке. Я курил, пил скверный чай, доел тушенку Серого, осмотрел его автомат, снабженный оптическим прицелом, скомбинированным с ПНВ. Ценная вещица. Был огромный соблазн забрать, но, поразмыслив, я не стал этого делать. Неправильно как-то…
- Сейчас я досчитаю до пяти и ты проснешься. Раз, два, три, четыре…пять!
Кирьян вздрогнул и затуманенный взгляд его прояснился. Я отхлебнул чай и поморщился. Помои…
- Неважный у тебя чай, дружище. – я порылся в рюкзаке и выудил полный термос. – вот, возьми мой. Выпей, если вдруг прикусят ненароком. Поможет.
Он недоверчиво взял термос и повертел в широких ладонях, больше привыкших в древку лопаты, чем к шариковой ручке.
- Ясно…
- Что ясно? – прищурившись, спросила Ведьма.
- Ясно, как ВЫ выжили… - ответил он, потирая виски, - что-то голова затрещала.
Я встал и положил ему руку на плечо.
- Нам пора. С собой не берем. Ибо у нас только свои, не обессудь. И спасибо за помощь.
У двери я обернулся.
- И за боекомплект.
Так он и сидел с термосом в руках и приоткрытым от такой наглости ртом, когда я притворил за собой дверь.
Мы вышли на улицу. Ведьма втянула носом ночной воздух с неприятным запахом крови и начинающегося разложения.
- Чувствую себя последней свиньей. Парень- то нормальный. Попросили бы, поделился сам.
Я повернулся к порогу и положил полупустой магазин от автомата Кирьяна на ступени.
- Не печалься, подруга. С волками жить, по волчьи выть… представь, что он бы заупрямился или еще хуже - схватился б за пистолет. Нельзя сейчас без причины убивать людей. Их и так слишком мало осталось.
- Поэтому ты и отпустил капитана?
Я пожал плечами.
- Не только поэтому. У меня есть чуйка, что он еще сыграет важную роль в этой дрянной пьесе. А чутье меня не подводило никогда.
Мы повернули за угол, где Серый и Седой запихивали последний ящик с патронами в переполненный Патрик.
Взмокший и распаренный Седой сообщил.
- «Ратник» , естественно, не нашли. Но броники, каски, противогазы, химзащита, патроны в избытке. Набрали каждому по комплекту. Серый нашел даже танковый пулемет. Потом приладим на Патра. Ну и себе новую игрушку.
Серый, сияя, как начищенная медаль, показал на «Печенег», прислоненный к багажнику машины.
- Давно мечтал…теперь зомбям хана.
Я посмотрел на начинающее светлеть небо. Намечался неплохой денек. Теплый, значится.
- Молодцы. Но пора и честь знать. Все загружено? Тогда поехали, у нас девчонки одни остались.
Рыжик уже сидела за рулем.
- Ну что, пора в путь?
***
Четыре последующих дня пролетели незаметно, ибо так проходит время в трудах и заботах. Каждый был занят делом, справиться с которым было ему вполне по силам.
Серый с Седым занимались установкой на Патр крупнокалиберного пулемета, укрепляли автомобиль дугами жесткости, наваривали дополнительную защиту из всевозможных найденных кусков металла. Получалось неказисто, зато придавало некоторую уверенность и защищенность. Да и наплевать. Не до красоты. Таким образом,  Патрик превращался в бронетранспортер. Безусловно, скоростные качества резко упали, и намного, но мощный движок все равно обеспечивал более-менее сносное передвижение. Кусок крыши был выпилен для стрелка и в свою очередь наварены пластины для какой-никакой защиты. В общем, ребята готовили авто к нелегкому путешествию в Дубну. С чем или с кем там придется столкнуться – мы могли только предполагать. Поэтому было решено экипироваться по максимуму.
На общем совете было решено ехать на двух машинах. Мы отцепили тягач от цистерны, ибо все равно простаивает. А там неизвестно, как сложится, может и вторая машина пригодиться.
Я с женщинами занимался подгонкой честно отжатой амуниции. Каждая деталь подгонялась под конкретного человека,  чтобы было максимально удобно и комфортно. Хотя, собственно,  девушки, пробно одетые в броники и каски, стонали от тяжести, сцепив зубы, что и не удивительно. Но каждый помнил, как выручил меня тогда у магазина бронежилет, и потому явные возражения не поступали. И то хорошо.
Ехать решили всем вместе, не исключая Марта, которому я смастерил камуфляжную курточку с кармашками, в которые вложил распиленные пластины от лишнего броника. Пес был, разумеется, недоволен и по-первости всячески пытался освободится от обновки, но кожаные ремешки ему расстегнуть было не под силу. Так и ходил, рыча и фырча, но потом привык и смирился.
Короче, работа кипела и закончилась только на шестой день. На седьмой был назначен отдых и пополнение сил перед трудным походом.




Отредактировано Константин1977 (09/09/20 02:10 AM)

Вверх
#1407685 - 09/09/20 02:40 PM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Константин1977]
Константин1977 Оффлайн
новичок

Зарегистрирован: 08/09/20
Сообщения: 12
ДЕНЬ ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ. Дубна.
Денек выдался погожий, не единого облачка на лазурном небе. Солнышко выглянуло из-за горизонта и уверило всех, что сегодня оно не подведет и будет стараться на всю мощь. Я взглянул на часы. Семь утра. Сейчас тронемся в путь.
Пройдя вдоль неровного строя из шести бойцов в сопровождении Марта, я оглядел своих солдат. Тяжелая амуниция вкупе с оружием, смотрелась на стройных фигурах женщин и девушек довольно нелепо и комично, хоть и была адаптирована по мере сил. Закралась крамольная мысль, дескать, все таки женщина не приспособлена для войны. Не ее это…не ее. Но вид у них был бодрый и решительный.
Теперь я был более-менее спокоен. Конечно, от выстрела автомата обнова не спасет, но от когтей новых мутантов выручит точно. Я прокашлялся и резко, по-военному рявкнул.
- Р-равняйсь, смирно, вольно! Слушай мою команду! В Патр грузятся Рыжик, Ведьма, Оторва, Искра и Седой. В тягач я , Серый и Март. Порядок следования. Тягач впереди, Патр сзади. Едем согласно карте до места назначения. Рыжик за руль, Седой к пулемету. Ведьма и Серый держат связь по рации. Без команды не палить. Клювами не щелкать, не спать, глазеть по сторонам. Вопросы есть?
- Только один, Лютый, - лениво протянул Серый, ковыряя заточенной спичкой в зубах. – когда пиз…ть закончишь?
Девчонки скрыли улыбки.
- Отставить маты! Налево-о! По машинам!

Вверх
#1407686 - 09/09/20 02:42 PM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Константин1977]
Константин1977 Оффлайн
новичок

Зарегистрирован: 08/09/20
Сообщения: 12
Ехали довольно споро. Проехав по федеральной трассе без приключений, мы через пару часов неторопливой езды оказались у моста через Волгу. Повернув направо, покатили по городу. Как ни странно, улицы были практически свободны от брошенных машин, как это было в Дмитрове.
Я периодически посматривал в боковые зеркала. Патрик не отставал и шел за нами след вслед. Серый, положив «Печенег" на колени, поминутно сверялся с картой. Пока двигались в верном направлении.
Вскоре пришлось остановиться. Дорога, ведущая к Университету раздваивалась. Серый поводил пальцем по замусоленному листку, потер щетинистый подбородок и сказал.
- Один путь длиннее на пару километров. Типа объезд…второй напрямую. Как двинем?
Я почесал сидящего рядом со мной Марта. Пес с удовольствием подставил шею и затарабанил задней лапой по видавшему не одну задницу, потрепанному сидению «Мана».
- Нормальные герои всегда идут в обход, - процитировал я фразу из известного фильма и повернул руль налево.
Через минут пять показался сам Университет. Четырехэтажное, недавно пережившее ремонт, кирпичное здание, благоустроенный сквер вокруг…все это выглядело так, словно вот-вот начнется учебный день и толпы студентов повалят в аудитории.
Я взял у Серого рацию.
- Паркуемся. Рыжик, становись сбоку от меня. Седой, за пулемет. Бери на прицел здание. Ведьма, Серый, выходим.
Мы остановились метрах в двадцати от входа в Университет и вышли из автомобилей.
Не спеша, держа оружие наготове, я в сопровождении  Ведьмы и Серого подошел к массивной деревянной двери. Постучал несильно прикладом.
- Есть кто живой? Отзовись!
Ответила гробовая тишина.
- Придется выставлять, иначе не войдем. – констатировала Ведьма.
Серый кивнул.
- Ща топоры принесу…
Внезапно над нами загремело и послышался скрип ставен.
- Внимание! На втором этаже открывается окно! – сказала рация голосом Оторвы.
- Подождите! Не стреляйте! Я сейчас… открою! – произнес слабый голос сверху.
- Дядя Валя! Это я, Алина! – я и не знал, что у Рыжика такой громкий голос.
- Милая девочка! Сейчас, сейчас…подождите…я сейчас…
Серый выплюнул разжеванную спичку.
- Ну хоть сил сэкономили…
Через непродолжительное  время заскрипел поворачиваемый, давно не смазанный замок и широкие дубовые створки медленно раскрылись. Солнечный свет проник в темный холл и осветил стоящего на пороге человека, щурившего глаза с непривычки.
Знаменитый микробиолог, блестящий ученый с мировым именем, Валентин Казимирович Попов представлял сейчас весьма плачевное зрелище. Когда-то высокий и плотный, а ныне сутулый и худой, как жердь, отчего костюм из дорогой ткани, весь в бурых пятнах и грязи, висел на нем как старая мешковина на пугале. Сальные, седые волосы до плеч обрамляли большую голову с высоким, выпуклым лбом, из-за которого глаза, обведенные темными кругами, казались глубоко запавшими внутрь черепа. В одной руке он держал внушительную связку ключей, а в другой … весьма немаленькую кость с остатками красноватого мяса. Челюсти работали во всю. Из угла рта подтекала красноватая слюна.
- Алиночка, деточка…иди же скорее, я тебя обниму! – тихо промолвил дядя Валя, оторвав грязными пальцами кусок мяса с кости и отправив его в рот.
Я внимательно разглядывал кость в его руке и пытался вспомнить, какому зверю она принадлежит.
Послышались быстрые шаги, почти бег и Рыжик пронеслась было мимо меня.
Я быстро протянул руку и ухватил ее за ворот броника.
- Да пусти же! Это мой крестный! – возмутилась она, пытаясь вырваться.
- Стоять, я сказал! – прорычал я, не ослабляя хватку. Странное ощущение тревоги снова проснулось и начало завладевать мной. Строгий тон подействовал и Алина прекратила сопротивляться.
Попов, ни капли не смутившись, повернулся к нам сгорбленной спиной и пошаркал в темноту, бормоча себе под нос.
- Проходите, проходите, гости дорогие… Лина, девочка моя, Сережа вчера звонил…сказал, что ты приедешь…так мы с коллегами тебя ждали…не обедали…все собрались в актовом зале, понимаешь…ждут тебя, вот радость то какая…вот сюда проходите… осторожненько, тут декан лежит, не споткнись…нехорошо ему стало намедни…прилег поспать…я его то будил…не просыпается, подлец…не иначе, как решил меня разыграть…- с этими словами он отшвырнул обглоданную кость в сторону.
Неприятный запах разложения и нечистот резко усилился.
Я посветил фонариком на труп под ногами. Явственно были видны признаки двухнедельного разложения. Левая рука у декана отсутствовала по плечо. Все встало на свои места.
- Стоять! Оружие готовь! – я нажал на селектор рации, - Седой, будь начеку, здесь неладно. Из машины не выходить. Мы скоро придем. Прием!
- Понял тебя! Ждем!
Тем временем дядя Валя, не переставая бормотать и шаркать, повернул за угол к лестнице.
Серый с Ведьмой прикрывали тыл, мы с Рыжиком шли впереди, подсвечивая путь. Лучи фонарей выхватывали из темноты стенды с макетами и чучелами животных, портреты знаменитых ученых и…изувеченные трупы, валяющиеся то здесь, то там в неестественных, причудливых позах. Чуйка уже не предупреждала, а настойчиво вопила о грядущей опастности.
- Пора убираться отсюда! – нервно процедила Ведьма сквозь сжатые зубы. Никто и не думал спорить.
- Отходим обратно! Смотрим в оба, не бежим…- скомандовал я, шаря лучом фонаря перед собой.
Послышался вдалеке звук открывающихся запоров и уже не слабый, а весьма резкий голос дяди Вали.
- Они здесь. Прошу к столу…
Дальнейшие события развивались стремительно. Гораздо дольше описывать их на бумаге, водя огрызком карандаша.
Тишину рекреации разорвал многоголосый рев и нечеловеческий вой. Из черноты выскочили быстрые, как молнии, силуэты и взвились в длинном прыжке…мы с Рыжиком открыли огонь одновременно…в ярких вспышках выстрелов мелькали простреленные навылет могучие синеватые тела…катились кубарем к нашим ногам, пытаясь в последние секунды своей странной, чудовищной жизни прихватить нас когтями и забрать с собой…одна из таких туш по инерции долетела до Алины и сбила ее с ног…я выхватил нож и с размаху всадил в широкую, перевитую каменными мышцами, спину…тварь взревела напоследок и издохла…над моей головой проснулся «Печенег» Серого и устроил настоящее опустошение в рядах напирающих монстров…их было столько, что они просто тупо перли на нас живой стеной…мощный пулемет терзал их тела, разрывая на ошметки…до нас долетали липкие капли крови и куски мяса…Ведьма, опустошив магазин, закинула автомат за спину и потащила Рыжика к светлому пятну в конце такого длинного коридора…я поменял магазин, перевел на одиночные и выщелкивал тех, кому каким-то чудом удалось избежать сметающего огня Серого. Мы уже не тактически отступали, а почти бежали спинами вперед. Вот почти достигли выхода, как заработал танковый пулемет на крыше Патра.
- Ту-ду-дух! – и еще и еще. Седой не жалел патронов. Посыпались с дребезжанием осколки стекол и кирпичной крошки. Серый с проклятием выхватил пистолет, ибо коробка «Печенега» опустела…мы выбежали на улицу. Седой методично, короткими очередями отстреливал лезущих из всех окон мертвяков. Искорка и Оторва, не отставали от него, ведя прицельную стрельбу из окон Патрика. Зомби визжали и дохли…поток их постепенно иссякал.
Тем временем, оглушенная Алина пришла в себя и застонала. Ведьма, осматривавшая ее на предмет повреждений, тревожно оглянулась на меня. Я подбежал, присел рядом и похолодел. На незащищенной броней ноге девушки, сквозь разорванный камуфляж, кровоточила глубокая рана.
- Вот же ж сука…достал таки, - в бешенстве рявкнул я. – давай, мать, надо остановить кровь, надеюсь, бедренная артерия не задета…
Ведьма оторвала остатки лохмотьев камуфляжа и начала туго бинтовать рану.
Серый с перекошенным от ярости лицом вставил новую коробку с патронами в пулемет.
-Ну ща, падлы…вы у меня попляшете!
- Боеприпас на исходе! – прокричал Седой сверху в паузе между очередями.
Внезапно, как по заказу, нашествие прекратилось. Последнее эхо выстрелов затихло и наступила звенящая тишина, прерываемая лишь постаныванием Алины. Седой отцепил ладони от рукояток пулемета, осмотрел их и сказал громко.
- Такое впечатление, что еще стреляю…кажется, они получили урок, студенты хреновы…
- Серый, присматривай за входом. – Я повернулся к Ведьме. – думаешь, заражение?
Она затянула узел на повязке крепче.
- Нет. Она же вакцинирована. Можно, конечно, чисто для профилактики, нашим чаем напоить.
Я встал на ноги и посмотрел на весьма потрёпанный, притихший Университет.
- Надо его зачистить и все таки добраться до Попова и его записей. А может, и до вакцины.
Седой переглянулся с Ведьмой.
- А смысл? Вроде как уже не актуально.
- И все же я пойду, - решительно сказал я.
- Я с тобой! – кровожадно сообщил Серый.
Я посмотрел на Седого.
- Девчонки на тебе, дружище. Мы скоро. – я распихал по карманам разгрузки три полных магазина.
***
-Ну что, братишка, рухнула наша последняя надежда восстановить прежний мир? – спросил я Серого, когда мы шли по второму этажу здания, когда-то бывшего гордостью нашей страны.
Серый зло сплюнул на пол.
- Да насрать…уже все давно и так покатилось в ад. От этого яйцеголового ничего не добиться, он полный шизик, заметил?
Я пожал плечами.
- Посмотрим, поглядим…пошли на третий. Здесь его кабинета нет.
Надо сказать, что сейчас мы передвигались почти свободно. Толи зомбей всех постреляли, толи, получив, по выражению Седого, урок, попрятались по углам и щелям.
Пару раз в свете фонаря мелькали тени и быстро исчезали, стоило только Серому направить дуло пулемета в их сторону.
- Ага! – злорадно приговаривал Серый, - ссышь, когда страшно…ну иди, иди сюда, голубь…
Они не шли, чем сильно огорчали еще не остывшего после боя напарника.
Добрались до четвертого этажа. Светили на таблички кабинетов. Все не то…
Внезапно из открытой двери в очередную аудиторию выскочило нечто и вознамерилось прошмыгнуть мимо нас вниз по лестнице. Я успел опередить друга и подножкой сбил с ног это чудо.
- Ааа! – провыло оно,- не убивайте…я есть хочу…
Поморщившись от вони, волнами исходившей от него, я за шиворот атласного костюма затащил дрыгающее ногами тело обратно в открытую дверь.
- Попов В.К. , ректор и т.д. и тру-ля-ля, - прочитал Серый на двери кабинета.
- Так и написано «тру-ля-ля»? – спросил я , усаживая дядю Валю в его же массивное, кожаное кресло. Почуяв под задницей знакомое, он прекратил сопротивляться, важно распрямил спину, сцепил грязные пальцы с траурной каймой под длинными ногтями и строгим голосом произнес.
- Ну-с, молодые люди, пришли поступать к нам? У нас большой конкурс…
- Тьфу, мля…чего ты хочешь добиться от этого долбо…ба? – Серый зло пнул рядом стоящий пуфик, встал у проема и выглянул в коридор.
- Сам пока не знаю что и как…
Я присел напротив Попова и заглянул ему в глаза. Ничего, кроме полнейшего безумия. М-да… на что, действительно, я рассчитываю?
- А я, как руководитель этого учебного заведения, советую вам, молодые люди, начать с подготовительных курсов! – непререкаемым тоном заявил он.
Я щелкнул пальцами у него перед носом и быстро спросил.
- Валентин Казимирович! Где вы прячете вакцину? В сейфе?
Он вздрогнул и глаза его, на долю секунды приобретя осмысленное выражение, метнулись к висящей на стене, массивной книжной полке из мореного дуба.
- Я не хочу, что бы вы тут учились и буду ставить вопрос…
- Серый, вон ту полку долой! – перебил я этот бред, не отводя от дяди Вали взгляд.
Громко ухнуло по деревянному паркету.
- Здесь сейф, Лютый! С цифровым паролем.
Я гаркнул резко и громко.
- Цифры! Быстро!
Он вжал голову в плечи и прошептал.
- …о вашем отчислении…
Я поморщился и откинулся на спинку стула, размышляя. Выбивать инфу силой – бесполезно, дурак дураком. Должен быть другой выход…я взял рацию.
- Ведьма, прием!
- Я тут, Лютый! Прием!
- Ты с сумасшедшими в гипнозе имела дело?
- Да, дохлый номер. Даже браться не буду. Не моя квалификация. Прием!
- Понял тебя. Конец связи.
Я положил рацию на стол. Попов сидел напротив меня и солнечно улыбался, напевая нехитрую песенку. Я побарабанил пальцами по полированной крышке стола.
Внезапно он спросил ласково.
- Мальчики, а как там моя деточка Лина? Давно не звонила, забывает крестного…тру-ля-ля….

Вверх
#1407687 - 09/09/20 02:45 PM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Константин1977]
Константин1977 Оффлайн
новичок

Зарегистрирован: 08/09/20
Сообщения: 12
Я повертел в пальцах рацию. А что если…
- Ведьма, прием!
- На связи! Прием!
- Рыжик в сознании?
- Да. Я вколола ей антибиотик и обезболивающее…
- Быстренько спроси дату ее рождения?
- Ага… двадцать девятое февраля 1990 года…
- Отлично! Конец связи.
- Серый, слышал? Вводи! 290290.
Замок щелкнул и дверца сейфа плавно открылась. Я улыбнулся.
- Голова…- протянул восхищенно напарник.
Я улыбнулся шире, встал и заглянул в сейф. Так-с, что у нас тут…толстая, затрепанная тетрадь, пачка денег, небольшой пакетик с белым порошком и… черный футляр, похожий на готовальню. Осторожно, едва дыша, я открыл его. Внутри лежала одна стеклянная ампула. Я закрыл футляр. Сложил содержимое сейфа в рюкзак. Попов дремал, удобно устроившись на столе.
Я поглядел на Серого.
- Как думаешь, почему он жив и не превращен?
Тот, почесав нос, ответил.
- Принял вакцину, конечно. В футляре одна ампула, а отделения два, логично?
- Логично. То есть в целой ампуле - вирус. Тогда ответь, почему монстрики его не трогали? Считали своим?
Серый хотел поскрести затылок, но пальцы наткнулись на каску.
- Слушай, у меня сейчас башка лопнет от этих теорий. Мы забрали, что хотели. Пора валить отсюда.
Я оглянулся на безмятежно спящего ученого с мировым именем.
- Да. Действительно пора…

Вверх
#1407755 - 10/09/20 02:58 PM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Константин1977]
Константин1977 Оффлайн
новичок

Зарегистрирован: 08/09/20
Сообщения: 12
Мы вышли в холл. Серый внимательно посмотрел на меня и спросил.
- Ты сам не свой. Что опять случилось?
Я замер на месте.
- Братишка, у меня такое ощущение, что я что-то пропустил…давай вернемся!
Серый молча кивнул. За долгие годы нашей дружбы он научился понимать меня с полуслова. Как, собственно, и я его.
Мы зашли обратно в кабинет Попова. Великий ученый уже не спал. Он крутился на своем кресле волчком и, как малолетнее дитя, очень этому радовался. Я обвел комнату внимательным взглядом. Со стены на меня смотрел профессор Мечников. Строго и внушительно. И , самое главное, абсолютно осмысленно. Я подмигнул ему. Потом стало как-то неловко…
Валентин Казимирович внезапно перестал крутиться, как юла, и закашлялся. Его лицо резко побледнело, затем позеленело. Глаза выпучились, и…полированная доска стола украсилась содержимым желудка…покатился не до конца переваренный палец с обкусанным ногтем. Попов хищно схватил его и, воровато оглянувшись, начал обсасывать подгнившее, оттого и мягкое,  мясо с кости.
- Вот же сука…- Серый, борясь с рвотными позывами, отвернулся.
Я пригладил усы и бороду. Не такое видали… и тут пришло озарение. Я быстро подошел к светиле научной мысли и отогнул грязный, засаленный воротник его рубашки. На тощей шее белел длинный рубец зажившего шрама. В животе свернулся ледяной ком.
-  Вот и все…- сказал я глухо.
***
Обратно ехали в молчании. Я злобно крутил рулевое колесо «Man»-а. Серый курил в открытое окошко. Март то и дело чихал.
Серый глубоко затянулся, обжёгши губу, и щелчком отправил окурок за борт.
- Но у дяди Вали не было нашего чая, - сказал он, глядя прямо перед собой.
Я несколько удивленно посмотрел на него.
- Да, да. Я не только провода паять умею, - усмехнулся Серый, - понимаю, почему ты дуешься, как мышь на крупу. Все будет в порядке с твоей рыжухой…
- Не знаю, братишка, уже ничего не знаю…- пробормотал я, сбросив скорость и плавно входя в поворот на финишную прямую до дома.
Ожила рация.
- В тягаче, внимание! За нами метрах в пятистах, едет грузовик. Потихоньку нагоняет, - в голосе Седого слышалось беспокойство.
Я посмотрел в боковое окно. Да, действительно, небольшая точка позади стремительно вырастала в размерах. Я взял рацию у Серого.
- Хорошо, двигаемся пока прямо. Если проедет мимо - и кот с ним. Если за нами, остановим и послушаем, чего надобно.
Патрик свернул следом за нами. Я то и дело посматривал в боковое зеркало. Нет. Не проехал грузовик, а повернул туда, куда и мы. Не очень хорошо.
Серый с биноклем в руках высунулся из окна по пояс. Некоторое время изучал догоняющего, затем, пыхтя, как паровоз, залез обратно в кабину.
- Плохи дела, Лютый. Это «Камаз», заделанный на манер нашего Патра, весь в железе, сверху пулемет, издалека не разобрал какой. На передке намалеван череп с костями.
Я посмотрел вперед. Обжегшись на молоке, ворона на воду дует. Через пару километров намечался крутой изгиб дороги, где по обеим сторонам зеленая чаща. Я нажал на селектор.
- Так, ребяты. Нарисовалась очередная проблема в виде неформалов на «Камазе». Думаю, разговаривать с ними не будем. Слушай мою команду. Сейчас слева будет поворот на Вербилки. Уходите туда, пропускайте их и пристраивайтесь неподалеку  сзади. Мы за поворотом приготовим сюрприз. Седой, готовь пулемет. По команде шквальный огонь из всех стволов. Вопросы есть?
- Вопросов нет. Принято, конец связи.
Начинался длинный поворот трассы по большой траектории. Преследующие нас скрылись из вида, как и мы от них. Вот и поворот на Вербилки. Я нажал на газ и пролетел прямо, Патр же завернул налево. Затем плавно снизив скорость почти до нуля, я повернул руль и поставил тягач посреди дороги.
- Тикаем, братишка! - я подхватил Марта в охапку и выпрыгнул из кабины. Серый незамедлительно последовал моему примеру. Отбежав на некоторое расстояние, мы залегли по разные стороны в придорожных канавах. Март хотел было освободиться из моих объятий, но я строго цыкнул на него и пес замер на месте.
Через минуту томительного ожидания послышался характерный гул камазовского движка. Серый поудобнее устроил «Печенег» и нехорошо прищурился. Я снял автомат с предохранителя и припал к прицелу.
Не каждый день можно увидеть автокатастрофу, да и еще устроенную твоими стараниями. Грузовик, со всех сторон небрежно обваренный железными листами, оттого выглядевший весьма кургузо, вылетел из-за поворота на приличной скорости. Затем по ушам резанул неистовый скрип тормозов и визг покрышек по асфальту…но, как не тормози, такую махину сразу не остановить… «Камаз» с внушительным смаком и оттяжкой впечатался в наш тягач, почти сбросив его, покореженного бедолагу, с дороги. Грохот и лязг хлопнули по ушам, грозя порвать барабанные перепонки. Пес зажмурился, вжался в землю и закрыл лапами мордочку.
Прокатившись по инерции еще несколько метров вперед, боевой грузовик остановился и замер. Я погладил курок в томительном ожидании. Из весьма помятой кабины не доносилось ни звука.
Тихонько, на нейтральной скорости, из-за поворота подкатился Патр…
Несколько минут ничего не происходило. Я выглянул из укрытия и встретился глазами с Серым. Тот недоуменно пожал плечами и заерзал, устраиваясь поудобнее. Я достал рацию.
-В Патрике! Прием!
- На связи!
- Седой! Дай пробный залп по кузову!
Гулко затарахтел пулемет на крыше Патра. Очередь прошила “ Камаз" насквозь, в стороны полетели покореженные листы металла, приваренные кое-как, что называется, на-отдуплись. Когда эхо последнего выстрела затихло в вершинах елей и сосен, обрамлявших дорогу, я решился. Встал на ноги, приказав Марту оставаться на месте, и осторожно пошел к кабине. Протянул было руку, дабы открыть водительскую дверь, как она сама вывалилась наружу. Я рефлекторно  отпрыгнул и навел автомат в проем помятой кабины.
- Подождите…не надо…стрелять! – я с удивлением услышал тихий детский голос. Ствол «Калаша» сам немного опустился вниз. Что за абсурд…дети в бронемашине, да и еще за рулем?
- Ребяты, здесь ребенок! – в замешательстве пробормотал я в микрофон рации. – не стрелять!
Из темноты кабины показалась…вернее, показались ноги в рваных синих джинсах и кроссовках. Я подошел ближе, дабы помочь дитю вылезти, и услышал предостерегающее рычание Марта.
Дальше все произошло как в очередном кошмаре. Тело подростка, лет двенадцати, буквально выпало на асфальт и …лопнуло, словно перезревший арбуз, выдав наружу немалое облако красноватой жидкой пыли. Я отступил, закрыв лицо рукой и затем, когда налетевший внезапно ветер унес кровавое облако, увидел перед собой тварь, достойную отдельного описания.
Четыре суставчатых ноги, на манер паучьих, короткое тело,  покрытое матовой чешуей, на которой еще оставались кровь и куски плоти несчастного подростка, голова с мерзкими, шамкающими мандибулами, издающие звук, словно трутся два бруска металла. А самое главное, что ужаснуло особенно, это глаза, не красно-дьявольские, как в фильмах про всякую нечисть, а вполне себе человеческие, осмысленно глядящие, что смотрелось жутко на фоне остального фантасмагоричного организма. Больше не медля ни мига, я вскинул оружие и…ничего не успел. Тварь переместилась в мановение ока и меня сотряс чудовищный по силе удар…я потерял землю под ногами и весьма неуклюже свалился в ту самую канаву, где и, собственно, до этого прятался…
***
«Дальнейшие записи в дневнике сделаны другим почерком, почти каллиграфическим и чертовски красивым.»
***
« Я считаю своим долгом продолжить это повествование. И сейчас попробую восстановить хронологию тех злосчастных событий, произошедших тем дрянным днем. Пишу эти строки, уже не надеясь ни на что. Только присутствие Искорки и Оторвы не дает мне совсем пасть духом. Храбрые девушки, единственные уцелевшие в той мясорубке, самоотверженно ухаживают за ранеными. Их, увы, немного. Лютого, Серого и Марта с нами больше нет.
Ведьма и Седой. Оба не приходят в сознание. Я не врач, и тем более не хирург, но понимаю, что без квалифицированной помощи они долго не протянут. Мы сделали все, что знали и могли. Промыли раны, перевязали…но этим и ограничились. Поэтому надо что-то придумывать и как можно скорее. Есть, конечно, одна идея, но об этом позже. Сейчас же необходимо поведать о произошедшем.
Чтобы не повторяться, начну с момента, когда перед Лютым появилась очередная разновидность мутирующих тварей. Я сидела за рулем Патра и видела, как мутант подскочил к Лютому и ударил его острым, как копье, щупальцем…дальше начался кромешный ад. Борта грузовика откинулись разом и оттуда посыпались зомби, что вовсе уже не зомби, а четырехлапые паукообразные твари. Загрохотал над головой пулемет Седого. Ему ответил «Печенег» Серого. Они обстреливали их с двух сторон, поливая свинцовым дождем. Монстры дохли, но некоторые успели добраться до нас и запрыгнуть на Патра. Кто-то из них смог дотянуться до Седого…потом замолчал пулемет Серого и лай Марта. Затем случилось самое удивительное, что я видела вообще в этом сюрреалистичном мире. За пулемет, который находился на «Камазе» , встал…один из мутантов. Не помню, каким образом или, скорее, чудом мне удалось развернуть машину и пуститься наутек. Град пуль прошил нашего Патрика насквозь. Одна из них досталась Ведьме. Девочек, слава богу, не зацепило. Мне же сорвало лямку бронежилета с плеча и немного задело кожу. Ерунда, конечно, по сравнению с ранами соратников.
Простреленный Патр вынес нас за пределы досягаемости выстрелов. Мы спаслись. Но мне горько от того, что мы оставили наших друзей там, на дороге. Пишу эти строки и слезы сами льются на бумагу... А что, что мы могли сделать??? Две девочки и я – против толпы разъярённых монстров…ровным счетом ничего. Да, я приняла абсолютно правильное решение и спасла оставшихся живых.
***
Мы стоим на обочине Дмитровского шоссе по направлению к Москве и сейчас будем решать, куда ехать дальше. Мы перевязали остатками бинтов друзей, повязки практически сразу намокают и пропитываются кровью. На девчонках лиц нет…не знаю, как они вообще держатся…
***
После недолгого совещания было принято решение продвигаться туда, где еще, возможно, могут находиться нормальные, живые люди, среди которых, может быть, есть тот, кто окажет нашим раненым грамотную помощь. У нас в распоряжении часа три, ибо потом будет поздно, и бензина в баках едва хватит до Павловского Посада. Мы едем в бомбоубежище, где находится младшая сестра Оторвы.
ЭПИЛОГ.
Внутренний настольный телефон трезвонил настойчиво. Сан Саныч вздрогнул и открыл измученные недосыпом глаза, обведенные темными кругами. Взял трубку, и еще сонный, хрипло сказал.
- Да, на проводе!
- Саныч! Это первый внешний пост. У нас тут ЧП. Лучше тебе выйти и посмотреть. – раздался в трубке искаженный помехами голос Ивана Петровича, учителя физкультуры. Сан Саныч протер заспанные глаза.
- Иду уже, иду…
Директор школы положил трубку на место, проверил, правильно ли лежит на рычажках старого, еще советского телефона. Взял из шкафа АК-47 и повесил его на плечо. Сан Саныч горько усмехнулся. Теперь без него никак.
Он шел по бетонным полам старого бомбоубежища вдоль жилых помещений, где расположились дети и взрослые. Вторых было намного меньше. В основном, это были родители детишек, пришедших на вечерние кружки, которые он, как директор, активно развивал в доверенной ему школе.
Когда пришла директива о немедленной эвакуации, Сан Саныч был на своем рабочем месте. Может это помогло и поспособствовало сохранению стольких жизней. Он сумел собрать и спустить всех в старое, законсервированное убежище. Сейчас на его попечении было сто двадцать три человека, из которых девяносто были дети всех возрастов.
Директор уже подошел к лифтовому шлюзу, ведущему на поверхность, как вдруг его окликнули.
- Сан Саныч! А когда мои мама с папой приедут? – худенькая, темноволосая девочка, лет девяти, стояла в проеме двери жилого сектора и прижимала к себе небольшого серого плюшевого медвежонка.
К его горлу подступил острый комок. Подобный вопрос ему задавали дети, которых беда застала одних, без родителей, и каждый раз ему приходилось лгать. Сан Саныч пересилил себя и, погладив девочку по волосам, растянул губы в улыбке и как можно естественнее сказал.
- Солнышко, уже скоро. Сейчас они решат свои неотложные дела и обязательно приедут.
Девочка радостно прижала мишку крепче и назидательно сказала ему.
- Вот видишь! А ты плакал всю ночь! Я же тебе говорила…- и вприпрыжку поскакала обратно в комнату.
Сан Саныч проводил ее грустным взглядом. Он прекрасно понимал, что шансы на возвращение родителей, как этой девочки, так и родителей остальных детей, равны нулю. Пока он обманывал и выкручивался, но это не могло продолжаться все время…
С тяжелым сердцем он вошел в лифтовой отсек.
- Саныч! Давай, наряжайся! – Валерий Сергеевич, учитель русского языка и литературы, подал ему костюм химзащиты и противогаз. – наша фельдшерица, Светлана Георгиевна, уже поднялась. Там кто-то из выживших подъехал…
Директор, ворча, натягивал на себя тесный костюм.
***
Дышать в противогазе было тяжело. Сан Саныч пыхтел, как паровоз, пока лифт возносил его наверх. Вот и шлюзовая камера. Под охраной трех взрослых. Тоже в полном облачении. Ему кивнули, приветствуя. После шлюза его встретил Иван Петрович и фельдшерица.
- Не знаем, что делать, Саныч! – торопливо говорил физрук, пока они шли через вымершие коридоры школы. – с виду вроде нормальные, без признаков заражения…но без масок и костюмов все, представляешь? Как тут быть? Первый пост сейчас присматривает за ними.
Сан Саныч поправил душивший его противогаз.
- Ничего…разберемся.
Вскоре они дошли до главного выхода. Часовые отбросили засов с двери и директор с сопровождением вышел наружу, в теплый, по настоящему уже летний вечер.
В десяти шагах от него стоял видавший виды Патриот, внешне измененный до неузнаваемости. Побитый, простреленный во многих местах. Возле этой футуристической машины стояли три хрупкие девушки в тяжелых армейских бронежилетах и касках, несколько неестественно смотревшихся на их стройных, девичьих фигурках. Каждая держала в руке автомат.
Сан Саныч несколько удивленно рассматривал их грязные, окровавленные, измученные личики.
Потом та, что выглядела постарше, из-под каски которой выбивались непокорные рыжие локоны, выступила вперед и сказала негромко.
- У нас два тяжелораненых. Нужна срочная помощь или они умрут.
Сан Саныч взглянул на закатное небо, пестревшее переливающимся перламутром облаками, и, содрав опостылевший противогаз, с наслаждением глубоко вдохнул свежий, вечерний воздух. Одна из прибывших очень напоминала ему ту маленькую девочку с мишкой в руках.
- Вас уже давно ждут…- и кивнул изумленно глядевшим на него подчиненным. – Раненых в лазарет! Живо!

Данное произведение прошло процедуру депонирования. Все права на него защищены Бернской конвенцией об охране литературных и художественных произведений.

Вверх
#1407756 - 10/09/20 05:12 PM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Константин1977]
Константин1977 Оффлайн
новичок

Зарегистрирован: 08/09/20
Сообщения: 12
Продолжение "Сталкерских рассказов"

Из огня да в полымя.

Транспортер ощутимо потряхивало и подбрасывало, когда происходило столкновение или просто таран разбросанных по дороге ржавых остовов автомобилей. Водила ядрено и сочно ругался, выстраивая замысловатые словесные конструкции. Серый даже перестал полировать тряпочкой свой любимый «Печенег» и с интересом начал прислушиваться к словесному поносу сквозь рычание мощного двигателя. Даже ему, знатному матершиннику, было чему поучиться.
- Эй, Сашок, мать твою за ногу…полегче на поворотах! Не дрова везешь!!! –прикрикнул на рулевого старший сквада Черных, здоровенный лысый детина с черными, как смоль, усами. Водитель, не отрываясь от смотрового окошка, отмахнулся в сердцах и продолжил «образование» Серого.
Лютый сидел в самом углу, пытаясь поудобнее устроить зад на жестком сидении, и делал вид, что дремлет. Непривычно тяжелый костюм Братства давил на плечи и сковывал движения. Это раздражало и причиняло ощутимые неудобства. Сталкер не привык к такому обмундированию, но прекрасно понимал, что в том месте, куда они с Серым направляются, без такой защиты не выжить. Не пройдут и ста метров. Главным препятствием являлся повышенный радиационный фон, а потом уже сопутствующие неприятности в виде мутантов. Мысли Лютого плавно вернулись к прошедшим событиям.
После того неприятного, мягко говоря, момента, когда вирус превратил их с напарником в два беспомощных, дрыгающих в муках ногами, тела, сталкер помнил только то, как Серый, рыча, аки дикий Голодный, вытаскивал его непослушное тело из люка на заледеневший снег. Он пытался помочь другу хоть как-то…но не получалось двинуть даже пальцем. Наконец Серому удалось задуманное и они, тяжело дыша, долго лежали на снегу, отсапываясь. Отдыхали, дыша холодным, зараженным радиацией воздухом, до того момента, пока грохот и рев транспортера не известил, что их нашли. Перед глазами Лютого оказалась пара подкованных сапог и резкая боль в руке сообщила, что ему ввели что-то, похожее на стимулятор, потому как окружающая обстановка вновь приобрела резкость и появилась возможность немного, но шевелиться. Пара Черных, закованных в броню под брови, закинув автоматы за спину, несколько грубовато подняли его в вертикальное положение. Так и пытался устоять на трясущихся ногах. Напротив так же привели в чувство напарника.
- Стой, стой, бродяга…на ногах быстрее отойдешь от слабины, - добродушно гундосил старший сквада Матвей, делая знак своим бойцам, чтобы держали крепче.
- Ну как там они? Соображают? Слушать могут? – вопросил до боли знакомый голос. Лютый скривился. Виделись раньше, и при дурных обстоятельствах. Мельком глянул на Серого. На измученном лице напарника явственно читалось отвращение. Тоже признал, значит.
- Так точно, товарищ капитан! – пролаял Матвей, вытягиваясь в струнку. – простимулировали!
- Хорошо…грузите их в транспортер. Самим занять позиции снаружи. Я позову.
- Есть! Слышали, бездельники? Выполнять приказ товарища капитана!
Их чуть ли не пинками и тыканьем прикладов забросили в салон броневика, где с удобством расположился тот самый капитан Николай Сазонов, офицер Черного Братства, бывший сталкер-охотник, негодяй и замечательный снайпер.
Он подался вперед, всматриваясь в лица сталкеров, и несколько удивленно сказал.
- Вот тебе и раз…а мир-то действительно тесен! Помните, хлопчики, меня?
Друзья переглянулись. Лютый прокашлялся и промолвил небрежно.
- Тебя забудешь, пожалуй… удивительно, как ты выжил тогда…хотя такие…эээ, непотопляемы!
Сазонов откинулся на спинку жесткого кресла и широко улыбнулся, доставая из кармана серебряный портсигар.
- Дерзишь? Это хорошо. Значит, жизнь к тебе возвращается. Закуривайте.
Серый нагло вытащил из коробки три самокрутки. Одну сунул за ухо, другую отдал другу, а третью прикурил от своей старой зажигалки. По салону поплыл ароматный дым с примесью запаха чернослива.
Некоторое время молча курили. Лютый наслаждался дорогим табаком, особенно вкусным после отсыревшей махорки.
- Ты же нас сюда не покурить позвал. Какое дело к нам? – наконец не выдержал Серый.
Капитан, щурясь от дыма, неторопливо сказал.
- Теперь мы квиты. Хоть и через столько лет. Я долги отдаю всегда. Ладно, проехали, забыли. У вас новая, весьма сложная задача. Но и оплата высока…
- Как со Стиррой? Так же расплатишься? – саркастически спросил Лютый.
Капитан даже не повел глазом.
- Стирра был трепачем и дураком. Рано или поздно он бы получил свою пулю. Я просто ускорил процесс и помог ему.
Серый чуть не подавился дымом.
- Фига се помощь у тебя…
Сазонов строго посмотрел на него.
- У тебя длинный язык. Бери пример с товарища. Сидит, молчит, слушает. А впрочем…давайте к делу. Повторю еще раз. Есть серьезное задание. За большую награду.
Лютый сделал последнюю затяжку, обжегши пальцы, бросил окурок на пол и растер его подошвой.
- Мы само внимание. Поведай же скорее.
Капитан вкрадчиво сообщил.
- Надо сходить на Курчатник и кое-кого пристрелить.
Серый не смог сдержать эмоции.
- Ты с дуба рухнул!? Там фон такой, что даже близко не подойдешь! Я точно пас! Можешь замочить меня прямо здесь.
- Лучше пуля сразу, чем мясо будет слезать с костей заживо. – поддержал друга Лютый.
Сазонов картинно уставился в прокопченный потолок.
- А…ну хорошо. Не смею задерживать. Забирайте свое барахло и валите отсюда.
Серый хмыкнул довольно, мол, как просто отделались и встал с сиденья, собираясь выходить. Но Лютый положил руку ему на плечо и усадил обратно.
- А что за дрянь ты вколол нам при встрече? Что за стимулятор? – подозрительно поинтересовался он.
Капитан прикурил новую самокрутку.
- Это действительно стимулятор. Только туда добавлен…как бы попроще пояснить…о! Яд замедленного действия. Как гарантия, что вы согласитесь и будете очень стараться выполнить задание.
- Вот ты ж сука…!! – ошеломлённо выдохнул Серый.
Капитан почесал кончик носа, достал из кобуры «Стечкин» и положил на колени.
- Следи за словами. Мое терпение имеет пределы. Продолжим разговор по делу?
Серый поглядел на прокопченное дуло пистолета и нехотя кивнул. Лютый осторожно поинтересовался.
- И что надо сделать? За кем охота? Какова награда? Как мы пройдем через такой радиационный фон?
Сазонов поднял обе ладони в кожаных тактических перчатках вверх и вернулся к прежнему шутливо-насмешливому тону.
- Ну же…не так сразу! Обо всем по порядку. Наши высоколобые техники не зря едят свой хлеб с тушенкой. Стандартный костюм ЧБ усовершенствовали, а в вашем случае, по особым параметрам. Тяжеловат, конечно, но радиацию держит неплохо. Плюс к тому качественные, долгоиграющие фильтры. Противогаз-маска совершенно другого качества, нежели чем вы пользовались. В общем, экипировка будет по высшему классу. Конечно, какой-то дозняк вы получите по любому, но это не смертельно и поправимо. И самое главное. В шлем встроена защита от психического воздействия…
Лютый мрачно сказал.
- Песчанник?
Сазонов кивнул.
- Именно так. Причем не простой, а прошедший еще одну мутацию. А может и не одну. Из нашего сквада, патрулировавшего окрестности Курчатника, вернулся только один боец, и то у парня совсем мозги набекрень. Единственное, что удалось от него добиться, тот мутант стал обладать стеллсом, то бишь идеальной маскировкой типа хамелеон. В мозги залезает на раз-два и все. Люди под контролем и полностью в подчинении. Ну а дальше он резвится всласть…По наблюдению наших дронов, тварь живет в самом институте, точнее, в подвалах. Наружу выбирается, когда хочет пожрать. Активен в любое время суток, здесь он идеален, то бишь, спящим не возьмешь. Что еще сказать?
- А какая награда, если случиться чудо и мы его завалим?
Капитан широко улыбнулся.
- Та, которую нельзя переоценить. ВАШИ ЖИЗНИ. Как только принесете мне его башку, получите противоядие и предложение вступить в могучую организацию, - тут Сазонов не смог удержаться от пафоса, - ЧЕРНОЕ БРАТСТВО!!
- Да…награда достойная!- Серый не смог сдержать сарказма.
Черный неодобрительно посмотрел на него.
- Поверь, это серьезное предложение, от которого не откажется ни один разумный человек. У тебя хорошие часы, сталкер Серый. Таких нынче не встретишь на «барахолке»… засекай обратный отсчет. Ибо на все про все у вас двадцать четыре часа. Если не успеете до срока, можете ложиться на бетон и подыхать прямо там. Вопросы есть?
Лютый вытащил самокрутку из-за уха напарника и прикурил.
- Только один вопрос, капитан. Зачем такие сложности? Такие комбинации с антидотами, ядами…почему именно мы? Что тебе мешает послать в Курчатник несколько сквадов своих головорезов и прикончить тварь?
Сазонов подался вперед и соединил кончики пальцев вместе.
- Хочешь откровенно? Изволь. У меня солдаты, а не охотники, как вы. Вы бывалые, опытные. Знаете повадки мутантов наизусть. Умеете ставить ловушки, бить тварей из засады. Когда надо, вы вовремя «делаете ноги». Мои так не умеют. Это пехота…команда «Вперед!» и они побежали с криками «Ура!» А тут нужно по- вашему, по-сталкерски, по-охотничьи. Тихо, спокойно и эффективно. Далее. Именно ВЫ, потому что лучшие из всех, кого я знаю. И, наконец, самое главное, почему мой выбор пал на тебя, Лютый. В народе говорят, что ты устойчив к гипнозу, а значит, песчанник не залезет тебе в башку так просто, как бы ему хотелось. А это твой шанс его завалить. Я ответил на твой вопрос?
Лютый молча согласился.
- Какие гарантии, что ты не пристрелишь нас после выполнения задания и исполнишь обещанное? – пристально смотря капитану в глаза, спросил Серый. Тот не отвел взгляд.
- Слово Офицера!
***

-Эй, мужик, а я ведь тебя знаю!!
Лютый очнулся от воспоминаний и мутно посмотрел на говорившего.
- И что? Меня многие знают…я лично тебя в первый раз вижу.
Черный снял шлем, оттопырил пальцем щеку.
- Это ж ты, гад, мне тогда два зуба выставил. Лет десять назад… в усадьбе этих, как их, чертей…Апраксиных, во!
Черные и Серый внимательно прислушивались к разговору. Даже водила перестал ругаться.
Лютый зевнул и сказал небрежно, пристально глядя в правый глаз предъявляющего претензию.
- Есть такая хорошая поговорка. Кто старое помянет, тому око вон! Так что давай не будем.
Солдат быстро надел шлем обратно на голову и опустил металлическое забрало. Чем вызвал приступ грубого хохота у присутствующих.
Вскоре транспортер остановился так резко, что народ чуть не послетал с сидений. Водила Сашок повернулся в салон и сообщил.
- Ну чо, мля, хохотуны…приехали. Выходи, мля…
Лютый надел модифицированную, тяжелую «Сферу», кивнул напарнику и они быстро вылезли наружу, в неприветливую, полную опасностей, холодную ночь, навстречу почти невыполнимому заданию. Тяжелая дверь с грохотом захлопнулась за ними.
Лютый поправил лямки рюкзака, устроил «Винторез» поудобнее на груди и бодро зашагал в развалинам, когда то бывшими институтом им. Курчатова. Серый вздохнул и пошел следом, держа свой верный «Печенег» наготове…

Вверх
#1407757 - 10/09/20 05:26 PM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Константин1977]
Константин1977 Оффлайн
новичок

Зарегистрирован: 08/09/20
Сообщения: 12
Четвертый рассказ из цикла "Сталкерские истории"

Мир весьма тесен.


Мороз крепчал. Ледяной ядовитый ветер заносил снег в помещение, где устроил схрон сталкер и начинал пробираться под теплый костюм. По прикидкам Лютого, было около 20 градусов как минимум. Он снова припал к окуляру прицела ночного видения и вновь стал изучать округу. Этим важным делом сталкер занимался уже битых полчаса. Пока наблюдение не выявило ни одного мутанта, что было странно и подозрительно. Как вымерли все…но, несмотря на это, странное чувство тревоги не исчезало, а наоборот , росло. И он не мог понять причину. Предчувствие, столько раз подсказывающее верное решение и помогавшее выжить, настойчиво твердило, что опасность уже близка.
В ухе внезапно щелкнуло и голосом Серого сказало.
- У меня все спокойно. Ни души. Как у тебя? Прием.
Лютый, не отрываясь от прицела, ответил.
- У меня тоже чисто. Что и странно…посидим еще. Прием.
В динамике немного помолчало, затем Серый ответил.
- Давай недолго. Замерзнем же к еб…ой матери…да и пожрать охота. Я у Черных две банки тушенки спер. Давай навернем перед выходом? Конец связи.
Лютый сдержанно улыбнулся. Что-то напарник торопится. Это было непохоже на всегда спокойного и хладнокровного Серого. Нервишки ни к черту? Возможно. Слишком много событий случилось с ними за эти дни. Уже в который раз за короткий промежуток времени они находятся на грани и чтобы перешагнуть оную, надо только немного оступиться.
Лютый переключил прицел на тепловизор и продолжил обзор разрушенных домов и института, до которого было не более двухсот метров. Они с Серым находились в развалинах бывшей высотки, от которой осталось всего четыре этажа. Серый находился внизу и контролировал единственный вход. Лютый же засел на самой высшей точке.
Сталкеры знали, что песчанник никогда не живет в одиночестве. Он манипулятор и вокруг него обязательно находятся с десяток тварей разного калибра и свирепости. Начиная от простых Голодных и заканчивая совершенно чудовищными Головоскрутами. На последних Лютый охотился всего один раз и испытал массу впечатлений. Тварь была весьма быстра и проворна. Чуть ниже роста среднестатистического человека, Головокрут мог совершать огромные прыжки и маневры. Апофеозом его действий было то, за что он, собственно, и получил свое прозвище. Запрыгнув на плечи жертвы, он одним резким, мощным движением буквально отрывал голову от туловища несчастного. Тогда Лютому сильно повезло. Он успел подранить чудовище на излете, а затем пулемет Серого превратил монстра в кучу кровавых ошметков и шерсти. Трофей был безнадежно испорчен, но сталкеры были рады тому, что уцелели и обошлись без ранений. Впрочем, это все лирика, подумал Лютый, надо было что-то предпринимать. Но Серый опередил.
- Слушай, братишка…я вот что думаю. Наш приятель же не раз мутировал. Так может быть, он и разогнал на хрен всю свою свиту. Ну типа, не нужен ему никто, сам с усами…а? Что думаешь? Прием.
Лютый поскреб было бороду, но маска противогаза воспрепятствовала. В словах напарника было зерно правды. По крайней мере, это объясняло полное отсутствие остальных тварей.
- Справедливо…ладно, я спускаюсь. Пойдем к институту. Конец связи.
***
Он учуял их задолго до появления. Не в смысле унюхал, хотя запахи он стал различать не хуже собаки…да, да, были когда-то такие животные…а почувствовал ментально. Издалека, как будто с другого края города, до него донеслись сильно приглушенные мысли, вернее обрывки мыслей. В этот момент он обходил свои владения, ибо считал их таковыми на полном основании. Его соседи, в свое время занявшие эту территорию и пытавшиеся ее отстоять от наглого чужака, были строго наказаны по его прибытии. Теперь даже бестолковым Голодным было ясно, что соваться в окрестности бывшего института не стоит, потому как расправа была моментальная и свирепая. Он пришел сюда гораздо позже, чем остальные мутанты. Его привлекло неимоверное количество радиации, которое помогало заживлять постоянно открывающиеся раны и поддерживало его мутировавший организм в целом. Здесь он чувствовал себя превосходно. Легко и свободно.
В его исковерканной памяти сохранялись небольшие фрагменты из прошлой, далекой жизни. Он бережно и трепетно хранил их в самых дальних «шкафчиках» своего воспаленного, изуродованного мозга. Это было то, что не давало ему скатиться в пропасть сладкого безумия и пойти вразнос, сокрушая все и всех на своем пути. Каждый раз, просыпаясь в своем логове, он «доставал» обрывки воспоминаний, нежно «сдувал" с них пылинки повседневности и прижимал их к сердцу. Он не помнил своего имени и рода, кем был раньше и где жил, но отчетливо помнил образ одного человека, женщины, его дочери, хотя он забыл значение слова дочь. Но это тщательно хранимое внутри видение согревало его морально и физически, не давало окончательно свихнуться.
Последнего человека, появившегося на его территории, он отпустил живым и относительно здоровым. Ему хотелось, чтобы тот поведал своим соплеменникам о случившемся и они прекратили приходить к нему. С остальными он поигрался, как с марионетками. Без особого труда подчинив их своей воле, он приказал им перебить друг друга, а одному выжившему внушил кровавые и ужасные в своей красочности картины, что он сделает с теми, кто осмелится еще раз сунуться сюда.
И каково было его удивление, если это чувство можно было назвать таковым, когда он, стоя на своем излюбленном наблюдательном посту, понял, что эти двое вновь прибывших, хоть и одеты в знакомую форму, отличаются от тех, кого он привык встречать и расправляться быстро и жестоко. Ему стало интересно - хоть какое развлечение в этой унылой, странной жизни. Поэтому он позволил им приблизиться и даже зайти в то место, где сам сейчас находился. Вот и сейчас он сидел, активировав камуфляж и слившись со стеной, в самом темном углу, за спиной человека, обозревающего его владения.
Не трогая его ментально, он тщательно принюхивался. Тысячи знакомых и незнакомых запахов проносились вихрем, вызывая определенные ассоциации. И тут он вздрогнул, чуть не выдав себя. Не поверив своему носу, он сосредоточился и весь обратился в обоняние. Да! Ошибки быть не могло. Из подсознания выплыл и встал перед глазами любимый образ…
Был огромный соблазн пощупать мысли находящегося рядом с ним человека, но он заставил себя этого не делать.
***
Лютый осторожно спускался по обледеневшим, сколотым ступеням, падение с которых могло доставить серьезные проблемы. Чувство тревоги не отпускало, с каждой секундой усиливалось.
- Серый, у тебя все в порядке? Прием.
- Да, я на месте. Жду.
Внезапно, в районе второго этажа, Лютый почувствовал движение за спиной. Резко обернулся, наводя винтовку. Сердце заухало как огромный колокол. Пусто…никого нет. Но глаза можно обмануть, а чувство, выработанное годами жизни, полной опасных приключений, нет. Сталкер медленно обернулся и продолжил спуск вниз. И тут пришло озарение. Он перепрыгнул через три оставшиеся ступени н приземлился на площадку, усыпанную битым оконным стеклом. Быстро обернулся и навел тепловизорный прицел наверх по лестнице. И увидел ЕГО. Рефлексы не подвели, палец надавил на курок и пули нашли цель…красный силуэт в мановение ока приблизился и винтовка вылетела из рук, выбитая мощным ударом...толчок был такой, словно сталкера сбил бронетранспортер на полном ходу…Лютый отлетел, словно мячик и с размаху приложился об бетонную стену…удар вышиб воздух из легких и сознание из головы…треск пулемета Серого и дикий крик боли…потом темнота…
***
Пару раз сталкер приходил в себя…перед глазами были разбитые стекла противогаза и серое, хмурое небо, снежинки, норовящие попасть в глаза…тогда его бросали на снег, к его лицу почти вплотную приближалась чудовищная коричневая морда и он снова впадал в забытье…
Потом резко потеплело…Лютый медленно открыл глаза и сфокусировал взгляд на грязном потолке, сплошь в похабных рисунках и немыслимых узорах. Попробовал пошевелиться, но безуспешно. Тело было как чужое…неподалеку раздался стон, тихий и протяжный. Лютый скосил взгляд вправо и увидел напарника. Серый лежал на полу в позе эмбриона. От уха до подбородка была видна дорожка засохшей крови.
Вокруг царил полумрак. Границы помещения, где они находились, тонули в темноте. Единственным источником света была железная печурка на манер «буржуйки». Возле нее, на колченогом табурете, спиной у ним, сидел тот, кто являлся причиной их нынешних проблем. Серьезных проблем, если не сказать, смертельных. Лютый, собрав всю силу воли, заставил себя пошевелить пальцами. К его удивлению, получилось…но сидевший моментально обернулся и прорычал, с трудом выговаривая гласные звуки.
- Замррри…уррбью…
Сталкер замер, что было не сложно. Мутант встал и подошел к Серому. Лютый с удовлетворением заметил, что тот прихрамывает и держит левую руку неестественно прижатой к телу.
«Попал таки…» - эта мысль немного подбодрила.
Тем временем монстр легко, как котенка, подтащил напарника к сталкеру и грубо бросил рядом. Серый открыл глаза и прохрипел.
- Братишка…ты как?...живой? Говори громче, слышу тебя хреново…
Лютый разомкнул слипшиеся губы.
- Пока да…но, думаю, это не надолго…
- И я так думаю…- Серый всегда был реалистом.
Внезапно паралич отпустил, дав возможность немного шевелиться. И тут же в голове Лютого прозвучал ясный, четкий, мужской голос.
« Вы живы только потому, что с вами запах той, которая была мне дорога. Как , когда и где вы с ней встречались? Отвечать немедленно, иначе будет очень больно.»
Серый вытаращил глаза на напарника.
- Братишка, ты тоже это слышишь или я сошел с ума??
Лютый прочистил пересохшее горло и ответил, тщательно взвешивая каждое слово.
- Я могу только догадываться, о ком ты говоришь. Если я правильно понял, это женщина? – он начал тянуть время, ибо в спину, в районе поясницы, давило что-то ребристое и жесткое. И самое главное, в тело постепенно возвращалась подвижность. Пальцы на ногах двигались уже свободно и рука, скрытая от мутанта, сжималась в кулак.
Мутант повернулся к нему спиной и подкинул дровишек в топку.
« Женщина…конечно, женщина. Говори!»
Сталкер продолжил, стараясь думать именно о том, что сейчас скажет.
- За последние дни нам встретилась всего одна женщина. Мы отбили ее у Черных. Потом она…умерла.
Внезапно песчанник оказался рядом с ним и приподнял за ворот комбинезона.
« Как умерла?? Кто ее убил???»
Сталкер чувствовал, как заломило виски, в его сознание вламывались, бесцеремонно и грубо, но…он понял, что может противостоять натиску.
- Вот он…- Лютый показал кивком на Серого. Тот просто открыл рот и закрыл, не в силах ничего сказать. Мутант повернул голову к нему. Глаза его злобно сверкнули и пасть ощерилась, показав редкие, черные зубы. В этот момент Лютый в одно отработанное движение вытащил из заспинной кобуры ПМ, приставил ствол снизу к челюсти мутанта и надавил на курок. Бахнуло. К потолку взлетели кровавые ошметки черепа, мозгов и редких волос…песчанник покачнулся, выпустил сталкера и рухнул на грязный пол. Лютый стрелял в дергающееся тело до тех пор, пока сухие щелчки курка не известили, что магазин пуст.
Сталкер без сил откинулся на спину.
- Да…дела….- протянул Серый, пытаясь подняться на ноги. – братишка, прости, что я на секунду усомнился в тебе.
Лютый слабо улыбнулся.
- Я сам в себе иногда сомневаюсь…
Паралич отпускал стремительно.
***
Вскоре, когда сигнальная красная ракета взлетела высоко, оповещая ближайший патруль Черных об успешном завершении миссии, Серый, держащий в руке полиэтиленовый пакет с трофеем, вдруг вспомнив о чем-то, порылся в карманах.
- Во, смотри, чего у него на шее болталось! – и протянул другу небольшой, почерневший от времени медальон на цепочке.
Лютый принял и осмотрел. Сбоку нащупал щеколду, нажал и крышка откинулась. Серый посветил фонарем. Лютый всмотрелся в маленькую, облезлую фотографию, находившуюся внутри медальона и сердце его на секунду остановилось.
На него смотрела зеленоглазая, остроносая девушка с огненно-рыжими волосами…






Отредактировано Константин1977 (10/09/20 05:29 PM)

Вверх
#1410332 - 30/10/20 07:23 PM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Константин1977]
Константин1977 Оффлайн
новичок

Зарегистрирован: 08/09/20
Сообщения: 12
Пятый рассказ из цикла "Сталкерские истории"

Сон и явь.

Губы, теплые и мягкие…она пахла зеленым чаем и, почему то, летним зноем…ее тело обжигало и пьянило. Скрип старой кровати-раскладушки…фейерверк забытых ощущений…

Из далеких и приятных воспоминаний Лютого вывел, конечно же, Серый. Ну а, собственно, кто же еще…

- Очнись, братишка! Черные на подходе. Что будем делать? – напарник обеспокоенно поглядывал на заваленную остовами автомобилей и заметенную снежной пургой улицу.

Лютый очнулся от воспоминаний, осторожно закрыл медальон и спрятал его под бронежилет, во внутренний карман комбинезона. Нервозность Серого начала передаваться ему. Сквозь свист ледяного ветра, где то вдалеке, уже можно было различить рев и подвывание мощного двигателя транспортера. Сталкер взглянул на друга.

- Не переживай, дружище. Нам все равно некуда деваться. Хватанули мы дозу порядочно, а Рад-Х у нас нет. Даже не доберемся до Убежища…так что придется снова довериться Сазонову, а там как кривая вывезет.

Серый содрал с потного, несмотря на мороз, лица противогаз и сплюнул вязкую, кровавую слюну на снег.

- Думаешь, мы этому гаду нужны? Он получил, что хотел. Теперь может нас и в расход, как Стирру… да и яд этот…вот же сучара!

Лютый вытер грязное, окровавленное лицо серовато-белым, колючим снегом.

- Может и так, а может и нет. Судя по всему, у него еще есть, что нам предложить. Особо грязные и невыполнимые для его пехоты делишки. Как раз для нас с тобой, - улыбка Лютого вышла кривоватой, ибо разбитые, покрытые запекшейся кровью губы воспрепятствовали.

Серый неодобрительно посмотрел на друга.

- Сволочь он порядочная, надо было еще тогда его грохнуть…

Лютый пожал плечами.

Из тумана и вьюги, распихивая ржавое железо на своем пути, с ревом ста раненых вепрей, выполз транспортер Черного Братства. Конечно же, черный и с серебряной символикой на бортах. Скрипнув тормозами, он остановился в нескольких шагах от сталкеров. Боковая дверь откинулась и Черные, закованные под брови в броню, вышли наружу. Старший сквада Матвей, сделав знак подчиненным оставаться на месте, подошел к Лютому и Серому. Вразвалочку и неторопливо. Как на прогулке.

- Ну что, хлопчики, добыли зверя? – прогудел он из под противогаза.

Серый молча передал ему пакет с трофеем. Матвей с любопытством заглянул и хмыкнул.

- Молодцы! Добрый зверь…не зря о вас слава ходит. – он перекинул пакет одному из солдат и вытащил из кармана два инжектора. – Вот, колите, покудова мясо не начало с костей слезать.

Серый взял Рад-Х и подозрительно спросил.

- А антидот??

Глаза старшего сквада насмешливо прищурились за пластиковыми кругляшами стекол.

- Да не было никакого яда. Просто наш Капитан любит, когда люди у него на привязи, вот и все. Так что не дрейфь, сталкер. Будешь жить. Во всяком случае, пока. Ладно, мне пора. От Сазонова сердечное спасибо и огромный привет.

Продолжая ухмыляться, он отвернулся, сделав знак солдатам грузиться в бронемашину. Лютый успокаивающе положил руку на плечо готовому взорваться от ярости напарнику и отрицательно покачал головой.

Когда рычащий и пыхающий отработанной солярой, транспортер скрылся в белесой, ядовитой, снежной пыли, Лютый сказал негромко.

- Да не переживай ты так, братишка…мы живы, и это главное. Вот сейчас примем Рад и вообще придем в норму.

Серый, все еще не остывший от гнева, и весьма праведного, сказал сердито.

- Поражаюсь твоему спокойствию! Нас только что попользовали, как портовых шлюх и выкинули, не заплатив…а ты улыбаешься!

Лютый осматривал стекла противогаза, сплошь покрытые сколами и трещинами.

- Да забей…мы не совсем в накладе. Оружие, патроны при нас. А какие костюмы?! Наши старые и близко не лежали. Да и запас еды, патронов в рюкзаках… Нет, братишка, мы определенно не в накладе.

Серый еще раз осмотрел нажитое и уже более спокойным голосом сообщил.

- И то верно. Ладно, давай заныкаемся где-нибудь, ширнуться надобно. Ты первый…

****

Рад-Х, это замечательное довоенное изобретение, в огромном количестве сохранившееся на складах, подконтрольных Черному Братству, было действительно прекрасным средством, выводящим радионуклиды из организма почти полностью. Единственный недостаток был в получасовом, почти обморочном состоянии, в котором человек был полностью беспомощен.

Вот и сейчас Серый сидел почти в полной темноте, перекрыв единственный вход в ту нору, в которую они забились, спустившись в первый попавшийся подвал. Здесь было теплее, чем на улице, немного, но все же. Любимый «Печенег" лежал на коленях, удобно и уютно устроившись, а Серый прислушивался к звукам подземелья. Иногда слышалось негромкое похрапывание напарника. Тот пребывал в постмедикаментозной отключке. Сталкер отложил отремонтированный противогаз Лютого, порылся в рюкзаке и выудил на ощупь банку тушенки и герметичный пакет с галетами. Серый тихонько хмыкнул. Да, Черные себе ни в чем не отказывают. Кушают неплохо и с удовольствием.

Обычно дико хотелось есть после принятия препарата. Но он был не прочь перекусить и сейчас. Серый достал нож и ловко, в два движения, вскрыл консерву. С наслаждением потянул носом, вдохнув ароматный запах говяжьего мяса. Пошла слюна…проглотив которую, Серый не менее ловко открыл галеты. Спрятав нож, он выглянул в коридор, полную тьму которого прорезали редкие лучи света, попадающего через узкие, подвальные окна и пытливо прислушался. Стояла полная тишина, изредка нарушаемая далеким скрипом болтающихся на одной петле ставен. Сталкер с аппетитом принялся за еду.

**

Она смотрела на него лукавыми зелеными глазами и улыбалась уголками губ, не тонких и не толстых, а таких, как надо. Черно-рыже-белый пес терся у ее ног, попеременно подставляя под пальчики то лохматую шею, то лобастую голову. Он любовался ею, пышными рыжими волосами, остреньким носиком, упрямым подбородком…она призывно смотрела ему в глаза, маня и завораживая…он протянул руку, чтобы прикоснуться к ней…но пальцы прошли сквозь ее тело… Лютый вздрогнул и…проснулся.

Закашлялся громко и надсадно, сплюнул вязкую слюну. В руки ткнулась фляга с ледяной водой. Он жадно припал и пил, стараясь не пролить мимо ни капли. Немного утолив жажду, сталкер откинулся на заледеневшую бетонную стену, постепенно приходя в обычное, нормальное состояние. Чиркнула зажигалка и появился зыбкий язычок пламени. Несмотря на весьма слабый свет, Лютый зажмурил глаза. Серый прогудел над ухом.

- Тушман и хлеб у входа. Курево там же. Все, я на процедуры.

В ладонь Лютого уткнулась теплым металлом зажигалка напарника. Сталкер с трудом поднялся, освобождая другу нагретое место.

- Дык светани, что ли…ни пса не видно! – проворчал Серый, устраиваясь поудобнее на невесть откуда взявшемся здесь обшарпанном, рваном матрасе, из прорех которого торчали пружины.

Послышался щелчок и жужжание спасительного инжектора. Серый чертыхнулся и негромко сказал.

- Никак не привыкну колоть себя…короче, все, я спа… - так, на полуслове, провалился в забытье.

Костюм-комбинезон Черного Братства был усовершенствован по полной программе. Даже с подогревом. Так что сталкер чувствовал себя вполне комфортно. Быстро съел оставленные напарником припасы, не переставая слушать подвал. Что ж, пока ничего подозрительного, можно и покурить. Лютый привычно, наощупь, сделал из клочка старой, пожелтевшей газеты и щепотки махорки самокрутку и чиркнул зажигалкой. Но так и не донес пламя, ибо его чуткий слух уловил звуки поскрипывающего под тяжелыми шагами, задубевшего наста и отдаленные, приглушенные голоса.

Серый тихо посапывал, обняв «Печенег». Лютый погасил тщедушное пламя бензиновой зажигалки, перешагнул через напарника и, стараясь не задеть разбросанный повсюду хлам, подкрался к стене, на самом верху которой было расположено подвальное окно, забранное поржавевшей решеткой. Неясный гул голосов перешел в неразборчивое бормотание. Сталкер повесил винтовку за спину, ухватился за обледеневшие куски обломанных кирпичей, торчащих из стены, подтянулся на руках, найдя опору для ног и осторожно выглянул из окна. Прямо перед его носом топтались две ноги, обутые в настолько рваные ботинки, что были видны торчащие почерневшие, обугленные пальцы. Засаленные, грязные брюки тоже оставляли желать лучшего.

Сверху прорычало, проглатывая гласные звуки.

- И чтт намм с тго бдет??

В поле зрения Лютого появились высокие, зашнурованные красными шнурками, берцы, необычно маленького размера.

- Вам? Ничего не будет. Мы не будем охотиться за вами и истреблять вас. Вы сможете жить или существовать, как тебе больше нравиться, но только на своей территории. Там, где мы с вами не будем соприкасаться. – ответил холодный, звонкий женский голос.

Лютый судорожно, до сведенных пальцев, вцепился в кладку, чтобы не рухнуть вниз. Он знал этот голос и узнал бы его из тысячи подобных. Сердце бешено застучало, гоняя горячую кровь в виски. Едва совладав с собой, он снова прислушался.

Обладатель рваных ботинок вызывающе хрюкнул, что, наверно, означало у него презрительный смех.

- Сссс чго тыр ррешлла, чтт это выы оххотникк, а не дбычча??

Собеседник, а, вернее, собеседница, высокомерно ответила.

- Потому что ты и твои приятели опасные мутанты-людоеды, хоть и разумные. Вот и сейчас ты, песчанник, хочешь разорвать меня на куски, предварительно вскипятив мой мозг. Но вот какой облом…на меня не действует твой гипноз, а у тебя между глаз красная точка от луча прицела моей напарницы. Понял, в чем между нами разница? Мы люди, а вы животные, хоть и соображающие.

Рваные Ботинки прорычали что то невнятное. Берцы неторопливо продолжили.

- Так вот, мутант. Обдумай, если есть чем, мое предложение. Если согласны, то встреча завтра в условленном месте. Обговорим детали. А сейчас расходимся.

Берцы, не поворачиваясь к Ботинкам пятками, отшагнули прочь и скрылись из вида. Заскрипевший снег засвидетельствовал уход обладательницы маленькой ноги. Песчанник еще потоптался немного, порычал глухо, шумно повтягивал ноздрями морозный, колючий воздух, словно запоминая запах ушедшей, и побрел прочь.

Лютый разжал затекшие пальцы и спрыгнул на бетонный пол. Сполз спиной по стене и обхватил голову руками. Было над чем подумать, ибо такого поворота он точно не ожидал. Вот Серый то удивится…

Вверх
#1410750 - 07/11/20 07:25 PM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Константин1977]
Константин1977 Оффлайн
новичок

Зарегистрирован: 08/09/20
Сообщения: 12
Шестой рассказ о приключениях Лютого и Серого.

По следу прошлого.

Серый глубоко затянулся самокруткой, отчего огонек разгорелся ярко и немного осветил его осунувшееся, усталое лицо с темными кругами вокруг глаз. Блики слабого света на какое-то время демонически заплясали в его расширенных зрачках.

- Ты уверен, что не почудилось? После Рад-Х частенько бывают глюки…

Лютый отрицательно покачал головой, но потом сообразив, что друг не видит его в темноте, сказал негромко.

- Нет, братишка, не почудилось. Хоть и после стольких лет. Это была она. Ее голос я не спутаю точно. – он протянул руку и взял у Серого окурок, в котором еще теплилась жизнь. Прикурил, экономя горючее в зажигалке. Жадно вдохнул едкий махорочный дым.

Серый хмыкнул во тьме.

- Да…крепко она тебе засела в башку, похлеще того песчанника…то ли я, вольный казак – в голове ветер, в жопе дым... И как поступим дальше? Есть план?

Лютый вытянул гудящие ноги и устроился поудобнее на матрасе.

- Она предложила мутанту какую-то сделку. Прикинь, песчаннику?!! Только Рыжик способна на такое. Помнишь ее ментальные способности? – на этих словах напарника Серый раздраженно харкнул, далеко и смачно. Плевок долетел до стены и надежно примерз. Лютый продолжил. - И самое интересное, что этот дегенерат ее выслушал, а не сожрал на месте. Правда, ее прикрывали…и на этот счет у меня есть кое-какая мысль…

Серый подхватил на лету.

- Думаешь, Искорка?? Я не буду удивлен. Моя крестница - смелая девушка и полна сюрпризов. Вместе с Рыжиком они составили бы неплохую двойку. У каждой характер жестче, чем у нас с тобой вместе взятых. А навыки при такой житухе наработать не проблема. М-да, дела…  Итак, мы снова на развилке. До дома еще пилить дня три пехом, а припасов…- Серый, подсветив фонариком, обследовал содержимое своего рюкзака и заглянул в вещмешок Лютого, - на сутки примерно. Надо решать, по чьему следу пойдем.

- Думаю, надо идти за Рыжиком и Искрой. Мутант нам ни к чему. От него ничего не добьемся, а патроны надо экономить. Кстати, как там у тебя с ними? – Лютый выпустил в темноту клуб дыма.

- Черные щедры. Полная коробка к моему соколику, три обоймы к ПМ. В рюкзаке еще россыпь по мелочи…так что живем. Что у тебя?

Лютый нащупал винтовочные магазины на разгрузке.

- Патронов пятьдесят к Винторезу и две пистолетные обоймы. За глаза хватит.

- Значит, пора двигать. Итак уже пересидели, - проворчал Серый, вставая и продевая руки в брезентовые лямки рюкзака.

Лютый вздохнул и поднялся, хрустнув затекшими коленями. Повесил винтовку на грудь поудобнее, подтянул горловину вещмешка потуже и закинул его за спину.

***

Радиоактивная метель разбушевалась не на шутку, пронизывая жгучим холодом до костей и норовя закинуть добрую порцию сухого, колючего снега за шиворот, будь то путешественник в обычной одежде. Сталкеры, идущие по едва заметному следу маленьких берцев, уже в который раз мысленно благодарили предусмотрительность и технический гений техников Черного Братства, ибо в таких замечательных комбинезонах замерзнуть было просто невозможно. В снегу, на открытой местности, конечно, не поспишь, а так, бродить по тридцатиградусному морозу, было вполне по силам. Противогазы нового поколения, укомплектованные фильтрами повышенной очистки, позволяли дышать загрязненным воздухом постядерной Москвы вполне сносно.

Друзья шли в давно привычном порядке. Лютый, идущий впереди, пристально вглядывался в исчезающие под наметающим снег ледяным ветром следы, а Серый с пулеметом наперевес следил за окружающей обстановкой.

Через некоторое время следы стали намного глубже и четче, но рисунки протектора подошвы были уже смазанными. Лютый понял, что пропустил момент воссоединения Рыжика и напарницы из прикрытия. Да, девушки шли след в след, что выдавало опыт такого рода походов. Сталкер усмехнулся и сообщил об этой детали Серому. Тот, не переставая оглядывать окрестные заброшенные здания, глядящие на заметенные улицы пустыми глазницами выбитых окон, пожал плечами. Его такие моменты не особо волновали. В этой части города люди не жили, ибо близость Курчатника, а, стало быть, повышенный фон. Зато мутанты, типа Голодных или Песчанников чувствовали себя тут вполне уютно. Тем не менее, девушки уверенно, не петляя и не блуждая, продвигались по направлению к заброшенной станции метро Щукинская.

Так и двигались сталкеры уже более получаса, огибая ржавые, занесенные метелью, остовы брошенных авто и завалы обрушенных зданий. Метель закончилась, но все равно успела спрятать под снегом след. Вскоре Лютый остановился, ибо дальше было неясно, куда идти. В туманной дымке, метрах в двадцати, в сугробе виднелась каким-то чудом уцелевшая, большая буква «М», обозначающая вход в метро.

Возле него стояли  два черных транспортера Братства и два солдата в полной боевой амуниции. Они не сразу заметили сталкеров, а когда заметили – настороженно повели в их сторону дулами автоматов, но, увидев знакомую форму, расслабились и один из них махнул рукой, мол, давайте сюда. Лютый мельком взглянул на Серого. Тот мрачно прогудел из-под противогаза.

- Чего они здесь трутся?…уж не за нашими девчонками приперлись?

- Сейчас выясним, братишка. – Лютый закинул винтовку на плечо и направился к Черным. Серый, напряженно рыская глазами по окрестностям, пошел следом.

Сталкер машинально разглядывал месиво рыхлого, грязного снега под ногами. Да, множество стандартных  отпечатков сапог Братства, наложенных один на другой, следы гусениц транспорта, все в таком беспорядке, что неопытному глазу ничего не разобрать, но Лютый не был новичком. Его наметанный взгляд сумел таки вычленить в этом хаосе всего один-единственный отпечаток маленького берца, полу затоптанный и этого было вполне достаточно.

Высокий солдат прошепелявил неприветливо.

- А…охотнички! Будет вам сейчас дело! Мы двух сучек обложили, загнали их в метро, на станцию. Матвей с остальными внизу…дуйте к нему за распоряже…

Лютый быстро подошел и с размаху всадил вороненое лезвие боевого ножа ему в незащищенный пластинами доспеха бок. Черный всхрипнул, когда острое лезвие проскользнуло между ребер и пронзило сердце. Слева послышался глухой удар, громкий треск пластика и падение тяжелого тела. Серый знал свое дело и не отставал от друга.

Лютый выдернул нож из Черного и не менее быстрым движением полоснул беззубого по горлу, там, где заканчивается маска противогаза. Придержал валящееся набок тело и оглянулся на напарника. Серый уже обшаривал тело на предмет хабара. Гранаты, ИПП и запас еды быстро поменяли владельца.

Лютый последовал примеру напарника. Машинально отстегнул магазин от Винтореза убитого и сунул себе в разгрузку. Остальные, такие необходимые сталкеру в походе вещи нашли свой новый приют в рюкзаке.

Лютый еще раз внимательно оглядел пустые окна близстоящих домов.

- Какая некомпетентность, а, братишка?

Серый, выкрутив почти новые фильтры с проломленной вместе с лицом маски противогаза, разочаровано выпрямился над трупом. Больше взять было действительно нечего.

- Ну чего тебе опять не так то?

Лютый перебросил Винторез поудобнее на грудь и сообщил.

- Ни одного человека на прикрытие не оставили. Ну там, снайпер в окне или еще что-нибудь…

Серый пробурчал, взваливая потяжелевший рюкзак на спину.

- Так радуйся, что это пехота, а не охотники. Ладно, кот с ними, нет и нет. Дальше куда?

Лютый лучезарно улыбнулся, насколько позволила резина противогаза.

- Пойдем, поищем наших красавиц, а заодно поохотимся на Черных.

Серый кивнул, накручивая на ствол ПМа длинный трофейный глушитель.

- С удовольствием…

***

Щукинская была неглубокой станцией московского метро, если сравнивать, допустим, с Парком Победы. Всего 13 метров под землей. Но эти тринадцать метров друзья прошли не так, как они хотели. Первый дозор Черных внутри при входе Серый выщелкнул без особых усилий и проблем, всадив каждому солдафону по паре пуль в лицо. Часовые, обманутые униформой, принимали их за соратников, после чего у них не оставалось ни шанса. Второй же пост тоже бы не составил труда, если бы не случайный поворот головы охранника в момент выстрела и пуля ударила в «Сферу», надежно защищающую голову. Падая, оглушенный умудрился нажать на курок и послать длинную очередь, каким то чудом не зацепившую сталкеров. Режим тишины был нарушен и Черные заняли круговую оборону.

На станции царила полная темнота. Давно умершие, заржавевшие рельсы были завалены мешками с песком, какими то железяками и прочим разным хламом, превратившими пути в подобие баррикад. Когда то защитники станции, выжившие в катастрофе, держали здесь оборону против нахлынувших толп мутантов и, не выдерживая давления, уходили вглубь тоннелей на следующие станции.

Фонарики были выключены с обоих сторон во избежание раскрытия местоположения. Лютый сидел в нише при входе на платформу и вслушивался. Сталкер знал, что Серый притаился напротив и выжидает, когда Черные пойдут в атаку. Здесь верный Печенег и соберет жатву. Но Братство не шло на прорыв. Все затаились и ждали. Девушек тоже не было слышно. Определить сейчас их местоположение не представлялось возможным.

Постепенно глаза начали привыкать к темноте. Лютый стал различать темные силуэты колонн на фоне общей, непроглядной тьмы. Эта странная особенность стала проявляться в последние несколько месяцев, чему сталкер был немало обрадован. Неплохое подспорье к навыкам. Лютый осторожно выглянул из укрытия. На платформе, среди баррикад просматривалась явная движуха. Помимо нее чуткое ухо улавливало монотонное бормотание и щелканье тангеток встроенных раций.

Сталкер взял прижал приклад Винтореза к плечу, закрыл глаза и превратился в слух. Бормотание немного усилилось, а воображение с интуицией нарисовали прямую линию между стволом винтовки и конечной целью полета пули. Лютый плавно надавил на курок.

- П-фф! – и крик боли известил, что цель поражена. И тут же темнота была разорвана многочисленными вспышками. Сталкер спрятался обратно в нишу, слушая грохот выстрелов и треск отбиваемых кусков мрамора, выложенного когда то заботливыми руками строителей. Пару раз его обсыпало крошкой. Палили недолго. Вскоре наступила полная тишина, прерываемая лишь звуком капающей с потолка воды.

Внезапно раздался уверенный, немного с неместным акцентом, голос Матвея.

- Лютый, раздери тебя Голодный и сожри, какого болта ты вытворяешь?? Зачем стреляешь по своим??

Сталкер улыбнулся в тьме. Признали таки…это льстило самолюбию.

- Старшой! Не тронь девчонок и просто валите отсюда, вы мне не нужны!

- Мне?? А где напарника потерял?

Лютый подыграл на ходу.

- Сожрали вместе с пулеметом и рюкзаком!

Об шлем сталкера щелкнул маленький камушек. Серый возмущенно напомнил о себе.

- А чего тебе они сдались то? Это наша добыча, мы ее загнали и выследили. И еще. Ты ж не дурак и понимаешь, что теперь Братство будет искать тебя, пока не прикончит…

Лютый быстро вскинул винтовку к плечу и прицелился на звук голоса.

- Ну теперь все изменилось. Есть мнение, что сообщить об этом досадном инциденте Сазонову будет просто некому. Да, и прошу тебя, не кидай гранаты, ибо свод висит на соплях пополам со штукатуркой. Бабах и все. Вы в каменном гробу.

- П-фф!

- Ой, мля!!...вот жеж сука! Огонь, мля!!!

Снова грохот и свист смерти в замкнутом пространстве. К общему реву прибавился голос пулемета Серого. Лютый распластался на мраморном полу и ужом проскользнул свинцовым ливнем в вестибюль, после чего нырнул рыбкой на пути. Отдышался быстро и перекатился немного вперед и к стене. Выстрелы с обеих сторон стали реже. Серый, дав другу переместиться, экономил патроны.

Первый Черный получил гостинец, даже не поняв, откуда прилетело. Как и второй, и третий... Сталкер быстро поменял магазин и продолжил методично выщелкивать супостатов. В рядах Братства началась суматоха и паника. Все палили в разные стороны, зачастую задевая своих, что еще более усиливало суматоху. Снова ожил Печенег, обдав оставшихся в живых солдат стальным дождем. Несколько вспышек появились в тоннеле напротив. Девушки-охотницы помогли с тыла, добив в спину остатки бравых вояк. Ответные выстрелы прекратились. Лютый досчитал до двадцати и осторожно выглянул на платформу.

- Серый, братишка, ты как?

- Даже не вспотел. Ты сам цел?

- Ага, только надо подсветить.

Через некоторое время световая шашка озарила станцию мрачноватым, красным цветом. Сталкер прищурился, давая глазам привыкнуть. По меньшей мере два сквада Черных нашли здесь свой конец. Убитые лежали в живописных позах, было несколько раненых. Серый вышел из укрытия с пистолетом в руках и направился к напарнику, методично постреливая в тела, распростертые то здесь, то там. Жестоко? Лютый так не думал. Лучше самому добить врага, чем внезапно выхватить от полудохлого противника пулю в спину. Жесткий, опасный мир – жесткие правила выживания. Никакого благородства, кто первый выстрелил, тот и ушел на своих двоих.

Поэтому сталкер закинул Винторез на плечо, вытащил ПМ и помог Серому.

- Подожди…не стреляй…- прохрипело под ногами. Лютый посветил фонарем. Матвей лежал на боку, зажимая простреленное плечо. – перевяжи…не дай подохнуть в этой…крысиной норе…

Лютый откинул ногой автомат поверженного подальше и направил луч ему в лицо. Старший сквада зажмурился.

- Расскажи тогда мне, зачем вам эти девушки? Зачем преследовали их? – ласково спросил сталкер.

Некоторое время Матвей молчал, постанывая и зажимая рану. Сквозь черные пальцы тактической перчатки подтекали струйки крови.

- Да чего там говорить то…они против нас всегда были…постреливали в наших из-за угла…вот и выследили их…окружили…хотели взять живьем…поспрошать, что да как…

Лютый задумчиво глядел на него, поигрывая пистолетом. Подошел Серый.

- Посмотрел в тоннелях. Девчонок и след простыл. Ушли.

Лютый сказал негромко, обращаясь к Матвею и взводя курок ПМа.

- Думаю, ты врешь. Даю последний шанс сказать все как на духу.

Черный прорычал злобно.

- Да что ж те, сука, еще надо?... все равно ж добьешь, не отпустишь…тебе свидетель ни к чему…потому иди ты в … - хлопок выстрела заглушил адрес послания. Серый поменял обойму в пистолете и разочарованно сообщил.

- Последняя. Надо б пошмонать павших, пополнить запасы.

Лютый хмыкнул, убирая ПМ в кобуру за спиной.

- Братишка, ты запасливый, как тот хомяк. Ладно, начнем. Бери самое необходимое.

- Да знаю, знаю… уже десять лет охотимся, а все поучаешь, - проворчал Серый, быстро обыскивая тело. – Так чего думаешь, на кой девчонки им сдались-то?

Сталкер ответил, распихивая патроны по отделениям рюкзака.

- Уверен, что все не просто так. Они были нужным им живьем, не иначе. Было б по другому – закидали фугасами и дело с концом. Думаю, Сазонов знает, кто они такие на самом деле, вот и поручил своей пехоте поймать и притащить.

Серый даже бросил обыскивать труп.

- Хочешь сказать, что он их тогда видел, теперь узнал и решил добыть еще один рычаг на нас, зная, КЕМ они нам приходятся??

Лютый тяжело вздохнул.

- Так и есть, братишка. Но мы с тобой не пупы земли, поэтому Капитаном двигало не только желание посадить нас на поводок. Он очень умен и хитер…

- Говорил я тебе тогда – надо кончать его. «Нет, нет! Мы не такие…Я вижу, что он еще сыграет…» - процитировал Серый голосом напарника. Тот расхохотался, настолько было похоже.

- Ладно, не серчай. Тогда это был неплохой способ проверить наш лимонник в действии. Забей, это уже в прошлом. Сейчас из Черных никто ничего не расскажет, а значит мы с тобой по прежнему союзники с Сазоновым. А это значит, что у нас большой шанс подобраться к нему близко. Но сначала…- тут Лютый шумно втянул носом затхлый воздух и осекся. Винтовка сама прыгнула ему в руки. Серый, моментально бросив мародерствовать, подхватил Печенег и перекатился в сторону, поближе к широкой колонне. Лютый швырнул фаер на противоположный край платформы. Неровный красноватый свет вырвал из темноты несколько долговязых, тощих фигур, уже забравшихся наверх с путей и еще с десяток-другой выбегающих рысцой из тоннеля.

Голодные. Привлеченные шумом и запахом свежей крови и мяса. Пришедшие попировать на халяву. Ну и пусть. Пир им обеспечен. Лютый кивнул Серому и подал пример, спрыгнув вниз, на рельсы, и быстро зашагал в черное жерло ближайшего тоннеля, куда ушли девушки-охотницы.

Вверх
#1412062 - 02/12/20 07:18 AM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Константин1977]
Константин1977 Оффлайн
новичок

Зарегистрирован: 08/09/20
Сообщения: 12
Разговор по душам.

Какое-то время Серый, как ответственный за тыл, тревожно оглядывался назад, где слышались треск разрываемых костюмов и амуниции, а затем довольное, утробное рычание и громкое чавканье. Голодные наконец то добрались до пищи и теперь наслаждались сполна. Им было сейчас не до живых, ибо мертвецов предостаточно.

Потом до сталкеров, ушедших уже довольно далеко в туннель, донесся дикий вопль, преисполненный боли и страдания. Серый смущенно кашлянул и пробормотал.

- М-да…дела. Мой косяк, признаю…не добил.

Негласный кодекс сталкеров-охотников предписывал достреливать безнадежных и не имеющих сил послать последний патрон себе в голову, будь то друг или враг. Такое своеобразное, мягко говоря, уважение имело под собой еще и другое основание. Попасть живым и беспомощным на зуб или жвала мутантов было намного страшнее выстрела в висок и каждый сталкер надеялся, что ему не откажут в этой крайней мере. Помог другому – надейся получить помощь сам.

Лютый промолчал, шаря по заплесневевшим стенам круглого тоннеля лучом фонаря. Идти было неудобно, ибо шпалы никак не собирались подстраиваться под широкую поступь сталкеров. Приходилось семенить и друзья начали испытывать тянущую, гнетущую усталость. Прошли еще метров триста.

Серый сверился с показаниями счетчика Гейгера и, сняв противогаз, пробурчал сердито.

- Может привал? Чего то я притомился с этими Чёрными бодаться, да и пожрать надобно. А? И еще растяжку поставить неплохо бы…

Лютый остановился и прислушался к звукам подземелья. Гробовая тишина, прерываемая настойчивой капелью радиоактивной воды, просочившейся прямо на ржавый рельс из небольшой щели между разошедшихся плит свода. На душе скребли кошки. Старательно забытое чувство, утрамбованное глубоко внутри, теперь беспокоило сталкера и мешало сосредоточиться на насущной проблеме выживания. Лютому это сильно не нравилось, но он ничего не мог с собой поделать. Но и радостный трепет от будущей встречи с дочерью, которую он не видел уже десять лет, тоже приводил его в замешательство. Какая она стала…ведь ей уже двадцать четыре. Лютый помнил Искорку четырнадцатилетним подростком, за свои годы уже хлебнувшей лиха с началом вирусной атаки. А помнит ли она его… Он взглянул на напарника, крепящего гранату-ловушку за плавным поворотом и тяжело вздохнул.

- Привал, конечно, дружище. Перекусим и дальше двинем. Девочки не могли уйти далеко.

Серый удовлетворенно осмотрел результат проделанной работы и кивнул.

Отошли еще на метров пятьдесят. Серый подозрительно принюхался к сырости и холоду тоннеля. Хмыкнул себе под нос, мельком глянул на друга и присел на ржавый рельс, неторопливо расстегивая ремни рюкзака. Лютый сидел напротив, положив винтовку на колени и сворачивая самокрутку. Зажигалка Серого едва освещала небольшую окружность на путях, где тот деловито раскладывал нехитрую снедь.

Лютый, зажав самокрутку пальцами и поднеся зажигалку к лицу, дабы прикурить, громко и отчетливо сказал.

- Удачи в доброй охоте, сталкеры! Присоединяйтесь к нашей трапезе.

Серый краем глаза косил в темноту, черную и затхлую, а руки быстро и сноровисто открывали банки с тушенкой.

Некоторое время ничего не происходило. Затем на сигарете Лютого появилась красная точка и медленно переползла на лицо. Сталкер затянулся поглубже и тлеющий огонек осветил его бородатую физиономию красноватым, тусклым светом. Лазер тут же погас. В тоннеле послышались быстрые, легкие шаги, мелькнула тень и на шею предусмотрительно поднявшегося Лютого бросилась высокая, статная девушка в полном брезентовом костюме, идеально подогнанном по фигуре. К его горлу подступил острый, жгучий ком, а глаза непривычно защипало. Лютый, продолжая обнимать Искорку, провел рукой по коротко стриженным, под ежик, волосам дочки. Она всхлипнула и прижалась еще крепче.

- Ну будет вам, будет…- прогудел Серый над ухом, - давай, что ли, крестница, обнимемся тоже…

Так и стояли втроем, сплетясь в один тесный клубок.

- А меня никто не хочет обнять? – спросила язвительно Алина, выйдя из темноты на неяркий, трепыхающийся на сквозняке, свет.

Серый украдкой смахнул выступившую слезу, выпустил друга с крестницей из медвежьих объятий и пробурчал.

- Я точно пас. Но все равно привет.

Рыжик криво улыбнулась, кивнула и устало опустилась на место Лютого. Серый молча протянул ей открытую банку тушенки и галеты. Вскоре все более-менее удобно расположились на бетонных, заплесневевших шпалах и принялись за нехитрую еду. Девушки и Серый ели с аппетитом. Лютый нехотя ковырялся в ароматном мясе и не мог отвести глаз от бравых охотниц. Полностью экипированные различными сталкерскими прибабахами, от счетчика радиации до довольно сносного, хоть и устаревшего противогаза. Неказистые, но надежные брезентовые костюмы, меховые банданы из шкуры Головоскрута, сильно потертые и видавшие лучшие времена, и теплые куртки с разгрузками. За спиной Алины висел простой и надежный «Калаш» с оптикой, Искорка же положила рядом с собой кустарно модернизированную СВДу с мощным прицелом и красным лазером. Чувствовалась рука оружейника и большого спеца в своем деле. Винтовка смотрелась нестандартно,  но весьма эргономично.

Некоторое время ели молча. Потом Искорка, быстро проглотив последний кусок мяса, сказала.

- Папа, я так рада, что ты…вы живы и здоровы. Как вы поняли, что мы с Рыжиком неподалеку и как вы вообще нас нашли? Ведь наша встреча не случайна?

Лютый шутливо поднял обе руки вверх.

- Доченька, не все сразу! Давай по порядку…

Он перевел взгляд на Алину. Та, не поднимая глаз, методично выскребала жир и желе со дна банки. Серый уже расправился со своей порцией и теперь пускал кольца едкого дыма под свод тоннеля. Сталкер выглядел полностью расслабленным и довольным, но Лютый знал, что друг всегда начеку, каждый звук наперечет.

- Скажем так, если вы хотите от кого то схорониться, не стойте с наветренной стороны и.., - тут он поглядел в упор на Алину. Она ответила вызывающим взглядом. – и поменяйте запах… эээ…кожи.

Рыжик фыркнула и, вытерев ложку об штаны, убрала ее в один из кармашков разгрузки.

- Прям гончие какие то…  вы чуть не получили по пуле промеж глаз, потому что одеты в форму наших заклятых врагов. Я уже взяла тебя, Серый, на прицел, когда пришла мысль, что вы напали на своих же с тыла. А потом тот чурбан назвал знакомое имя… - она совсем по-мужски сплюнула в темноту.- И мы решили просто отойти и посмотреть, что будет дальше.

Серый язвительно спросил, пустив в ее сторону кольцо дыма.

- Не сомневаюсь, что ты с удовольствием подстрелила бы меня, даже узнав. Но что же тебя все таки остановило? Дай-ка отвечу. Черные взялись за тебя с Искоркой всерьез и дожали бы в тоннелях, если бы мы не подоспели. – Серый, хитро прищурившись, загасил окурок об бетон.

- Ничего подобного, Серый! Мы бы… – воскликнула было Искра, но Алина сделала предостерегающий жест. Девушка резко замолчала и сконфуженно посмотрела на отца. Тот деланно внимательно разглядывал потертость на указательном пальце перчатки.

- Давайте не будем сейчас выяснять отношения и ссориться. Не время и не место. – Лютый вытащил из-за уха папиросу и прикурил. – просто вспомним, как мы держались тогда, когда все началось, все вместе и выживали только потому, что сплотились и отбросили в сторону все разногласия.

- Вот!! – перст Серого обвиняюще показал на Рыжика, - а потом она нас с тобой кинула и уехала!!

Алина, с перекошенным от ярости лицом, вскочила на ноги и сдернула с плеча автомат, но ПМ Серого уже смотрел ей в лицо.

- Отставить, млять!!!! – рявкнул Лютый так, что белесые тараканы, в обилии живущие в сумраке влажного свода, прыснули прочь. – Руки прочь от оружия!! Обоих касается!!!

Не подчиниться было невозможно, ибо…просто невозможно. Алина, все еще пылая глазами, опустила Калаш и медленно повесила его на плечо. Серый убрал пистолет в кобуру так же незаметно, как и вытащил его.

Искра сидела на рельсе, закрыв лицо руками. Лютый было протянул руку, дабы утешить, но она дернула плечом, отталкивая. Серый наконец отвел взгляд от Алины и сказал негромко.

- Ладно, Рыжик…не серчай. Я…это…короче, погорячился. Ты тогда, наверно правильно все сделала, иначе бы все погибли. Мы то с братишкой не пальцем деланы, выкарабкались, а вот вас бы целатопсы замяли точно.

Рыжик хмыкнула и махнула рукой.

- Да и ладно, пес с тобой, Серый. Ты меня с самого начала доставал…а Лютый прав. Нельзя нам сейчас ссориться и стреляться…

-Ни сейчас и никогда. Понимаешь? – Лютый в упор смотрел на нее, - мы слишком много прошли вместе, что бы пострелять друг друга из-за дурного трепа.

Алина промолчала, опустив глаза. Лютый повернулся к Искре.

- Мы встретили вас совершенно случайно. Нечаянно подслушанный разговор. С песчанником. Ты держала его на прицеле, а Рыжик вела странную беседу, что само по себе нонсенс. Мутанты не способны о чем то договариваться в принципе. И все же у вас с ними общие цели. Мы здесь, чтобы узнать какие.

Алина разглядывала свои ногти, когда-то наманикюренные и ухоженные, а теперь коротко обрезанные и поломанные.

- А с чего ты решил, сталкер, что мы вот так, с кондачка, возьмем и выложим вам всю информацию? Ты и он, - она кивком показала на Серого, - в форме Черных, наших врагов. Может, вы шестерки Капитана? Его солдаты и разведчики?

Лютый переглянулся с напарником. Тот вскинул брови и отвернулся.

- И где ты набралась этого жаргона…шестерки, семерки… это долгая история, как мы добыли эти комбинезоны и амуницию. Скажу лишь, что мы уже дважды вырезали по два сквада Братства. Разве этого недостаточно, чтобы понять, что мы не с ними?

Теперь уже Алина переглядывалась с Искрой. Помолчали немного. Затем Рыжик сказала, сцепив кисти рук и похрустывая суставами длинных, тонких пальцев.  

- Ладно, допустим, вы сами по себе. А нам сейчас не помешает небольшая помощь. Еще два бойца - это серьезное подспорье. Как думаешь, Искра?

Девушка быстро кивнула.

-  Да и к тому же мы их знаем…ладно, начистоту так начистоту. Мы хотим задать жару Сазонову. Ликвидировать его самого и его организацию. Мы знаем, где они, как к ним подойти, сколько их и так далее. Но у нас нет столько бойцов, чтобы это провернуть. Мы с Искрой охотимся за патрулями, постреливаем их издалека, они преследуют нас, мы уходим…количество Черных не сокращается. Нужен глобальный удар. Поэтому мы наладили контакт с песчанниками, ибо они самые разумные из всех этой кодлы. Не спрашивай как. Это отдельная и грустная история. Если мутанты нам помогут, то жить станет всем проще и легче.

Серый задумчиво сказал.

- Правильно…зачем придумывать что-то новое, если старый план работает. Помнится, мы уже когда-то проворачивали подобную херь. Кстати, как наши друзья? Живы-здоровы?

Искорка с улыбкой продемонстрировала свою винтовку.

- Прощальный подарок Седого. После ранения он решил остаться в убежище и полностью посвятил себя модернизации оружия, в чем сильно преуспел. – она нежно провела рукой в перчатке по прикладу, - это его рук дело. Подогнал под меня настолько,  что я могу стрелять из моей лапочки с закрытыми глазами.

- А Ведьма и Оторва с сестрой? – с интересом спросил Лютый.

- Ведьма перешла на хозчасть и питание. Когда мы с Рыжиком покидали их, она была правой рукой Сан Саныча, бывшего директора школы, а ныне смотрителя Убежища в Павлике. Еле оправилась от ранения, поэтому не пошла с нами, хотя глаза горели в ожидании приключений. Оторва с сестрой остались с ними. Стали сталкерами и иногда делают вылазки наружу, но под строгим контролем Ведьмы. Так что все живы и относительно здоровы, Серый.

Сталкер довольно хмыкнул.

- А что, братишка, надо как-нибудь их навестить…посидим, поговорим, вспомним славные времена…а?

Лютый медленно кивнул, думая явно о чем то другом.

- Приятные новости, но вернёмся к нашим «баранам». Рыжик, насколько я понимаю, ты решила повторить ту схему десятилетней давности и натравить мутантов на Цитадель Братства?

Алина вскинула подбородок и несколько задиристо ответила.

- Да, решила. А что тебе не так?

Лютый тщательно свернул самокрутку и негромко сказал.

- Все не так. Абсолютно все. Ты путаешь тупых, голодных зомби и самую опасную из нынешних тварей. Песчанник…что ты о нем знаешь? Охотилась ли ты на него? Какие у него повадки? – Лютый вопросительно смотрел на Алину. Та фыркнула презрительно.

- Мне не нужны его повадки. Мне достаточно того, что он не может взять меня под контроль. А я, похоже, могу.

Серый удивленно уставился сначала на нее, а после на друга.

- То есть ты можешь контролировать мутанта?! Охренеть…а двух, трех?

Алина важно, не без самодовольства, кивнула.

Лютый покачал головой.

- Не нравиться мне все это…ты же должна понимать, что если ты хоть на секунду ослабишь хватку – они порвут тебя в клочки.

- Поэтому мне нужна группа прикрытия побольше, чем одна Искорка. Желательно, снайперы, но…- тут она насмешливо взглянула на Серого, - пулеметчик тоже сойдет.

Серый следил за кольцами табачного дыма, уплывающими в потолок, и полностью проигнорировал укол. Это было на него непохоже.

- То есть ты пойдешь с мутантами в Цитадель, натравишь их на Черных. Будет резня, а затем мы добьем оставшихся. Правильно я понял? – Лютый нервно крутил в пальцах обойму от ПМ.

- Правильнее не бывает. Одним ударом уничтожим Черных и кодлу песчанников. Воздух станет чище, естественно, в переносном смысле. – Алина впервые улыбнулась. – И я надеюсь, вы нам поможете.

Сталкеры обменялись быстрыми взглядами. Им давно были не нужны слова, чтобы понять друг друга.

Вверх
#1412773 - 18/12/20 09:42 AM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Константин1977]
Константин1977 Оффлайн
новичок

Зарегистрирован: 08/09/20
Сообщения: 12
Все точки над "i"

Лютый достал фонарик и прошелся по отрезку путей, немного не доходя до поворота. Посветил на стены, на уровне глаз и удовлетворенно крякнул. Через пару секунд зыбкое пламя бензиновой зажигалки Серого подожгло фитиль древней керосинки, забытой когда-то работниками метро. Сталкер повесил ее повыше, за один из многочисленных крюков, торчащих из стен, спрыгнул вниз, довольно обернулся к товарищам и показал на новый источник света…

В этот момент сработала ловушка, поставленная заботливыми руками напарника.

От грохота заложило уши и сталкеров качнуло взрывной волной. Где-то недалеко за поворотом тоннеля, откуда пришли Лютый с Серым, завыло и зарычало. Такие звуки не могло издавать человеческое горло, а это значило только одно. Мутанты пожелали полакомиться свежей человечиной. Серый, в руках которого в мановение ока возник тяжелый «Печенег», занял позицию напротив круглого, черного зева тоннеля, в темноте которого явственно чувствовалось движение. Монстры не торопились, зная, что добыча уже не ускользнет от их цепких лап и клыков. Плотная, темная, специфически воняющая мертвечиной, масса медленно наползала на сталкеров.

Лютый устроился немного позади Серого и, держа Винторез наготове, быстро сказал.

- Девочки, три шага назад! Рыжик, работай по задним рядам! Искра, держи пистолет наготове! Достреливай тех, кто прорвется к нам с Серым, слышишь??

Ему ответила тишина. Лютый обернулся и…не увидел никого. Девушек-охотниц и след простыл. Сталкер похолодел и сердце его болезненно сдавило. Серый презрительно усмехнулся, поплевал на перчатки и прижал приклад пулемета покрепче к плечу.

- Все понял теперь, братишка?! Мы с тобой, как всегда, одни…

Лютый сжал зубы и угрюмо припал к прицелу.

Первыми, конечно же, вылезли Голодные, как самые туповатые и нетерпеливые. В единственном источнике света, невесть как уцелевшей, светящей себе под нос, красной тоннельной лампы обходчиков путей, висящей под потолком, показались их долговязые, тощие фигуры, одетые в откровенное рванье. Изможденные, худые лица с безумными, горящими тупой ненавистью, глазами. Кое-кто дожирал еще теплое мясо прямо на ходу, давясь и кашляя от огромных кусков…иные размахивали оторванными, от бравых вояк Братства, руками и ногами, аки дубинами. Серый злобно ощерился и выдал по переднему ряду длинную очередь. Пулемет загрохотал и собрал обильную жатву. Тощие тела разрывало, крошило в пыль, превращало в месиво… стены, потолок и рельсы стали скользкими от тухлого мяса, дурной, черной крови и вонючих, гнилых потрохов… от впереди идущих не осталось практически ничего…следующая волна Голодных оказалась ретивее и быстрее, что было на них непохоже. Они стремительно приближались. Обычно, получив хороший гостинец из свинца и стали, они убирались прочь, обратно в темноту тоннелей. Напор мог означать только одно. Неподалеку, а точнее, позади пожирателей падали, находился песчанник, держащий их под контролем и направляющий на цель.

- Бей по ногам!! – крикнул Лютый,  быстро переключив прицел на тепловизор и припав к нему.

Серый перевел огонь на «нижний этаж». Второй ряд монстров подсекло, словно огромной косой…Лютый лихорадочно искал в прицеле главного и самого опасного врага. И его старания были вознаграждены. В нестройной толпе нелюдей его опытный глаз вычленил контролера.  На миг их глаза встретились и сталкер плавно надавил на курок…но хитрая тварь, на мгновение появившаяся в перекрестии оптики, не мешкая, испарилась за спинами толпы. Пуля всего лишь разбила голову попавшемуся под нее Голодному.

- Сверху!!! – вопль Серого перекрыл рык мутантов. Лютый молниеносно перевел обзор выше и успел засечь два тела, несущиеся к ним по потолочным и стенным плитам. Ловкость и бешенная скорость, с которыми они передвигались, обещали прибытие до цели буквально через пару-тройку секунд. Винторез выплюнул две пули почти одновременно…первое мохнатое существо, подстреленное в прыжке наповал, перекувырнулось в воздухе и грохнулось перед Лютым. Судорога коротких, мощных лап известила от его преждевременной кончине…зато второй, получив свою пулю, долетел до Серого и, сбив его навзничь, вцепился в шлем с твердым намерением содрать его вместе с головой… пулемет заглох, дав оставшимся Голодным неплохой шанс приблизиться еще ближе… Лютый, рискуя подстрелить напарника, всадил в широкую, волосатую спину Головоскрута остаток магазина…тварь взвыла напоследок и издохла… Серый с воплем ярости отпихнул с себя тяжелый труп и бросился к пулемету…но его опередили…

Лютого схватили сразу несколько цепких рук, вырывая винтовку… он послушно выпустил бесполезное сейчас оружие и заработал ножом…взмах и левая рука освободилась, получив шанс выхватить ПМ… треск пистолетных выстрелов и отборный мат известили, что Серый еще в строю и борется за жизнь…Лютый отмахивался от загребущих клешней вороненым клинком, всаживал пули в полуразложившиеся головы, пинал монстров тяжелыми берцами… и понимал, что осталось недолго. Голодных было слишком много и они просто задавят массой…пистолет сухо щелкнул, доложив, что обойма пуста… сталкер в очередной раз вбил покрытое слизью и кровью лезвие в горло очередной твари и потом еще трое повалили его на шпалы…где-то рядом вопил и ругался Серый… Голодные, рыча и воя, растянули сталкеров и прижали к полу так, что можно было шевелить только бровями…

- Ну вот и все, братишка…поминай как звали, млять…потрошить будут…- прохрипел Серый, силясь вырваться из цепких рук, - у меня на разгрузке гранаты…ща попробую до колечка зубами дотянуться…

Лютый прекратил сопротивляться. Бесполезно, да и силы на исходе.

- Обожди пока с аутодафе, дружище… как то странно, не находишь? Нас почему то не рвут на куски! – сдавленно проговорил он, ибо один из Голодных сидел у него на груди.

Серый притих, размышляя.

Внезапно монстры притихли и замерли. Даже перестали взрыкивать. В наступившей тишине послышались тяжелые, уверенные шаги. Задние ряды раздвинулись, пропуская песчанника. Необычно высокий и грузный, он уверенно распихал замешкавшихся на его пути и остановился возле распятых сталкеров. Лютый скосил глаза и увидел те самые рваные ботинки с торчащими из прорех черными, обугленными от радиации пальцами. Монстр втянул провалом носа запахи и коричневая рожа его скривилась, что, вероятно, означало улыбку. Лютый горько усмехнулся.

- То есть ты почуял нас еще тогда, в подвале? Почему не тронул?

Песчанник внимательно, совсем по человечески, разглядывал сталкера черными, как ночь, агатами глаз, между которыми, ровнехонько посередине лба, появилась красная точка.

- Крронечно, пррочуял… - голос его напоминал звук трущихся друг о друга мельничных жерновов. – и шел зарр тобой… и ты пррривел меня в дом Рррыжей…теперррь я знаюрр, где она жживет…

- И что это меняет, дуболом?? Ты же и не собирался со мной договариваться… – в презрительном голосе Алины было столько холода, что Лютый непроизвольно содрогнулся. – Что ж…хочешь потягаться со мной? Давай попробуем!!

Девушка хищно улыбнулась и резко выбросила правую руку вперед. Песчанник неожиданно покачнулся и обеими руками схватился за голову, сжав виски. Из его глотки вырвался дикий, нечеловеческий вопль, в котором было столько страдания, что у Лютого, наблюдавшего за этой чудовищной картиной, заныли разом все зубы. Алина тем временем сделала кистями жест, напоминающий скручивание мокрого полотенца. Мутант завыл пуще прежнего и упал на колени. Его лысая, коричневая голова, словно сделанная из мягкого пластилина, начала деформироваться под судорожно вцепившимися в нее грязными пальцами с обломанными длинными ногтями…внезапно раздался громкий треск костей и почерневший, разжиженный мозг полез наружу из пролома черепа. Алина, белая лицом, как свежевыстиранная простыня, резко развела руки в стороны и голова песчанника, самого опасного из существующих мутантов, с хлопком разлетелась на куски, забрызгав содержимым и без того окровавленный тоннель… тело тяжело рухнуло набок.

Возникла пауза. Лютый, Серый осторожно высвободились из цепких клешней, прижимающих их к полу. Голодные тупо глядели на останки манипулятора, своего предводителя и не предпринимали никаких агрессивных действий. Рыжик властно взмахнула рукой, ясно повелевая им убираться прочь. Молча, явно пребывая в трансе, мутанты побрели в темноту и затхлость туннеля.

Когда последний скрылся за поворотом, Алина повернулась к сталкерам, замершим, как соляные столбы. Ее лицо, цвета мела, резко выделялось в слабом освещении и напоминало зловещую маску.

Серый зябко повел плечами.

- М-да, дела…много я всего видел…и как песчаннику разрывным башку сносили, но чтоб так…- он распихал ногами убиенных, вытащил верный Печенег из-под груды тел и начал протирать его невесть откуда взявшейся тряпочкой.

Лютый молча глядел на Рыжика какое то время. Она, не отрываясь, смотрела ему в глаза. Смертельная бледность постепенно отступала и ее личико начинало приобретать естественный, розоватый оттенок. Сталкер тяжело вздохнул и промолвил.

- Как же многое поменялось с тех пор. А что, мутантами управлять проще, чем обычными людьми?

Алина отрицательно покачала головой и отвела взгляд. Подошла Искорка. Быстро и тихо. Словно материализовалась из пустоты. Лютый довольно кивнул. Настоящий сталкер-разведчик.

- Папа, вы же не подумали, что мы вас бросили?

Лютый переглянулся с напарником. Тот с каменным лицом перезаряжал патронную коробку.

- Конечно нет, дочка. Даже и мысли не было.

Искра продолжила, будто бы не заметив неестественности тона.

- Обычно мы с Рыжиком избегаем таких скоплений монстров и предпочитаем уйти, чем сражаться и тратить боезапас впустую. Но, когда пошла вторая волна мертвяков, стало ясно, что ими управляют. И Алина решила показать вам свои способности, чтобы у вас не осталось сомнений…

- Крестница, у нас и не было сомнений вообще. В принципе. – мрачно сказал Серый, подбирая рюкзак и закидывая его за спину. – просто нас чуть не сожрали и все. Делов то..

Искра обменялась взглядом с Алиной. Та вздернула тонкие брови, фыркнула и отвернулась, делая вид, что поправляет амуницию. Искорка нервно потерла лоб и тихо сказала.

- Папа, Серый, не сердитесь. Мы действительно не собирались бросать вас. Просто Рыжику нужно было время, чтобы осмотреться и подготовиться, а мне найти песчанника…

- То есть мы были как приманка…- глухо молвил Лютый, невидяще смотря в сторону. - А ведь когда-то все было по другому. Мы были одно целое. А сейчас… - сталкер посмотрел дочери в глаза. Та, не выдержав, отвела взгляд.

- А сейчас вы сталкеры-охотники, появившиеся через десять лет из ниоткуда, а мы с Искрой – сплоченный тандем, понимающий друг друга с полувзгляда, - твердо, с нажимом, сказала Алина. – и все, что от вас нужно – это помочь мне войти в Цитадель и прикрывать от вражеского снайпера. Дальше я устрою так, чтобы мутанты разнесли там все. А потом мы зачистим и чудовищ.

- И тогда воцарится порядок и всеобщий рай, - саркастически сообщил Серый, пристраивая пулемет на плече поудобнее.

Лютый достал из кармана табак и кусок газеты, ловко свернул две самокрутки, передал другу и закурил сам.

- Вот тебе наш ответ, Рыжик. Мы не будем тебе помогать. О причине не буду. Думаю, тебе она не понравится.

Алина прищурилась.

- Ну почему же? Мне интересно и любопытно.

- Любопытно? Что ж, изволь. Мы никогда больше не будем доверять тебе в бою, не будем доверять тебе свою спину, а стало быть, жизнь. Ты уже два раза поступила не так, как бы сделал я или Серый…

- Я спасла твою дочь и твоих друзей!!- прошипела Рыжик, - или ты хотел, чтоб они были растерзаны, как ты или он??

- Ты уже не та, что была десять лет назад. Да и мы не те. Поэтому нам не по пути. – Лютый поправил лямки рюкзака и посмотрел на напарника. Тот кивнул. – Искра, если хочешь, можешь идти с нами.

Девушка отрицательно покачала головой.

- Нет, папа. Я не могу. Прости. Может когда-нибудь мы составим неплохое охотничье трио, но не сегодня.

Лютый быстро подошел к дочери и порывисто обнял ее. Махнул рукой Серому и они быстро зашагали прочь из туннеля.

***

Свет, пускай и не солнечный и не яркий, резанул по привыкшим к темноте глазам. Сталкеры еще какое-то время стояли при выходе со станции и промаргивали выступившие слезы. Серый задумчиво прогудел своим густым баритоном из-под противогаза.

- Ведь ты же теперь не уйдешь просто так от Искорки? Я ведь тебя давно знаю…

Лютый широко улыбнулся под маской и хлопнул друга по плечу.

- Если нам с ними не по пути, это не значит, что мы не будем за ними присматривать.

Вверх
Страница 1 из 3 1 2 3 >

Сегодняшние дни рождения
Georgy55 (48), neman (50), vepr (49), Олегатор (51), Рыбастер (54)
Топ комментирующих (30 дней)
tovarisch 109
сам рыбак 97
Rev 78
К-59 73
Глобус 62
Кто он-лайн
6 зарегистрированный (Porutchik1993, sunych, Egorka, tovarisch, 2 невидимый), 84 Гости и 5 Пауки он-лайн.
Символ: Админ, Global Mod, Mod
Новые участники
carabas76, mcDigger, sergey197444, Flint27, vanek_akk
19082 Зарегистрированные пользователи
Member Spotlight
Участник с: 24/08/04
Сообщения: 3836
Статистика форума
19,082 Зарегистрированные пользователи
159 Форумы
32,156 темы
1,301,357 Сообщения

Самое большое количество пользователей он-лайн: 2,791 @ 03/02/21 06:27 PM

© 2000 by Oleg Tarabarov