>>>Аккумуляторы от профессионалов<<<    >>>Наш магазин на Некрасовской<<<   
Страница 1 из 3 1 2 3 >
Опции темы
Оценить
#1393098 - 26/02/20 06:45 PM Константин Преснов. "Сталкерские истории."
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
Дорогие друзья! С огромным удовольствием представляю вам новое произведение Константина Преснова "Cталкерские истории".
Данное произведение представляет собой сборник коротких рассказов и будет пополняться по мере их написания. Спасибо за внимание и приятного прочтения! Итак..."Сталкерские истории":


Жизнь может сделать крутой поворот в любой момент. Особенно это возможно в постапокалиптической Москве. И сталкеры-охотники из 18 убежища Лютый и Серый убеждаются в этом на собственном горьком опыте.

1.Медвежья услуга.
Дом в три этажа на Садовой-Самотечной, полуразрушенный и потрёпанный, жил своей, непостижимой для других, жизнью. Зимний, ледяной ветер с удовольствием гулял по разграбленным, засыпанным снегом, помещениям и покрывал коркой льда то, что еще не успел заморозить. Несмотря на теплый комбинезон и армейский бушлат, Лютый зябко поежился. Стянул зубами вязаную перчатку с руки и пошарил в рюкзаке. На ощупь нашел фонарь, включил и, прикрывая яркий свет ладонью, посмотрел на свои старые механические часы, которые, несмотря на свой почтенный возраст, шли точно, минута в минуту. Часы марки "Победа" передавались из поколение в поколение по мужской линии уже как сто двадцать с лишним лет и считались чем то вроде семейного талисмана. Сталкер вытер порядком поцарапанное стекло циферблата и посмотрел на затянутое плотными, серо-черными облаками, небо. Посмотрел вполне беспрепятственно, ибо дом, на последнем, третьем этаже которого находился Лютый, не имел крыши.
Минут через десять-пятнадцать, на втором этаже дома напротив, тварь должна была быть на месте, а именно около своего мерзкого, еще не вылупившегося из кожаных, размером со страусиные, яиц потомства. Яйца фосфоресцировали в темноте слабым синеватым свечением, поэтому идеальную позицию для выстрела найти не составило труда.
Лютый осторожно, стараясь не скрипеть сильно подгнившим деревянным полом, приподнялся и выглянул в проем окна. Попытался разглядеть притаившегося на крыше соседнего дома Серого, друга детства, напарника по бесчисленным вылазками. Но бесполезно, ибо, если Серый хотел остаться незамеченным, найти его было весьма проблематично. Вот и сейчас, среди полурассыпавшихся печных труб, почти в полной темноте, Лютый так и не смог увидеть напарника. Ладно, тем лучше.
Сталкер еще раз мысленно пробежался по этапам операции по добыче ценного компонента из твари, носящей странное название целатопс. Кто уж придумал такое имечко, чей воспаленный ум родил такое название для одного из самых опасных мутантов постапокалиптической Москвы, осталось для сталкера Лютого загадкой, да и не особо интересовало. Серый предположил как то, что такое могли сообразить только высоколобые из МГУ, чудом уцелевшие во всемирной катастрофе.
Тварь о шести ногах, подобным паучьим, только во много раз толще и мощнее, имела всего одно слабое место - фасетчатый глаз, да и тот в минуты опасности закрывался толстым кожаным веком-наростом. И тогда целатопс атаковал исключено на звук, а также ориентировался на чудовищно тонкое обоняние. Если прибавить к этому могучее тело, сплошь покрытое костяными щитками, которые пробивала не всякая пуля, неплохую скорость передвижения и умение точно плеваться ядовитой слюной, то нередко охотник на целатопса сам превращался в жертву. В общем, вполне совершенная боевая машина. Поэтому далеко не каждый сталкер решался добывать эту бестию, а стало быть, ядовитые железы целатопса были весьма редки в продаже у барыг и стоили очень недешево.
Лютый тоже не решился в одиночку выйти на чудовище и Серый, вечно страдающий безденежьем, прознав о планах друга, вызвался помочь.
План отъема железы был до безобразия прост.
Как только мутант приходил на кладку и устраивался поудобнее, Лютый одним метким выстрелом из "Винтореза" разил его наповал в тот самый фасетчатый глаз. Это было в идеальном варианте. На случай неуспеха был разработан вариант В.
Дело в том, что тварь совершенно непостижимым образом определяла точное местоположение стрелка и моментально наказывала за оплошность. Поэтому в заметенном проеме подъездной двери, единственного входа в дом, в котором сидел в засаде Лютый, была поставлена растяжка из осколочной гранаты. Атакующий мутант подрывался, после чего " Печенег" Серого довершал недоделанное взрывом. Естественно, про трофей в этом случае речи и быть не могло.
Лютый нежно погладил приклад любимой винтовки, сплошь покрытый зарубками. Сегодня должна была прибавиться еще одна. Он протер стекло ночного оптического прицела и плавно передернул затвор. Мутант запаздывал, что было странно. Непонятно почему, тварь отличалась завидной пунктуальностью, если дело касалось прибытия к гнезду. Но не беда, Лютый умел ждать. Главное, потеплее одеться. Сталкер еще раз мысленно поздравил себя с правильным решением одеть валенки заместо берцев. Не выпуская из рук винтовки, он нашарил на поясе под бушлатом весьма мятую, побывавшую во многих походах армейскую флягу и хотел было глотнуть водички, как из-за угла дома напротив метнулась быстрая тень. Лютый, мгновенно забыв о жажде, взял «Винторез» наизготовку. Но, вместо того, чтобы шмыгнуть в подъезд, целатопс замер посреди заметенной снегом улицы и повернувшись спиной к сталкеру, начал внимательно вслушиваться в одному ему ведомое.
Лютый держал уродливую башку мутанта в перекрестье прицела. Интересно, Серый видит его? Наверное, да. Напарник не уступал сталкеру во внимательности и лучшего ведомого в их наработанной связке не было. Идя с Серым на вылазку, Лютый был спокоен за тылы. Ну а про огневую мощь прикрытия можно было вообще не волноваться. Любимый пулемет Серого, его верный «Печенег", всегда ухоженный, смазанный и безотказный, был серьезным аргументом хоть для отмороженных на всю голову Черных, в простонародье Забитые, хоть для безмозглых мутантов, порождений нового мира. Лютый всегда удивлялся спокойствию, хладнокровию и выносливости друга. Что касается последнего качества, то Серый затмевал всех известных ему охотников за удачей. Переть тяжеленный пулемет, боекомплект к нему и прочую снарягу уважающего себя сталкера… Впрочем, Серый, невысокого роста крепыш, с крепкими, как кузнечные клещи, руками, был способен еще и не на такое. Предела его возможностям Лютый не знал, а тот никогда не раскрывал их полностью …
Тем временем, тварь наконец приняла решение и утробно, недовольно заверещав, направилась к пункту своего назначения. Метнувшись к подъезду, она скрылась в темноте, чтобы через несколько секунд устроиться на помете.
Все складывалось как нельзя лучше. Цель была прямо перед глазами. Фасетчатое буркало смотрело четко в прицел. Сталкер задержал дыхание и начал мягко нажимать на спусковой крючок.
Внезапно чуткое ухо Лютого различило в монотонном гуле ледяного ветра посторонний шум. Вернее, приглушенное завывание двигателя. Охотник, не отводя винтовки от цели, скосил глаза направо. Из метели и мглы, прямо из-за того угла дома, откуда вышел целатопс, появился старый боевой робот на гусеничном ходу. Весьма потрепанный, видавший виды андроид, без левой клешни по локоть, пулевые отверстия в корпусе, оторванная и болтающаяся на одном крепеже передняя бронепластина… робот вертел маленькой башкой, сканируя тепловизором улицу и дома. Лютый беззвучно выругался последними словами. Из метели, следом за андроидом, показались человеческие фигуры в длинных кожаных пальто с капюшонами и автоматами наперевес. Двое шли прямо за машиной, двое следующих тащили под руки человека в зимней куртке с меховой опушкой, его ноги беспомощно волочились по снегу, последний замыкал шествие. Шли нагло, не прячась, уверенные в своей силе.
Лютый опять выругался, только уже на себя. Упомянул Черное Братство к ночи…так они уже тут как тут. Забитые пользовались дурной славой. Слухи ходили разные, молва приписывала им крайнюю жестокость по отношению к попавшим в их загребущие лапы, поговаривали про бесчеловечные эксперименты над пленными и прочую гадость. Сталкер, выходящий на промысел, всегда помнил о последнем патроне. Это было намного лучше, нежели оказаться у Черных на разделочном столе.
И тем более, только по этому стоило помочь несчастному, попавшему в их руки.
Но судьба распорядилась иначе. Робот, тяжело и протяжно скрипнув несмазанными шестернями, остановился прямо напротив окна, где затаился Лютый. Черные замерли тоже и стали настороженно осматривать пустые окна. Сталкеру стало понятно, что еще секунда, и он будет обнаружен. Поэтому правильное решение пришло моментально.
- П-фф! – и пуля «Винтореза" угодила прямо в костяную грудь целатопса. Тварь издала режущий уши вопль и, вскочив с яиц, метнулась вниз по лестнице. Лютый молниеносно перевел огонь на двух Забитых, державших человека в куртке.
- П-фф! П-фф! – головы Черных, подобно гнилым арбузам, треснули и раскололись, обильно удобрив снег кровавым содержимым. Лютый нырнул под защиту бетонной стены и вовремя, ибо робот открыл по нему пальбу из спаренного пулемета. На сталкера обрушился град осколков камня и льда.
- Тум! Тум! Тум! Тум! – заговорил «Печенег» Серого. Андроид, получив порцию 7,62 , прекратил терзать окно и стену, за которыми прятался Лютый и переключился на крышу соседнего дома. Но не надолго, так как истошный дикий вопль мутанта и скрежет раздираемого металла известил, что целатопс напал на старого робота. Воспользовавшись заминкой, сталкер выглянул наружу. Снова застучал пулемет Серого и первого Черного, идущего за киборгом, порвало пополам и отбросило на стену. Грохнула растяжка и дом содрогнулся. Плиты третьего этажа натужно скрипнули и сдвинулись. Пол под ногами Лютого дрогнул, но не осыпался.
« Еще один готов…» - подумал сталкер, лихорадочно ища в прицеле последнего в кожаном пальто. Вспышка выстрела, свист смерти рядом с головой, у виска…так близко, что меховая шапка крутнулась на голове и слетела прочь. Висок ожгло огнем. Второго шанса Лютый стрелку не дал, всадив в него остаток обоймы. Выдернул отстрелянную, вставил новую, передернул затвор и свесился из окна.
Между роботом и целатопсом шла настоящая бойня. Мутант, с воем, уже без двух паучьих ног, яростно рвал киборга на части. В стороны разлетались ржавые металлические запчасти, робот скрежетал, хрипел и слабо отмахивался культями рук. Спаренный пулемет валялся далеко в стороне. Снег вокруг них был обильно орошен светящейся синей кровью, хлеставшей из распоротого брюха целатопса.
Пора было заканчивать это представление, пока не сбежались остальные актеры. Лютый закинул винтовку на спину и достал из кармана последнюю гранату. Видимо, Серый был такого же мнения, потому как на крыше соседнего дома, на фоне темного неба появилась коренастая фигура с поднятой вверх рукой. Сталкер выдернул чеку и сделал ответный зеркальный жест. Две лимонки полетели вниз, в клубок дерущихся.
Бабахнуло так, что заложило уши. Лютый подхватил рюкзак, нахлобучил простреленную шапку на голову и сбежал по скользкой лестнице вниз.
Тварь, разорванная на части, была мертвее мертвого. Ее оппонент, изрядно покореженный, сорванный с гусеничной платформы, еще шевелился. Искры, злые и быстрые, пробегали по остаткам того, что когда то было боевой опасной машиной. Но сталкера сейчас больше интересовал мутант. Он подошел и склонился над ним. Трофей был безнадежно испорчен. Лютый разочарованно шмыгнул носом.
- Что, плакали наши денежки? – Серый подошел с пулеметом наперевес и попинал труп мыском сапога. Лютый грустно кивнул.
Напарник огляделся.
- Давай хоть этих пошмонаем…мож чего нароем, – и решительно направился к убиенным.
Лютый склонился над первым трупом, и, стараясь не испачкаться застывающей на морозе кровью, начал поиск полезных трофеев. Внезапно резко выпрямился и стал озираться по сторонам. Серый, видя тревогу товарища, тоже бросил мародерствовать и с пулеметом наизготовку осмотрелся.
- Был же ещё один… кого они тащили…видел?
Серый отрицательно покачал головой.
- Да и пес с ним. Слышь, Лютый, пора уходить. И побыстрее…
Сталкер еще раз внимательно осмотрел округу и кивнул.
- Добро.
Хабар получился неплохой. Четыре гранаты, два исправных «калаша", пять полных магазинов к ним, три аптечки, пять сухпайков, два бронежилета 4 класса защиты и по мелочам. Все это было честно поделено и распихано по рюкзакам, которые значительно прибавили в весе.
Лютый, кряхтя, закинул скарб на спину и спросил.
- Братишка, неужто тебе не интересно, кого они тащили к себе в логово?
Серый молча перезаряжал магазин-коробку «Печенега» .
- Честно? Насрать абсолютно. Нам бы хабар до дома донести.
Сталкер кивнул и посмотрел на начинающее светлеть небо.
- Добро. Я сейчас…
Охотник кружил по взрытому снегу.
« Хорошо, вот эти двое, что держали пленного. Вот тут он упал ничком, когда я подстрелил конвоиров. Тоже неплохо. Дальше полежал немного мордой в снегу, очухался и пополз на четвереньках прочь…ага!»
Сталкер включил фонарь и пошел по следу.
«Прекрасно, завернул в нишу и вскочил на ноги. Берцы новые, отпечаток рельефный, четкий…» Тут Лютый нахмурился, поставил свою ногу в валенке рядом со следом беглеца. М-да, дела…а отпечатки вели в вниз по улице. Лютый перешел на быстрый шаг, не отрывая луча от снега. Дошел до угла, осторожно выглянул. Никого. Махнул Серому рукой, мол, догоняй и продолжил поиск. Сталкер шел недолго. Отпечатки ботинок привели в подъезд следующего дома, от которого остались пара этажей и кусок крыши. Лютый, проклиная скрипящий снег под ногами, остановился у наполовину сорванной с петель, входной двери. Прислушался. Ничего, кроме завывания и свиста студеного ветра… краем глаза засек напарника. Серый подошел, встал с другой стороны, прислонившись к замёрзшей стене и стал наблюдать за окрестными зданиями.
Лютый прочистил горло и громко сказал в проем двери.
- Подруга, мы знаем, что ты здесь! Выходи, мы ничего тебе не сделаем плохого. Мы сталкеры из 18 убежища. Через некоторое время здесь будет полно Черных братьев. Надо уходить! Слышишь меня?
В ответ было молчание.
Лютый пожал плечами и, взяв “Винторез” в одну руку, а фонарь в другую, проскользнул в темный проем. Лестница на первом этаже была завалена, зато подвальная приглашала вниз. Сталкер стал осторожно спускаться по скользким, обледеневшим ступеням. Шаг, еще один…и еще…наконец то проклятая лестница закончилась…и вдруг счетчик Гейгера весьма недвусмысленно подал голос. Лютый сорвал с пояса противогаз и нацепил его на лицо. Ледяная резина противно обожгла лицо. Обзор сразу сократился.
Серый! Оставайся там! Здесь радиация шкалит! – прогудел он сквозь маску.
Понял! Давай скорее! Сейчас вороги нагрягут…- донеслось сверху, как сквозь бетонную стену.
Лютый быстро шагал вперед и лихорадочно обшаривал лучем все закоулки подвала. Внезапно фонарь выхватил из тьмы силуэт, а затем и фигуру, лежащую на грязном, холодном полу. Лютый наклонился, перевернул человека на спину. При этом движении капюшон откинулся, высвободив густую шевелюру огненно-рыжих волос. Девушка, молодая и очень симпатичная, была без сознания. Сталкер завороженно глядел на тонкие черты лица, курносый носик, пухлые губки…существо из прошлого, очень далекого прошлого…из ступора его вывел легкий толчок в спину. Лютый вздрогнул и резко обернулся, едва не пальнув в Серого.
Даже противогаз не мог скрыть ехидную улыбку напарника.
Счетчик сходит с ума, а он, суровый и грозный охотник на целатопсов, стоит над смазливой девчонкой и пускает слюни…
Сталкер махнул рукой,мол, на друзей не обижаюсь и отвернулся от Серого. Снял перчатку и пощупал пульс на шее девушки. Пульс был, но очень и очень слабый. Лютый осторожно, как по хрустальной, похлопал ее по щекам, но безрезультатно.
Серый сосредоточенно ставил в проеме коридора еще одну растяжку.
На немой вопрос друга он усмехнулся.
Пока ты тут красоток разглядываешь, Черные подошли. Человек десять и два тупых Р-87. Я видел, как они осматривали место боя, – он осторожно зацепил проволочку за чеку уже прикрепленной к косяку “лимонки". – дело за малым…сейчас они побегут по нашему следу и зайдут к нам в гости.
Серый поднялся на ноги и удовлетворено осмотрел проделанную работу.
Я им там наверху оставил такой же сюрприз…
Тудумс!!! – дом тряхнуло и с потолка посыпалась штукатурка и льдышки.
Лютый сунул фонарь подмышку, подхватил рыжеволосую на руки и быстрым шагом, почти рысцой, направился в глубину подвала. Серый с пулеметом наизготовку, посекундно оглядываясь, поспешил за ним.
Шли недолго. Властный, командный голос, многократно усиленный мегафоном, проревел, разнося эхо по всему подвалу.
- Сталкеры!! Дом окружен!! Все выходы перекрыты! Предлагаю сдаться и отдать девку! Тогда вы сможете беспрепятственно уйти. Я обещаю сохранить вам жизнь, оружие и, - тут возникла короткая пауза, - и даже хабар, снятый с наших солдат. Даю на раздумье три минуты. Затем штурм!
Лютый опустил девушку на пол и содрал с вспотевшего, несмотря на холод, лица противогаз.
- Теперь я ни за что не сдамся. Пристрелят как пить дать.
Серый согласно кивнул.
- Так и есть, братишка. Рыжуха им сильно нужна. Причем живой. Иначе б давно загасили ее и нас тут фугасом…
Лютый быстро сказал, шаря вокруг лучом уже тускнеющего фонарика.
- Это же типовая многоэтажка на Садовой , так?
- Ну так.
- Мы с пацанами по таким подвалам в детстве лазили. Надо найти щитовую, - сталкер снова подхватил девушку на руки,- свети, напарник.
Коммуникации, покрытые льдом и плесенью, замелькали хаотично и беспорядочно. Серый, нагруженный хабаром по самое не балуйся, бежал впереди, предупреждая о нависающих перед лицом трубах. Лютый, мокрый как мышь, подныривал под них, перепрыгивал через груды мусора. Где то позади бухнуло и до них докатилось эхо взрывной волны.
Серый довольно оглянулся.
« Как ребенок, ей-богу…» - подумал сталкер, пригибаясь от очередной канализационной трубы. Рыжая начинала ощутимо оттягивать руки. Лютый тяжело дышал, пот заливал и выжигал глаза.
Внезапно Серый сбавил ход и нырнул в боковое ответвление коридора.
- Сюда, щитовая тут!
Сталкер, отдуваясь, несколько небрежно усадил девушку у стены и с трудом разогнул спину.
Серый приплясывал от нетерпения. В другой ситуации это выглядело бы забавно. Но не сейчас.
- Дальше куда??
Лютый снова включил свой тускнеющий фонарь и побежал от щитовой по левой стене.
- Братиш, быстрее, они приближаются!
Вдалеке, откуда они пришли, мелькали лучи мощных фонарей и слышались грубые голоса.
Вот и дверь, мощная, толстая, тяжелая, с винтовым замком. Только бы не была заблокирована с той стороны, иначе каюк… Лютый схватился за металлический круг и попытался провернуть его. Но вязаные перчатки предательски проскальзывали. Долой перчатки!
Громко хлопнули по ушам автоматные выстрелы. Следом ответил пулемет Серого.
Сталкер, рыча от напряжения, пытался провернуть проклятый замок. Ладони, влажные от пота, тут же надежно прилипли к металлу. Мышцы затрещали, грозя разорваться. Лютому казалось, что еще немного и его голова просто взорвется от преизбыточного давления.
Пальба усилилась. Черные и Серый не жалели патронов. Стоял дикий грохот, прорезаемый свистом и воем пуль.
Когда кровавый туман поплыл перед глазами, Лютый собрал всю волю и силы в последний рывок. И когда сознание начало покидать его, раздался протяжный скрип и замок поддался. Не замечая боли, сталкер отодрал ладони от круга, оставив на нем куски кожи и плечом навалился на створку.
-Тум! Тум! Тум! – не смолкал «Печенег» . Серый орал что то матерное, издевательски хохотал и всласть давил на гашетку. «Калаши» злобно огрызались короткими очередями.
Лютый метнулся обратно, подхватил деваху и буквально закинул бесчувственное тело в открывшийся проход. Затем побежал на помощь напарнику.
- Серый!! Все, уходим!!
Но тот был слишком увлечен. Ствол пулемета покраснел и выдавал неплохой жар.
Лютый хлопнул друга по плечу и дернул за воротник тулупа. От неожиданности Серый опрокинулся на спину и вовремя. В том месте, где только что была его голова взметнулся фонтанчик цементной пыли.
«Снайперы подошли…» - подумал суматошно сталкер, помогая Серому подняться на ноги. Вместе бегом они припустили, что было сил, к открытой двери.
- Стоять, суки!! Порвем на лоскуты, бля!!! – вопили и бесновались сзади. Сталкеры залетели в проем и навалились на тяжеленную дверь. Град пуль осыпал снаружи, но она даже не шелохнулась, продолжая закрываться. Вместе крутнули замок, запечатывая вход. Серый сунул в диск трофейный автомат , заклинивая его. Друзья, как сговорившись, привалились к стене и съехали на пол. В полной темноте слышалось только сопение и кашель.
Внезапно раздался дрожащий голос девушки.
- Господи, я что…ослепла???
Серый хмыкнул негромко.
- Нет, красотка, не ослепла. Просто ты практически в заднице вселенной и с тебя вот вот снимут шкуру. Как и с нас с Лютым…
Рыжеволосая всхлипнула.
Лютый интуитивно протянул руку на звук и нащупал синтетическую ткань куртки. Девушка дернулась от неожиданности.
- Ну, ну, детка, не бойся…мы просто хотим помочь. Но для этого нам нужно знать, кто ты и почему Черные охотятся за тобой, понимаешь?
Сталкер ощутил прикосновение к рукаву бушлата. Маленькая ручка поползла ниже и дотронулась до ладони Лютого. Прям по мясу…сталкер вздрогнул, но сдержал стон и ругательство. Рукопожатие прекратилось.
- Почему у тебя руки влажные? – рыжая говорила уже более бодро.
- Это не влага…- Лютый поморщился. – слышь, Серый, похоже, я свой рюкзак посеял… есть чем посветить?
Послышалось шабуршание и приглушенный мат. Серый рылся в закромах своего вещмешка, набитого под завязку.
- Ни хрена нет. Я выронил, видать, когда бежали…ща, погодь, хоть зажигалку найду.
Снова шорохи и матерок. Затем щелкнул рычажок и Серый торжествующе улыбнулся при неярком свете язычка пламени.
- Что мне в тебе нравится, братишка, так это твое постоянное хорошее настроение. – буркнул себе под нос Лютый.
Тем временем девушка встала и подошла к нему.
- Покажи руки, я немного понимаю в медицине.
Сталкер нехотя показал. Серый поднес зажигалку поближе и поморщился. Да, ладони представляли собой плачевное зрелище. Но рыжая, нимало не смутившись, достала из внутреннего кармана куртки ИПП и начала хлопотать. Лютый кряхтел, скрипел, но терпел. Было впечатление, будто он положил ладони на раскаленную плиту. Вскоре обработка и перевязка, надо сказать, довольно профессиональные, завершились и сталкер, весь потный как мышь, облегченно откинулся на замерзшую стену. Серый погасил огонек. Лютый, стараясь не замечать дикое жжение под бинтами, промолвил негромко.
- Пора поговорить по душам, Рыжик. Кто ты и почему тебя ищет Братство ?
Наступило молчание. Лютый обострившимся обонянием чувствовал не затхлый спертый воздух помещения, а запах ее кожи, запах ее волос…манящие, притягательные запахи…начинающие сводить его с ума. Идиллию, как всегда, нарушил Серый.
- Давай, Рыжик, я тебе немного помогу. Твои НОВЫЕ ботинки, неплохого качества куртка, чистые, промытые волосы, ухоженные руки, гладкая кожа, наводят на мысль, что жизнь твоя протекала далеко от нынешнего хаоса и смертоубийства. Таких мест в нашем несчастном городе совсем немного. Могу перечислить. Пять бомбоубежищ, раскиданных по всей Москве, подземелья МГУ, Бауманки и частично самые глубокие станции метро. В метро царит полный хаос и анархия, все еще хуже, чем говорят. Из 18 убежища мы с Лютым. И мы знаем, как там выглядят женщины. Теперь выкладывай как на духу.
Девушка сказала негромко.
- Буду кратка. Меня зовут Алина. И я действительно из МГУ, вернее, того, что от него осталось. А осталось там немного, три этажа на поверхности и пять этажей катакомб. Мой отец, Воронов Сергей Михайлович, профессор, ректор университета, выжил в катастрофе и сплотил вокруг себя единомышленников из людей, бывших во время апокалипсиса рядом с ним. Весь цвет ученых и изобретателей, вся интеллигенция, лучшие умы оказались в одном месте и под грамотным руководством папы начали плодотворно работать, как огромный единый организм. Но мы не солдаты, не воины. Если от бандитов, мародеров и прочей шушары мы кое как смогли отбиться, то когда появилось Черное Братство, настоящая военная организация, все изменилось. Мы были вынуждены заключить с ними союз, довольно невыгодный для нас. Они нас брали под защиту, а мы поставляли им новые технологии в виде боевых роботов, андроидов и прочего. Все так и шло до того момента, пока наши биологи, втайне от руководства, не создали опасный боевой вирус. Об этом тут же прознали Черные и потребовали предоставить им образец и антидот. Отец категорически отказался и был убит, - тут девушка всхлипнула, - и тогда я поклялась им отомстить. Я выкрала вирус, сбежала из дома и направилась в логово Братства. Сама сдалась первому же патрулю Черных и почти была у цели, когда появились вы и отбили меня, оказав тем самым мне медвежью услугу.
Лютый похолодел. Страшная догадка осенила его.
Серый недоверчиво хмыкнул с темноте и молвил.
- Нестыковочка, подруга…тебя тащили под руки, как мешок с картошкой. И еще. Черные обыскивают пленных полностью и выворачивают их наизнанку. Как ты собралась пронести ёмкость с вирусом к ним в Цитадель? , - тут Серый тихонько хихикнул.
Алина немного помолчала.
- Черные сначала бьют, потом спрашивают. Я получила прикладом по голове, потом меня чем то укололи. Они не любят сюрпризов и предпочитают полную отключку пленных. А отвечая на твой второй вопрос с гнусным подтекстом, скажу, что меня действительно обыскали досконально, но ничего не нашли…и не могли бы найти при всем желании, ибо…
- Ибо ты, перед тем, как встретить патруль, приняла вирус. Он уже в тебе, твоей крови, так ведь? - мёртвым, замогильным голосом закончил Лютый.
- Именно так, сталкер, - подтвердила Алина.
Серый витиевато и забористо выстроил трехэтажную конструкцию, состоящую исключено из мата. Когда он выдохся, Лютый без надежды на иной ответ, спросил.
- И мы тоже заражены?
Рыжеволосая кивнула в темноте, потом сообразив, что ее не видят, ответила.
- Вирус чрезвычайно заразен и легко передается при прикосновении. Вероятность вашего заражения 100 процентов.
- Подожди- ка, подруга, то есть ради своей мести ты была готова выкосить остатки людей в нашем городе, потом в стране, а потом в мире? Не находишь, что как то крутовато получается?
- Вирус самоуничтожается через пять суток. Даже те, кто только заразился, сами справятся с болезнью. Черные бы подохли и эпидемия прекратилась б сама собой.
Воцарилось долгое молчание.
Лютый справился с первой паникой и мрачно спросил.
- Ты говорила про антидот. Мы должны его достать. Надо идти в твой институт. Сколько у нас времени, прежде чем мы умрем?
- Антидот помогает в течении двадцати четырех часов после попадания в организм. После этого времени он бесполезен. Инкубационный период длится три дня, после вирус вступает в активную фазу, вызывает паралич и смерть. А в институт вам не попасть. После обнаружения пропажи там введут карантин и вас просто убьют на подступах. Периметр патрулируют Р-87.
- И все же мы рискнем. – Лютый тяжело поднялся на ноги, - напарник, дай огоньку.
Серый чиркнул зажигалкой. Сталкер посмотрел на часы, подошел к девушке, присел перед ней на корточки и заглянул в глаза. Она не отвела взгляд.
- Ты сильно облегчишь нам остаток жизни, если пойдешь с нами. Ты там все знаешь и нам не придется плутать, расспрашивать первых встречных о том, где находится наше лекарство.
Алина с вызовом глядела на него.
- Неужели ты думаешь, что я проведу зараженных в свой дом? Окстись, сталкер. Наши дороги тут расходятся. Мне надо в Цитадель, а куда пойдете вы, мне все равно. Я выйду к Черным здесь, уверена, что они еще там.
Лютый переглянулся с другом. А когда повернулся обратно, то в руках Алины был трофейный автомат, дуло смотрело прямо ему в лицо.
Серый охнул и погасил огонек. Лютый рухнул навзничь и откатился в сторону. Темноту и тишину разорвали яркие вспышки и оглушительный треск длинной автоматной очереди. В вспышках света Лютый, как в замедленной съемке старого фильма, видел, как Алина поворачивается в его сторону и нажимает на курок. Бахнул ПМ Серого. Девушка дернулась, выпустила «Калаш» и упала, словно ее подрубили косой. Наступила тишина, оглушающая и долгожданная.
Лютый поднялся на четвереньки.
- Серый, братишка, ты жив?
- Жив, как не странно…только вот из за этой дряни потерял зажигалку.
Послышался шорох и проклятия. Серый ползал по полу в поисках последнего источника света.
- Вот же сука драная… мы с ней как со списанной торбой носимся, а она…а вот ты где, моя лапочка!
Снова появился свет.
Лютый поднялся на ноги и подошел в телу Алины. Во лбу у нее была маленькая дырочка. Из раны вытекло совсем немного крови. Зеленые остекленевшие глаза несколько удивленно смотрели вверх.
«Вот и все.» - подумал сталкер, а вслух сказал.
- Пора нам идти, дружище. Сбрасываем все лишнее. Пойдем быстро и налегке. Оставляем только оружие, патроны, ИПП и воду. Броники долой. Мы же не хотим жить вечно, а, братишка?
Серый бодро ответил, вытряхивая свой рюкзак на пол.
- Я лично бы не отказался. Но у нас всего двадцать часов, чтобы добыть жизнь. Так что поспешим.
Лютый улыбнулся и закинул верный «Винторез» на плечо.


Отредактировано Татьяна1975 (26/02/20 06:45 PM)
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1393099 - 26/02/20 06:46 PM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
2. Выбор не велик.
В этой забегаловке явно экономили на электричестве. Лампа накаливания на сорок ватт, закрепленная над плохо оструганной стойкой, светила исключено себе под нос, создавая у дальних столиков густые тени. Да и в любом свинарнике было чище. «Бар у Кабана» в этот утренний час пустовал. Но Стирре было все равно. У него была сейчас другая задача. Хлоп! И Стирра опрокинул в пасть очередную стопку самогона. Зелье, похоже, было сварено из птичьего помета, настолько отвратительное на вкус и запах, но Стирре было сейчас просто необходимо забалдеть и забыться. Сегодня с утра пораньше он потерял всю свою сплоченную команду и сам еле унес ноги. Шли, как всегда, нагруженные хабаром под завязку, к барыге, уже предвкушая неплохой навар, как вдруг нарисовался этот песочник, недоносок-мутант…и все. Взяв двух сталкеров под контроль, песочник порезвился всласть. Началась неистовая стрельба между недавними компаньонами. Стирру спасло только наличие канализационного колодца под ногами, в который он сиганул солдатиком, рискуя переломать ноги. Но сталкерский бог миловал и Стирра ушел от пуль обезумевших товарищей живым и относительно здоровым. Пара ушибов не в счет.
«Бармен» Кабан с грязной полуторалитровой бутылью в не менее грязной руке, выжидательно смотрел на наемника. Стирра пьяно грохнул штофом по стойке и сделал знак налить еще. Кабан с готовностью исполнил. Наемник поднес было стопку к губам, но залить в себя спиртное на сей раз не удалось. На его плечо опустилась тяжелая рука. Стирра раздраженно стряхнул ее и повернулся с твердым намерением дать нахалу в зубы. Рядом с ним на табурет опустился высокий, плечистый человек в форме офицера Черного Братства. Кожаная куртка типа «пилот», конечно же черного цвета, с серебряными нашивками на груди и плечах, защитный комбинезон, на голове тяжелый шлем «Сфера». Черное Братство не жалело денег на экипировку.
Сталкер потер щетинистый подбородок. Связываться с ним было себе дороже, поэтому наемник просто злобно поглядел на него, набычившись, и отвернулся, намереваясь все таки продолжить попойку.
- Тебя, что ли, Стирой кличут? – голос соседа был низок и груб.
Наемник все таки залил в себя порцию пойла и, занюхав брезентовым рукавом куртки, сердито пробурчал.
- Не Стира, а Стирра, идиот! С двумя «р»! А кто спрашивает? – сталкер протянул пустой штоф Кабану.
Офицер нисколько не обиделся.
- Капитан Сазонов. Слышал обо мне?
Стирра, прищуря глаз, отставил полный штоф в сторону. Капитан Николай Сазонов, бывший сталкер-охотник, снайпер, редкостный негодяй, карьерист и прочее прочее нелестное… и потому с большой охотой принятый в Черное Братство, где уже успел дослужиться до офицера.
- Наслышан… что надо то?
Капитан выразительно посмотрел на явно греющего уши Кабана. Тот деланно смутился и отошел к противоположному краю стойки. Но уши, как локаторы, пришли в движение и повернулись в сторону Черного. Сазонов сказал негромко.
- Народ бухтит, дескать, ты хреновый сталкер, но неплохой диггер.
Наемник мрачно глядел на капитана, но молчал. Тот продолжил невозмутимо.
- Слышал, ты сейчас на нулях и без команды. Предлагаю поправить твои дела. Интересно?
Сталкер махнул еще стопку и закурил.
- Быстро тут слухи разносятся…а вот связываться с вами, Черными, себе дороже. У тебя нет столько денег, чтобы я согласился. Так что поищи сталкера получше, чем я.
Капитан широко улыбнулся, продемонстрировав крепкие, желтые зубы.
- Ага! Задело? Ладно, не обижайся. Вот твоя будущая награда. Это меняет дело? – на стойку легла толстая «котлета» красных довоенных рублей.
Стирра закашлялся табачным дымом. Несмотря на слезящиеся глаза, он примерно определил сумму в пачке. Это был серьезный куш. Это было решение его больших проблем. Это был пропуск в дальнейшее существование. И он был уже согласен.
- Ну я не знаю…Что надо делать-то? – прокашлял наемник.
Сазонов облокотился на стойку и достал из нагрудного кармана кожанки серебряный портсигар, выудил оттуда готовую самокрутку и прикурил. По воздуху поплыл аромат чернослива и еще чего то очень знакомого. Сталкер непроизвольно принюхался. Дорогой табак, не то, что курит простой люд.
- Лютый и Серый. Знаешь таких ?
- Конечно, кто ж их не знает. Из 18 убежища охотники. Ловкие ребята. Перешли дорогу?
Сазонов внимательно смотрел на него сквозь ароматный дым.
- Не твое дело. Твое дело найти их в ближайшие три-четыре часа и передать им вот это, - капитан вытащил из кармана комбеза небольшую пластиковую коробочку. К коробке изолентой был примотан маленький диктофон, - передашь лично в руки и уходишь. Все, твоя миссия закончена. А чтоб у тебя не было соблазна сбежать, не выполнив задание, сделаем так. – Черный на глазок разделил пачку денег на неравные доли и забрал бОльшую часть. – вторую «котлету» отдам на выходе из люка, где буду тебя ждать.
Стирра недоверчиво хмыкнул.
- Столько бабла за такую простую работу? Странно, мягко говоря…
Сазонов поднял брови вверх, поднялся с табурета и сгреб оставшиеся бумажки.
- Да и хрен с тобой. Есть люди поумнее, посговорчивее и за меньшую сумму. Катись колбаской…
- Да подожди, я согласен, согласен. Но как я их найду за такое короткое время?
Капитан уселся обратно на табурет.
- Вот так то лучше. Мы знаем их примерное месторасположение. И подвезем тебя туда. Дальше в люк. Ты же диггер и должен знать подземелье. Или я ошибаюсь?
- Ну знаю, конечно, но не все, разумеется. Где конкретно?
- Катакомбы под МГУ. Они будут там через пару часов. Как ты их найдешь там, это уже твои проблемы. Я за это и плачу. Да, и не вздумай слушать диктофон. Запись самоликвидируется после первого прослушивания. А Лютый будет очень расстроен, если не услышит мои пожелания.
Стирра задумался. Дело отдавало душком и он чуял это, как никогда ранее. Но сумма…она была настолько заманчивая, что жадность без особых усилий победила голос разума.
- Добро. Я согласен, - сталкер забрал деньги и спрятал их во внутренний карман куртки. – двинули, что ли, время то идет.
***
Первую лавину Голодных они остановили без особого труда. «Печенег» терзал их студенистые, полуразложившиеся тела, отрывал руки, ноги, головы. Но потом закончились патроны. Серый бережно положил любимую игрушку на пол и взялся за трофейный «Калаш» . Но второй волны не последовало, оставшиеся Голодные, рыча и подвывая, больше не полезли и убрались в темноту подземелья. Лютый облегченно выдохнул и снял противогаз, что бы вытереть вспотевшее лицо. И тут же одел обратно, ибо вонь стояла просто невыносимая.
Серый посмотрел на свои электронные часы, ведущие сейчас обратный отсчет.
- У нас в запасе еще пять часов, Лютый. Что нибудь чувствуешь?
Тот отрицательно покачал головой.
- Ни хрена не чувствую. Только устал, как будто пару суток не спал и жрать охота. Сейчас бы тушенки навернул с гречкой…
- А у меня вот симптомы первые появились.
Лютый встревоженно уставился на напарника. Серый невозмутимо продолжил, быстро разбирая пулемет на запчасти.
- Что то в заднице покалывает, большой палец на ноге чешется, сил нет. А еще сильно побренчать на гитаре охота.
Лютый некоторое время тупо смотрел на друга, потом громко и заразительно расхохотался. Серый присоединился к нему. Так и тряслись пару минут.
- Ой, мля…аж до слез…помирать скоро, а ты все шутки шутишь, - немного успокоившись, сказал сталкер. – ладно, дальше то что? Тут перекресток. Нам куда?
Серый запихнул разобранное оружие в рюкзак, взял в руки автомат и вставил новый магазин.
- Думаю, верхом надо идти. Так понятнее будет. Я не диггер, в подземельях не шарю.
- Добро. Тогда до первого люка, - Лютый встал, покряхтывая, - у меня полный магазин для «калаша» остался, две обоймы для «винтореза» и обойма для ПМ. Как у тебя там?
- Не густо…патронов сорок 5,45, не больше… только на одну запару и хватит.
Они быстро шагали по туннелю, освещая дорогу сильно разрядившимися фонариками. Вскоре Лютый заметил указатель на стене. Друзья приободрились. Еще немного и они выберутся из этих дрянных катакомб, а там уже до университета рукой подать. Как они собирались пробиваться через патрули Р-87 с таким боезапасом, сталкер не имел ни малейшего понятия. Для себя он решил, что лучше умереть от пули в бою, чем от этого сволочного вируса. Серый не унывал, насвистывая сквозь противогаз какую то давно забытую всеми мелодию. Внезапно Лютый тронул его за плечо и махнул рукой, мол, иди вперед, не останавливайся, а сам метнулся в боковой проход и притаился. Шаги и песенка напарника постепенно удалялись. Зато приближались шаги идущего за ними следом.
***
Стирра, к своему несказанному удивлению, нашел сталкеров очень быстро. Едва спустившись в тоннель, он услышал эхо стрельбы. Работал пулемет и автомат. Стирра надвинул капюшон пониже, поправил вещмешок, перехватил «калаш» поудобнее и быстрым шагом, почти бегом направился на звук боя. Но успел лишь к шапочному разбору. Сталкеров и след простыл, зато трупов десять Голодных он насчитал точно. Теперь же Стирра стоял на разветвлении коридоров и задумчиво чесал брезентовый затылок. Наконец решился положиться на удачу и пошел прямо. Через некоторое время он понял, что угадал – впереди слышалась задорная мелодия. Кто то немилосердно фальшивил, напевая. Стирра поморщился, такое непопадание в ноты коробило его слух. Он прибавил шаг и хотел было окликнуть идущих, как вдруг кто то легонько толкнул его в спину. Наемник молниеносно обернулся, поднимая автомат, но не успел…приклад напавшего врезался ему точнехонько в лоб…
***
Когда наемник пришел в себя, вокруг стояла полная темнота, лишь мерцали два красных огонька и сильно пахло дымом махорки.
- Очнулся, поди… - Стирра узнал голос Лютого. Пересекались пару раз как то.
Наемник осторожно принял сидячее положение и зашипел от боли. Зверски отдало в голове. Пошарил в наплечной кобуре. Пусто…
- Да не лазий, не шмонай себя, я забрал… - второй голос слева.
Огонек стал ярче, говоривший затянулся.
- Говори, зачем пришел? Только быстро, времени в обрез, - Лютый чиркнул зажигалкой напарника. Неровное, колеблющиеся в туннельных сквозняках, пламя осветило небольшой закуток, где они находились.
Стирра прокашлялся и с хрипотцой сказал.
- Послание принес…от Сазонова из Черного Братства. Только и делов то, зачем по голове надо было бить.. – он поморщился и потер лоб, - в рюкзаке оно, я вытащу?
Лютый кивнул. Пистолет в его руке смотрел Стирре в грудь.
- Только не спеши, потихоньку вытаскивай, а то у меня палец дрожит…
На свет зажигалки появилась пластиковая коробочка с диктофоном. Серый взял и посмотрел на напарника.
Стирра несмело сказал.
- Слышь, Лютый, я, это…типа пошел?
Тот усмехнулся и убрал ПМ в кобуру.
- Ты, видно, совсем дурной, Стирра, раз связался с Черными, а тем более с Сазоновым. Иди и получи свою пулю между глаз.
Он подпихнул ему его оружие.
- Вали…
- Дык это… - наемник не ожидал такого поворота событий, - он денег кучу посулил и задаток дал.
Серый отодрал изоленту и крутил в пальцах диктофон.
- Пусть послушает с нами, а?
Лютый кивнул. Напарник нажал на кнопку воспроизведения. В хрипящем динамике послышался низкий голос капитана.
« Сталкеры! Что вы за два упрямых барана? Если говорит вам офицер Братства, мол, надо лапы в гору, значит так и надо делать…нет же, бегают, геройствуют, перебили мне взвод солдат, забрали больную девку, сами заразились. Нет, ребята, нельзя так, нельзя…понимаете? Эх, ну ладно. Кто старое помянет… к делу. Несмотря на все ваши проделки, делаю вам поистине королевское предложение. В коробке лежит противоядие против вируса, то бишь антидот. Что? Наверно, сейчас вы вопросительно смотрите друг на друга. Угадал? Так вот, отвечаю на ваши вопросы. Откуда у меня антидот? Ну, вы же понимаете, что если старый профессор был кремень, как и его чокнутая дочурка, то всегда есть другой, с более слабым подбрюшьем и падкий на деньги. Ну а если деньги большие… Все продается и покупается. Рыжая бестия шла к нам, заряженная вирусом под брови, не зная, что он нам уже не страшен. Героиня? Да, но дура. Лучше бы взрывчаткой обвешалась…впрочем, я отвлекся. Я, как разумный человек, не желающий, чтоб вирус пошел от вас дальше и не добил остатки народа, даю вам шанс спастись. Что? Ты, Лютый, сейчас спрашиваешь, почему и зачем я это делаю? Да, действительно было бы проще подстрелить вас на выходе из туннелей или спустить туда к вам несколько боевых андроидов. Но у меня на вас есть другие планы. Так что у вас два варианта. Первый. С выпученными от праведного гнева глазами, дескать, от Черных мы, вольные сталкеры, подачек не принимаем, разбиваете к чертовой матери инъекторы об стену и через пару часиков подыхаете, мило подрыгивая ножками. Второй. Принимаете лекарство и быстренько наверх, в любой люк, где через полчаса вас подберут мои ребята. В коробке лежит маячок. Дальше получите предложение, от которого ни один здравомыслящий сталкер не откажется. Да, и в университет вам нет смысла идти. Не пройдете. Там на блокпостах местные уже ввели карантин. Все, выбор за вами. Адьес!»
Серый с проклятием бросил дымящийся диктофон на бетонный пол. Стирра сидел, закрыв лицо руками.
- Вот, бля, идиот…ведь знал же, что легкие, слишком легкие деньги…- завыл он, - а, сцуко, давай сюда коробку!!
Наемник выхватил пистолет из кобуры и направил на Серого. Тот улыбнулся издевательски. Лютый показал Стирре его обойму. Тот оторопело и тупо уставился на него.
- Катись-ка ты, дружок, отсюда, пока цел. – Серый многозначительно передернул затвор автомата.
Стирра подскочил как ужаленный, подхватил вещмешок и выбежал из закутка в основной коридор. Сталкеры слушали его удаляющиеся быстрые шаги и проклятия на их голову, капитана Сазонова и вообще всех, кого он мог вспомнить.
Серый включил фонарик, открыл пластиковую коробочку и рассматривал два небольших стеклянных шприца.
- Ну, что будем делать?
Лютый крепко затянулся самокруткой напоследок и негромко сказал.
- К черту Черного. Сдается мне, он нас действительно за баранов держит. Думаю, это не антидот. Даже не знаю, что. Колоть это – все равно что пулю себе в башку…
Серый захлопнул коробочку.
- Не слишком ли много сложностей, братишка? Находит он сталкера, дает ему денег…бред какой то. Может Сазонов не врет и мы ему зачем то нужны?
Лютый поднялся на ноги, закинул автомат на плечо.
- Сколько там осталось до часа Х ?
Серый нажал кнопку на часах.
- Полтора часа примерно.
- Пошли поверху, здесь люк неподалеку. До университета минут пятнадцать ходу. А там как бог на душу положит. Пуля лучше, чем эти всякие вирусы. Поэтому выкинь на хрен…
Серый вздохнул, стал было подниматься, как вскрикнул дико и остро. Лютый включил фонарь и направил на друга. Огонек напарника покатился по полу, разбрасывая дивные тени по мокрым, бетонным стенам.
- Да что за херня??? – сталкер подбежал ближе и схватил Серого в объятья. Тело его выгнулось дугой и во рту запузырилась пена, как у взмыленного, загнанного коня. Лютый вцепился в напарника, но не удержал и они вместе повалились на пол. И в тот же миг сталкер ощутил жуткую, тянущую жилы БОЛЬ, не идущую и близко ни в какое сравнение со всем, что он испытывал ранее. Приступ так же неожиданно отпустил, как и начался. Серый бился в конвульсиях, беспорядочно шерстил руками по полу и хрипел. Лютый хотел было встать, но ноги не слушались и он тяжело повалился обратно. Что то жесткое впилось в шею.
« Паралич и смерть…» - мелькнули в голове слова Алины…Лютый начал задыхаться и хрипеть.
« Нет, сука, не дамся…» - половина тела снизу вверх одеревенела и сталкер, невероятным образом изогнувшись, вытащил из под себя проклятую коробочку с инъекторами. Негнущимися пальцами раскрыл, нащупал шприц и второй рукой рывком подтянул к себе уже слабо подергивающегося Серого. Сознание почти угасло, но Лютый сумел использовать этот последний шанс. Игла вошла в шею друга и сталкер завершающим движением в своей жизни, нажал на поршень.
***
Стирра несся по туннелям сломя голову. В голове стучала одна мысль: « Заражен, заражен…вирус…смерть…»
Чего у него было не отнять, так это фотографической памяти. Стирра никогда не блуждал в поисках выхода. Вот и сейчас он бежал что было сил по прежнему, обратному маршруту. Еще пара коридоров, один поворот направо и вот он, заветный люк. Там его ждет Сазонов, эта сволочь, подбившая Стирру на такое говеное задание. Наемник подпрыгнул и вцепился в ржавые скобы колодца, ведущего наверх, в мир живых. Подтянулся и полез наверх, быстро-быстро перебирая ногами. Вот и люк. Стирра уперся свободной рукой и головой в него и откинул наружу. Подле колодца стоял лично капитан Черного Братства Николай Сазонов, курил и паскудно улыбался. Рядом находились еще пятеро бойцов в полной боевой экипировке. Неподалеку был припаркован бронеавтомобиль, покрашенный, разумеется, в черный цвет с соответствующими символами.
Сазонов спросил ласково.
- Ну что, диггер, доставил посылку?
Стирра молча и быстро покивал головой. Тысячи обидных слов рвались из него, но под дулами автоматов они как то сами затихли и не показались наружу.
- Вот и молодец. Пришло время рассчитаться по долгам…- в руке капитана молниеносно, сам собой возник «Стечкин» и взглянул ему прямо в глаза.
Последнее, что увидел в своей жизни хреновый сталкер, он же непревзойденный диггер Стирра, была огненная вспышка из прокопченного ствола пистолета.
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1398481 - 04/04/20 04:06 AM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
Так уж в жизни бывает,что всему есть начало и конец. Вероятно, читателю будет интересно, что случилось в Москве и почему еще недавно цветущий город превратился в обитель живых мертвецов... Итак, друзья,в события, происходящие до "Сталкерских историй" можно окунуться в романе "Почти как люди".
ПРОЛОГ.
Я раньше никогда не считал нужным вести записи, дневники и прочую мишуру. Даже в школе, где дневники вели все поголовно, ибо это считалось весьма престижным. Девочки рисовали цветочки, сердечки, пронзенные стрелами Амура и записывали слова песен любимых исполнителей. Мальчики же занимались раскраской и малеваньем автомобилей, пистолетов и прочего. Кто во что горазд… Я же тихо посмеивался, мне это было не интересно.
Сейчас же, на сорок четвертом году жизни, считаю своим долгом начать вести дневник хотя бы для потомков, если таковые будут. Впрочем, обо всем по порядку.
Уже как год назад моя жизнь круто изменилась. Совершила поворот на сто восемьдесят градусов. Прожив двадцать с лишним лет в браке, я получил от благоверной от ворот поворот, то бишь развод. Не хочу перетряхивать «грязное белье", называть причины и предпосылки. Думаю, каждый, побывавший в подобной ситуации, догадается и додумает сам. Это не важно. Важно то, что от брака у меня осталась четырнадцатилетняя дочь, мой светлый лучик и огонек в безраздельном сумраке, царящем у меня в душе, человечек, ради которого стоит продолжать жить.
Дележа того, что я нажил за свою честную трудовую деятельность, не произошло, так как с бывшей женой удалось решить вопрос миром. Я выделял ей определенную сумму в месяц и квартира, дача и машина остались при мне. Квартиру пришлось сдавать, чтобы как то покрыть расходы на компенсацию и я плотно обосновался в загородном доме в двадцати километрах от славного города Дмитров. Деревянный отапливаемый дом, построенный своими руками, со всеми удобствами, позволял жить если не припеваючи, то вполне по-человечески.
Небольшой огород кормил меня овощами, мясо покупалось на рынке в близлежащем поселке, хлеб я пек сам…а мужику больше ничего не надо. Я не привередлив в еде.
Телевизор я не смотрю принципиально. Задолбали тупые, гнусные шоу с дебилами, маньяками и шизофрениками, навязчивая мерзостная реклама, вакханалия, творящаяся в новостях. Право, тошнит…а по сему, телек просто пылится в углу. Ну и пусть. Радио не слушал уже давно примерно по тем же причинам.
Я люблю слушать лес, природу, пестрых, шумных птиц, носящихся с воплями между стоящих на участке высоких, корабельных сосен. Я не смог спилить такую красоту, просто не поднялась рука на это чудо природы. Благодарные за это, они давали прохладу мне и моему дому жарким летом, когда соседи, одуревшие от пекла, сидели по домам, жутко потели и хлестали колодезную ледяную воду. Зимой же сосны не пускали много снега, а по весне осушали избыток воды из растаявшего снега. В общем, куда не плюнь – одна польза.
Со мной жил пес Март, самое преданное и любящее меня существо на свете. Правду ведь говорят о собаках: какой бы ты ни был, больной или здоровый, богатый или бедный – псу без разницы, он любит тебя таким, какой ты есть. Собаки ни чета людям во всех отношениях. Пес не предаст, не выдаст и, если ты умрешь, он умрет на твоей могиле…
Я позволяю Марту многое, чего нельзя позволять по канонам собачьего воспитания и не жалею об этом. Веселый, добрый, умный, озорной пес платит сторицей.
Впрочем, я отвлекся.
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1398482 - 04/04/20 04:07 AM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. Сюрпризы.
Эта зима не была той зимой в привычном нашем понимании. Вместо двадцатиградусных морозов и обилия снега, мы получили плюсовую температуру и слякоть. На дворе стоял февраль- месяц и небо, словно издеваясь, продолжало поливать землю дождями. Участок был щедро покрыт лужами, благо, что хвоя, обильно оставшаяся с осени, не давала размякшей земле прилипать к обуви.
В это утро меня, впрочем, как и в любое другое, разбудил пес. Горячий влажный язык отполировал мое лицо, разгоняя последние остатки сна. Сон был в кои веки неплох и я, отпихиваясь от настырного бесенка, попытался перевернуться на другой бок, дабы досмотреть сновидения.
- Ну ладно тебе…давай еще полчасика покемарим…- обычно это срабатывало. Но не сегодня.
Март обошел кровать с другой стороны и продолжил мое пробуждение. Наконец поняв, что он не отвяжется, я открыл глаза и сладко потянулся. Пес, высунув длинный красный язык, довольно вилял хвостом и приглашал пойти на улицу.
- Да понял я, понял… - пробурчал я себе под нос, запахивая халат и надевая шлепанцы.
Март ловко спустился вниз по лестнице и напрыгнул на входную дверь. Эх, надо научить его выходить самостоятельно… я повернул ключ в замке, нажал на ручку, выпустил непоседу и вышел следом.
На земле, еще вчера бывшей в виде жидкой грязи, лежал плотный слой белоснежного, пушистого снега. Зрелище было замечательное. Но на красоту долго не посмотришь, когда на улице минусовая температура и я снова зашел в теплый дом.
Наскоро оделся потеплее. Валенки это самая лучшая зимняя обувь. В этом я убедился, перезимовав в первый раз на даче. Ноги в тепле, голова в холоде…этой поговоркой я пренебрег, надев толстую вязанную шапку. Прихватил ошейник и поводок. Так, что еще? А, вот. Я снял с крючка самодельный тяжелый кистень и повесил его себе на шею. Да, нельзя…считается холодным оружием, но в нашем государстве честным, нормальным, психически здоровым людям запрещено иметь боевой короткоствол, а иное я не признаю. Резиноплюи там всякие и прочее дерьмо. В кармане пуховика всегда лежит газовый баллон с перечной эссенцией и мне достаточно. Ну а кистень про запас, на всякий пожарный . А этой штукой можно проломить голову хоть кому, зверю или человеку…неважно. Главное, что одного удара вполне достаточно. Присматривал было себе ружье, да оказалось не все просто в плане получения лицензии.
С этими мыслями я вышел на улицу и запер дверь. Пес нетерпеливо прыгал возле калитки, поскуливая и взлаивая. Я надел Марту ошейник, прицепил поводок и мы отправились на прогулку.
Шли недолго. Прошли соседнюю просеку, на которой виднелись лисьи и заячьи следы. Я, изначально городской житель, поживши пару лет загородом, на природе, уже умел если не читать след как бывалый охотник, то отличать их друг от друга и знал, кому какой принадлежит. Вот например, лиса ходит, ставя лапы в линию, то есть все четыре отпечатка идут один за другим. Интересно, правда? Я раньше такого не знал. Слава Богу, крупный зверь пока на приходил, но все равно бдительность я не терял. Ходил, вертя головой на 360 градусов. Впрочем, я отвлекся от главного.
Повернули на соседнюю улицу, что вела к воротам выезда из поселка. Тем более неожиданно и, мягко говоря, странно было видеть … полицейскую «десятку», клюнувшую носом в канаву и уже изрядно присыпанную снежком. Я в недоумении остановился. Пес натянул поводок и всеми силами пытался продвинуться еще немного вперед. Я настороженно огляделся по сторонам. Ничего необычного, птицы проснулись и щебечут на голых ветках замерзших деревьев, солнышко светит, небо чистое, вокруг ни души. Надо сказать, что зимой я жил в поселке в гордом одиночестве. Сторож из соседнего товарищества появлялся раз в три дня, чисто формально объезжая улицы, ну а соседи были зимой крайне редко. И тем более полиция тут была совсем редким гостем.
Я обошел машину. Сквозь снег на окнах виднелся силуэт на водительском сидении. Март уселся у двери и вопросительно смотрел на меня. Я пожал плечами.
- Ну и я не знаю, что делать…
Пес нетерпеливо проскулил в ответ.
Я протянул руку в перчатке и смел снег со стекла. С той стороны на меня глядел человек в форме ГИБДД. Не надо было быть медиком, чтобы понять, что он давно уже мертв. Посиневшее лицо с застывшей гримасой боли, остекленевшие глаза… я равнодушен к мертвым, отношусь к ним без боязни и брезгливости, ибо сам когда-то был медицинским работником. И по моему мнению, бояться и опасаться надо живых, а не покойных. Труп лежит себе и лежит, никого не трогая…а вот от живого можно ожидать чего угодно. Я содрал зубами перчатку, вытащил из внутреннего кармана мобильный телефон, посмотрел на экран и удивился. Связь или прием отсутствовали в принципе. Ну не беда. Есть еще экстренный вызов. Нажал на соответствующую клавишу. Телефон молчал. Это было совсем нехорошо. Пилить до ближайшего населенного пункта, то бишь деревни, пешком мне совсем не улыбалось, ибо далековато и не факт, что там работает телефон-автомат. С появлением сотовой связи такие аппараты, стоявшие раньше на каждом углу, потеряли надобность и теперь находились только на периферии, в глухих деревнях. Я тяжело вздохнул.
- Придется ехать…
Март внимательно смотрел на меня, высунув язык и сидя на пятой точке. Уж чего, а ездить на авто он любил, умиляя своим видом соседних водителей.
Я повернулся, собираясь уходить, как вдруг пес вскочил, задрав нос и принюхиваясь. Я еще раз внимательно и тревожно осмотрелся. Все было как всегда, за исключением трупа в полицейской машине. Но чутью собаки я доверял и рука сама легла на рукоять кистеня.
« Что за денек…не задался с самого утра…» - подумал я. Пес, упираясь всеми четырьмя лапами, тянул меня к багажнику.
-Что там, Март, еще один «сюрприз»? – я обошел авто по кругу. В нерешительности замер, не зная, как правильно поступить. Здравый смысл подсказывал, что нельзя ничего трогать руками и надо незамедлительно сообщить куда следует. И пусть они там сами разбираются… Я в сомнении посмотрел на Марта. Тот подал пример, поставив передние лапы на бампер и сосредоточенно втягивал черным мокрым носом запахи багажника. Я легонько дернул поводок.
- Пойдем. Нельзя туда лезть, понимаешь?
Пес не понимал. И негромко гавкнул. Этот «гавк» значил только одно. «Мол, ты, хозяин, трусишка, каких мало. И ничего там страшного нет. Уж я то знаю. Просто открой и мы посмотрим вместе…»
- Ну хорошо, хорошо. Если мы просто посмотрим, то ничего же не будет плохого, правда? – я подошел поближе и, снова оглядевшись, как воришка какой-нибудь, нажал на кнопку замка.
******
« В тот вечер я не пил, не ел,
Я на нее вовсю глядел,
Как смотрят дети, как смотрят дети…»
В голове добрых пять часов навязчиво крутилась песня Владимира Семеновича. Я напевал куплеты, когда вытаскивал ее из багажника, тащил домой, переодевал, укладывал на кровать возле печки. На первый взгляд она ничем не отличалась от сидящего на переднем сидении покойного полицейского. Посиневшее от холода лицо, скрюченные ледяные пальцы…но Марта было не обмануть. Сердито взлаивая, он лизнул ее руку и посмотрел на меня, как на идиота. Я сконфуженно пожал плечами.
- Да ладно…у меня же нет такого носа, как у тебя, - и пощупал жилку на тоненькой шейке. Пульс присутствовал, но очень и очень слабый. Девушка была жива. Худенькая, как в таких жизнь держится, легкая как перышко…рыжие пышные волосы, ее несомненная гордость, курносый носик, острый упрямый подбородок…я отстегнул пса от поводка и осторожно вытащил ее из машины.
Сейчас она лежала на кушетке, одетая в дочкину теплую пижаму, что пришлась на удивление впору, под двумя одеялами из верблюжьей шерсти, возле натопленной печи, от которой исходили волны жара. Жуткая синева отступила и девушка немного порозовела, руки и ноги на ощупь стали теплее. И хорошо. Я вытер рукавом вспотевший лоб. Реанимация согреванием удалась, несмотря на то, что она уже находилась на грани. Теперь девушка спала. Я прислушался к ее дыханию. Вроде стало поровнее. Тоже неплохо.
Пес устроился у нее в ногах и принимал активное участие в процедуре оживления. То есть сладко дремал.
Усмехнувшись, я вытер лицо бумажным полотенцем. Необходимо было понять, что делать дальше.
- Спи, я пойду на улицу покурю.
Март лениво приоткрыл один глаз и шевельнул ухом. Мол, не задерживаю.
Со стороны это может показаться странным – разговаривать с собакой. Но что делать, когда живешь один. А пес был если не собеседником, то благодарным слушателем точно. По крайней мере никогда не перебивал.
Накинув пуховик, я вышел на веранду. Солнышко светило во всю весеннюю мощь, пытаясь наверстать зимний отпуск. Лучи отражались от белого, пушистого снега и слепили глаза. Я прищурился, прикурил сигарету и, облокотившись на перила, погрузился в раздумья. Положение вырисовывалось до нельзя странное и непонятное.
Труп в полицейской машине, девушка в багажнике, отсутствие мобильной связи и, самое главное, исчезло электричество. Это было самое паршивое, но не критическое. На этот случай у меня был бензиновый генератор, способный запитать дом. Единственная проблема была в том, что топлива надолго не хватит. Грела мысль, что я успел сложить печь, а дров было с избытком. Так что не замерзнем.
По большому счету надо было ехать в город Дмитров и прямиком в полицию. Да, это единственный правильный вариант. Я сделал последнюю затяжку, сунул окурок в пустую пивную бутылку, служившую пепельницей и решительно вошел в дом. Вытащил из шкафчика ключи от машины, документы и…замер, прислушиваясь. По полу легонько тарабанили, аки заправский кролик. На такие звуки был способен только Март, и то, когда его почесывали. Я тихо прошел коридор и заглянул в комнату. Да, так и есть. Пес стоял рядом с кроватью и быстро постукивал задней лапой по полу. Девушка лежала на боку и старательно чесала ему мохнатую шейку. Пес откровенно балдел, время от времени поворачивая голову и подставляя новые участки для прочесывания.
Идиллия продолжалась, пока подо мной не скрипнула половица. Девушка вздрогнула и прикрылась одеялом до подбородка. Я невольно залюбовался ее глазами. Вернее, глазищами. Огромные, зеленые, как трава…в них застыл страх. Я стоял, подпирая дверной косяк и молчал, разглядывая ее. Она разглядывала меня. Так и молчали. Пес недовольно фыркнул и, распушив хвост, прошествовал на кухню, где его ждала миска с водой. Послышалось громкое причмокивание.
Наконец она прервала затянувшееся молчание.
- Где я? – голос ее был приятный, грудной, не визгливый.
Я присел на стул напротив кровати и сложил пальцы в замысловатую фигуру.
- Ты у меня дома. И пока в безопасности. Ты помнишь, где оказалась утром?
Она настороженно смотрела на меня. Я почувствовал, что начинаю проваливаться в бездонные глазищи. С некоторым усилием стряхнул навалившееся оцепенение.
- И пожалуйста, перестань использовать гипноз. Меня не берет. Мне надо повторять вопрос?
Она вздернула подбородок вверх, резко откинула одеяло и встала. Покачнулась и чуть не упала, я успел подхватить и положил ее обратно в кровать.
- Ты еще очень слаба. Охлаждение даром не проходит. Просто лежи, спи, набирайся сил. Завтра поговорим. Есть хочешь?
Она отрицательно покачала головой, не отрывая от меня пристального взгляда.
Я поправил сбившееся одеяло.
- Если вдруг завтра проснешься раньше меня, загляни в холодильник. Или попроси Марта, он приготовит завтрак.
Рыжеволосая слабо улыбнулась моей незамысловатой шутке.
Я улыбнулся в ответ, взял с полки фонарик, пару резиновых перчаток и вышел из комнаты. Пес сидел в коридоре на заднице и душевно чесался. Я поманил его пальцем и сказал волшебное слово «ГУЛЯТЬ!»
Даже слово «КУШАТЬ» не вызывало у него такого прилива энергии. Во избежание выбитой двери вместе с косяком, я быстренько открыл проход на улицу.
Вскоре мы уже шли по просеке в направлении полицейской машины. Надо было осмотреть ее и, как бы не хотелось, труп, чтобы хоть в чем то разобраться. У пассажирской двери я присел на корточки и заглянул Марту в умные, хитрые глазенки. Тот, как всегда, попытался соскочить с серьезного разговора, но я взял его мордочку в руки и сказал.
- Пес, обстоятельства изменились, как видишь. Я больше не могу водить тебя на поводке, как ослика. Просто будь рядом и отзывайся, когда позову. Убежишь – я не смогу тебя защитить.
Март вилял хвостом и соглашался на все. Я отцепил поводок, погладил по лобастой голове и встал. Пес тут же принялся нарезать круги вокруг. Я некоторое время наблюдал за ним. Умница, кажись все понял, ибо далеко не уходил и постоянно держал меня в поле зрения. Вот и славно. Что ж, надо начинать, ибо смеркалось. Вечер брал правление в свои руки.
Я натянул перчатки и осторожно открыл переднюю дверь.
Не знаю, на что я надеялся, ведь не эксперт и не сыщик. Может хотел увидеть что то, выходящее за рамки, что натолкнет на мысль. Я посветил фонарем в салон.
В общем то все стандартно, грязноватый пол, не очень чистые чехлы сидений, пара окурков в пепельнице. Я открыл бардачок. Какие то бумаги, теплые перчатки, брелок в виде головы кобры…м-да…предстояло самое неприятное. Я уселся на пассажирское переднее место. Достал из внутреннего кармана полицейской куртки удостоверение на имя сержанта ГИБДД Васильева Валентина Викторовича, весьма потрепанный блокнот и шариковую ручку. Положил это все на торпеду, потом посмотрим. Далее из других карманов я извлек сигареты «Кемел», зажигалку, жевательную резинку, какие то ключи и…большую пачку презервативов. Я с уважением посмотрел на покойного. Добры молодцы у нас в полиции работают. Все успевают…последним появилось на белый свет портмоне, весьма тощее на вид. Я из любопытства заглянул. И в самом деле там было пусто. Я сказал задумчиво, констатируя факт.
- Значит, неправду о гаишниках говорят…
- Конечно, неправду…- прохрипел над ухом низкий голос.
*****
Сказать, что я испугался – не сказать ничего. Помню, что подпрыгнул от ужаса и пребольно треснулся головой о потолок. Стальные ледяные пальцы вцепились мне в шею и сдавили, да так, что потемнело в глазах и появились разноцветные круги. Хрипя, как повешенный, я рванулся было, одновременно пытаясь разорвать захват. Но тщетно…в уши врывалось довольное рычание, лязгали и кляцали зубы…я боролся за жизнь что было сил…легкие, готовые разорваться, горели огнем …по какому то наитию уперся ногами в переднюю стойку у лобового стекла и прижался вплотную к схватившему меня…захват немного ослаб и я жадно захватил порцию драгоценного воздуха…еще немного…хорошенько нажал…послышался треск лопнувшего стекла…и мы в обнимку вывалились наружу. Я вырвался и откатился в сторону.
В глазах прояснилось и то, что я увидел, заставило сердце провалиться в пятки. Труп, что вовсе не труп, уже поднялся на ноги и уверенным движением вытащил из кобуры табельный ПМ. Черное жерло смерти смотрело прямо мне в грудь. Это был конец... Существо щерило здоровенные клыки, оттягивало момент выстрела, наслаждаясь моей беспомощностью и это его подвело. Откуда то сбоку мелькнул бело-рыже-черный смазанный силуэт и Март вцепился в руку монстра, державшую пистолет…бабахнуло и около ноги взметнулся фонтанчик снега и грязи…тварь пыталась оторвать, сбросить пса…я вытащил из петли на внутренней стороне пуховика кистень, в мгновение ока оказался рядом и нанес удар что было сил прям по синюшной мерзкой роже…попал от души…в стороны брызнули осколки выбитых зубов, куски замерзшей плоти и красная жижа…тварь покачнулась, но устояла…я крутнул страшное оружие над головой и обрушил его на противника снова и снова… бил его, уже упавшего, до тех пор, пока из ослабевших, дрожащих пальцев не вывалилась стальная рукоятка…
Когда багровый туман перед глазами испарился и сердце стало биться медленнее, я обнаружил себя сидящим у колеса полицейской машины. Тварь, раскинув руки и ноги, валялась в сугробе, насквозь пропитанном бурой жижей. В щеку ткнулось мокрое и холодное. Я содрал с рук резиновые перчатки и поцеловал большой черный нос.
- Мой ты золотой…ты не ранен? Дай посмотрю? – сейчас, когда адреналин начал уходить, выяснилось, что я не говорю, а хриплю. Горло зверски саднило. Я протолкнул слюну, поморщился и стал ощупывать пса. Тот играючи сопротивлялся, больше для виду. Хвост, виляющий из стороны в сторону, доказывал, что все хорошо, ничего не болит и даже совсем не страшно. Я облегченно выдохнул и, кряхтя, аки старый дед, встал на ноги. Давно в таком замесе не участвовал, вернее, в таком жутком – никогда. Я побрел к тому, что когда то было сержантом полиции Васильевым. Содрогнулся. Комок из содержимого желудка подкатил к помятому горлу. Теперь, когда боевая лихорадка прошла, можно было блевануть от того, что я увидел.
Пес на безопасном расстоянии обнюхивал дважды покойника. Головы не было как таковой. Раздробленная нижняя челюсть без зубов да отломок от верхней…пожалуй, все что осталось. И все это вперемежку с кусками черепа, мяса, волос и запекшейся крови подстывало на морозе. Я подобрал пистолет и вытащил обойму. Семь патронов. Хорошо. Сунул оружие в карман. Пошарил на портупее убиенного и нашел запасную снаряженную обойму. Тоже неплохо. Так, что еще? Я посмотрел на сумеречное небо. Надо как то припрятать его, ибо негоже оставлять вот так на дороге. И тачку надо отогнать подальше... Я, преодолев брезгливость, потащил труп за ноги к багажнику. Пора ему было занять место по статусу. Тяжелый, гад…изрядно попотев, я запихнул его в машину и захлопнул крышку. Отдуваясь, я осмотрелся. Наскоро закидал снегом кровавые следы в сугробе. Вроде все.
Внезапно в голову пришла нехорошая мысль. Я залез на водительское сиденье и повернул ключ в замке зажигания. Стартер молчал. Даже приборная панель не горела. Прекрасно…злобно выругавшись нехорошими словами, я сгреб вещи покойного с торпеды, вылез на улицу, подобрал кистень, свистнул Марту и побрел к дому. Предстоял серьезный разговор с рыжей красоткой.
****
Увы, в этот день никаких объяснений я не получил. Гостья спала крепко и я не стал ее будить. Поговорить можно и завтра. Сейчас, уже отмытый и благоухающий, я сидел на кухне и попыхивал трубкой. Пуховик, шапку и штаны пришлось выбросить. Не было никакого желания отстирывать их от крови и мозгов. Да и черт с ними, есть и другие вещи.
Документы и блокнот сержанта лежали тут же на столе. В них я не нашел ничего необычного, ничего, что могло натолкнуть на мысль о случившемся. А то, что произошло что то необъяснимое и страшное – я не сомневался. Я никогда не верил в зомби, монстров и прочих чудищ. Не верил до сегодняшнего вечера. Но увиденное собственными глазами не поддавалось никакому логическому объяснению. Это был даже не зомби в привычном нашем понимании, образ, знакомый мне по фильмам ужасов. Это не простой, тупой, неловкий ходячий мертвяк. Он соображал, мыслил, умел обращаться с оружием. Быстрый, умелый и сильный. По большому счету я сладил с ним случайно. Просто удача была со мной. И если бы не пес… Я осторожно помассировал шею. Уже появились сине-черные синяки. Ладно, пройдет. Завтра по утру надо отогнать машину с трупом. Для этого мне понадобится второй водитель.
Я затянулся ароматным дымом и выпустил облако к потолку. Еще раз посмотрел на экран телефона. Связь по прежнему отсутствовала. Электричество тоже. Хорошо хоть генератор не подвел, завелся с полтычка . Но бензина оставалось немного. Двадцатилитровая канистра, которую хватит на сутки беспрерывной работы. Ну и еще в Патрике литров сорок, не больше.
Нет, надо ехать на разведку в город, по любому надо… надо выяснить, что происходит и уже тогда действовать по обстоятельствам. Я поднялся, выбил остатки табака в пепельницу и пошел на второй этаж. Тяжелый денек выдался, надо выспаться, завтра полно дел. Март в позе кролика-топотуна видел десятый сон. Обняв своего пушистого спасителя, спавшего на моем месте, я отключился.
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1398483 - 04/04/20 04:15 AM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
ДЕНЬ ВТОРОЙ. Неожиданные гости.
Утро началось не так, как всегда. Март, мой главный будильник, отсутствовал. Зато чувствовался приятные запахи яичницы с помидорами, поджаренного хлеба и кофе. Я взглянул на часы. Одиннадцать! Вот черт… Вскочил на ноги, быстро оделся и спустился вниз. Заглянул в комнату. Застеленная кровать, сложенная как на продажу пижама…девушки, как и Марта, не было. Я прошел на кухню и выглянул в окно. В калитку влетел пес, счастливый, гарцующий на всех четырех лапах, за ним зашла она, по хозяйски набросила замок и направилась к дому. Я задумчиво погладил порядком отросшую бороду. Быстро освоилась, молодец. С другой стороны, Март ее признал сразу, а это был показатель. На моей памяти это был четвертый человек, чтоб вот так, с первого нюха. А Марту я доверял. Ибо пес безошибочно определял сущность человека. Я вздохнул и принялся за яичницу. Ничего так, довольно вкусно…дверь открылась и пес вбежал на кухню. Горячий влажный язык заработал с фантастической скоростью, облизывая мне лицо. «Дескать, хозяин, я только пошел погулял, и все. Тебя все равно люблю больше всех…»
- И я тебя люблю! – заверил я его, поцеловав в нос.
Пес переключился на миску с кашей, в которой то здесь, то там мелькали кусочки сыра. Девушка стояла в проеме двери и слегка улыбалась уголками губ, не тонких и не толстых, как раз то, что надо. Я кивнул ей, приглашая разделить трапезу. Она сказала.
- Пока ты спал, я уже подкрепилась. Доела щи. Вкусные. Сам варил?
Я ответил, подтерев разлившийся желток хлебушком.
- Нет, это Март. Он у нас спец по супам.
Она улыбнулась и присела на стул.
- Уже знаю, как зовут собаку, но не знаю имени хозяина. Меня зовут Алина. Для друзей просто Лина.
Девушка вопросительно глядела на меня. Я проглотил последний кусок бутерброда и сообщил.
- Друзья зовут меня Лютый. Не в смысле злой, а в смысле - волк. Так наши предки славяне называли волков. Мне так больше нравится. Особенно после вчерашних событий.
Алина помрачнела, словно тучка закрыла зимнее рыжее солнышко.
- Да, мы проходили то место, где машина… там все забрызгано кровью. Что там случилось?
Я потер ноющее горло.
- Ерунда. Повздорил с одним зубастым парнем. Пустяки…меня сейчас другое интересует. Как ты оказалась в багажнике полицейской машины?
Вопрос был в лоб. Но женщины на то и женщины, чтоб избегать ответов на прямые вопросы. Алина широко распахнула и без того огромные зеленые глазищи и тихо сказала.
- Поверишь…я не помню. Как будто стерли кусок памяти. Помню, ехала домой, остановили на посту, стали проверять документы, а потом… помню темноту, тесноту. Сильно трясло пока ехали. Потом стало душно, потом холодно. Я пробовала выбраться, но не смогла. Кричала…звала на помощь…потом стала замерзать и уснула. Проснулась и увидела тебя. Вот и все.
Я допил остатки кофе, собрал посуду и перенес ее в мойку.
- Ясно. – сказал я, намывая сковородку. Девица явно что то не договаривала или врала. Вытерев руки бумажным полотенцем, я снял с полки удостоверение сержанта и показал ее фото.
- Это он проверял документы?
Алина взглянула.
- Да, он. Посмотрел, вернул обратно и все…дальше пробел.
- А он всегда был таким…ну как на фото?
Девушка недоуменно посмотрела на меня.
- Конечно, а что?
Вырисовывалась какая то чепуха. Полная бессмыслица. Ладно, потом помозгуем. Я сказал.
- Надо отогнать его машину на болото. Если повезет, окунем ее в жижу. Только вот придется тащить ее на тросе. Сядешь за руль?
Она кивнула.
- Ну тогда вперед. – я снял с крючка ключи от Патрика и щелкнул пальцами. Пес, доселе сладко дремавший, в мгновение ока оказался на ногах и направился к выходу.
Патр, как и генератор, не подвел. Я послушал ласковое рычание мотора и пошел открывать ворота. Как выяснилось, не зря. Внезапно за оградой послышался скрип тормозов и короткий гудок. Вот леший попутал…надо было вчера спрятать этот чертов драндулет. Если это соседи или полиция – мне вилы. Убаюканный одиночеством и дальностью поселения, я расслабился и сейчас мог серьезно поплатиться за это. Но Март, как всегда, знал все наперед. В его заливистом лае я услышал радостные нотки и вздохнув с облегчением, отодвинул засов ворот. Пес выскочил первым и понесся к прибывшим. Около старенького опеля, весьма побитого и помятого, стояли те, кого я меньше всего ожидал увидеть. Друзья. Седой, Ведьма и Оторва. Я широко улыбнулся и сказал.
- Незваные гости хуже или лучше татарина?
Седой, высокий, симпатичный мужик, улыбнулся в ответ, продемонстрировав белоснежные зубы.
- Хорошо, что мы привычные к твоим шуткам, Лютый. А то могли и обидеться…
Я пожал крепкую ладонь и повернулся к Ведьме, тискавшей счастливого Марта.
- Ведьмочка, сколько лет, сколько зим…почему поменяла метлу? Была же вроде синенькая и поцелее.
Мы обнялись с ней, невысокой, миниатюрной, красивой, черноволосой, как сама ночь и целомудренно расцеловались. В щечку. Седой и Ведьма были женаты. А я не любил играть на нервах друзей.
- Долгая история, дружище. Поведаем, если напоишь, накормишь, да спать положишь.
Оторва, их дочь, скромненько стояла в сторонке. Красивая девушка шестнадцати лет, спортивного телосложения, приятных манер… Март подошел к ней и подставил лобастую голову для прочеса. Оторва поскребла его за ушами и пес прищурил глаза от удовольствия. Я сообщил.
- Я не забыл, чего обещал. ЭТО ждет тебя в мастерской.
Глаза девушки загорелись. Фанатка японского оружия, она обожала катаны, сюрикены и метательные ножи. Пришлось попотеть и выточить из листа железа металки для нее.
- Рада видеть! – мы обнялись и она в сопровождении Марта понеслась в направлении сарая, носящего гордое название Мастерская.
Я открыл ворота и Ведьма загнала машину на стоянку.
- А где багаж? – спросил я, запирая створки. Седой помрачнел.
- Так вышло, что мы налегке. То есть в чем одеты, тем и рады. Ты, что, ничего не знаешь, что твориться?
Я оглянулся на него.
- Ну предполагаю неладное. Видишь, какой красивый? – я откинул воротник.
Седой негромко присвистнул.
- Ладно, айда в дом, поговорим. – я сделал приглашающий жест.
Первым в дом, естественно, растолкав всех и виляя хвостом, по-хозяйски протиснулся Март. За ним вошла Ведьмочка и все остальные. В этот момент сверху по ступеням спустилась Алина. Увидев её, Ведьма спросила:
- Что, Лютый, наконец-то женщину себе завел?
- Ну, как тебе сказать…Не то чтобы завел…женщина ж не машина, чтоб ее заводить…
- А ты так прямо и скажи, дружище. А мы за тебя порадуемся.
- Приютил я ее. Не далее, как вчера. Машину ДПС видели на въезде? Так вот, замерзшая в багажнике лежала. Март её обнаружил.
Ведьма уставилась на Алину пронзительно и вызывающе. Та гордо вскинула подбородок и ответила тем же.
- Да ты не проста, девочка, далеко не проста…- цедя слова сквозь зубы, сказала Ведьма.
- А ты думала…- Алина не осталась в долгу.
Воздух вокруг женщин начал вибрировать. Я беспомощно посмотрел на Седого. Мол, сейчас они мне к чертовой матери дом разнесут, выручай…
Седой успокаивающе положил руку жене на плечо.
- Дорогая, не нервничай. Зараженные не могут быть со способностями. Да и Март наверняка отличит мертвяка от живого.
Ведьма расслабилась так же быстро, как и напряглась.
- И то верно. Не серчай, подруга, мы по дороге сюда натерпелись. Теперь на воду дуем…Ведьма!- и протянула Алине руку. Та, немного замешкавшись, ответила рукопожатием, - Рыжик!
Я выдохнул с облегчением. Седой шутливо-издевательски похлопал меня по спине. Учись, мол, студент.
****
Позже, когда печь, жарко натопленная, давала приятные волны тепла, мы все сидели в большой комнате за столом и гости наворачивали наскоро приготовленные блюда. Алина тихонько сидела в уголочке в кресле и поглаживала пса. Ужинали при свечах, отбрасывающих на стены и потолок диковинные тени. В целях экономии я заглушил генератор.
В общем и целом, по рассказу ребят, дела были совсем плохи.
Седой, дожевывая последний кусок жареного мяса, рассказывал.
- Эта катавасия началась несколько дней назад, только от нас всё скрывали. Ты-то в своей глуши давно, наверное и в интернет ни разу не вылезал и телевизора не смотрел…- я кивнул утвердительно. Седой продолжил, - Всё слухи про какой-то вирус ходили. У нас старшая, видишь, на каникулах внеплановых. Малая пока училась, но говорили, что на дистанционку переведут. Карантин какой-то придумали. Теперь только стало понятно, в чем дело. Только не ясно, что за вирус и откуда он взялся такой, что простых людей в монстров превращает. СМИ уже со вчерашнего утра не вещают. Часов с одиннадцати. Что происходит – можно только догадываться и догадки самые страшные. Вобщем, мы к тебе всю ночь пробирались.
- Так малая то где сейчас?
- Когда все началось, она была на вечернем кружке в школе. Сейчас в бункере под школой. Это двенадцатое бывшее бомбоубежище, законсервированное на случай войны. Запасы воды и продовольствия там имеются. Преподаватель в группы класса сообщения разослал, мол, спасайтесь сами, дети в безопасности. А потом резко связь прервалась.
Свою машину мы оставили в Павлике, так как не смогли до нее добраться. А тут этот опель с ключами в замке, грех было не воспользоваться. Еле вырвались из города. Кругом брошенные автомобили, шатаются странные личности, как и простые граждане, так и в форме. И все такие, как ты рассказал. Синюшные и зубастые.
Ведьма добавила.
- Несколько самых борзых пришлось сбивать. Поэтому машина в таком виде. Те, что как бы полицейские, не стесняясь, палили по нам, к счастью, мимо. Короче, насилу вырвались.
Я разложил им еще по порции добавки мяса с макаронами и спросил.
- А в какое время дня все происходило? Хотя бы примерно.
Оторва ответила, снова берясь за вилку.
- Под вечер. Мы как раз пошли гулять в парк. Народу было не много, может это и спасло. Люди были как люди, а потом началось… Сначала они замерли как вкопанные, кто где был. Потом, словно кто то нажал на кнопку, накинулись на нас. Папа сбил с ног парочку дерзких и мы дали деру.
Я откинулся на спинку стула.
- Тот, в машине тоже был мертвее мертвого. А потом резко активировался. И это было как раз под вечер. Вывод: утром и днем они не активны и выглядят, как обычные люди. Спят, что ли… но это, по-любому нам на руку. Друзья, надо добыть оружие. Без него никак. Они сильнее и быстрее нас. Я чудом справился с сержантом, по чистой случайности.
- Если он был полицейский, значит при нем должно было быть табельное, - сказал Седой.
Я вытащил из кармана ПМ и показал ему. Седой довольно кивнул.
- Ну вот, уже полегче. Что мы еще имеем?
Я потер лоб.
- Ничего собственно. У меня есть кистень, пара охотничьих ножей, из водопроводных труб можно напилить дубинок и все.
Оторва показала сюрикены. Ведьма покачала головой.
- Это их не остановит. Против обычного человека да, самое то, но против этих тварей…
Девушка приуныла.
- Катану бы..- мечтательно протянула она.
Я грустно усмехнулся.
- Боюсь, это не совсем то, что надо. Так, когда патроны кончаются. Чтоб не голыми руками махать…надо добыть ружья, а еще лучше «калаши».
Рыжик сказала негромко.
- В Дмитрове есть оружейный магазин и тир. Можно было заглянуть туда.
Седой потянулся до хруста в позвонках.
- Сейчас негоже ехать, ибо самая активность. Да и темно. Утром как то сподручней.
- Согласна, - Ведьма собирала тарелки со стола. – и притомились мы. Надо отоспаться.
Я улыбнулся.
- Уступаю вам второй этаж и свое королевское ложе. Я очень добрый. Постелитесь сами, не в первый раз. Ладно, утро вечера мудренее. Я курить и спать.
***
Стоя на веранде, я курил сигарету за сигаретой, пытаясь унять сильнейшее волнение и беспокойство. Было еще два человека, которых нужно забрать из Москвы. Я не сомневался, что в столице творится то же самое, если не хуже. Я не секунды не допускал, что с ними что то случилось. Не позволял себе допустить. Поэтому надо пошевеливаться. Завтра в Дмитров, а оттуда сразу в Москву. Благо ехать недалеко и если все пройдет гладко, до вечера вернемся обратно. Я потушил окурок. Взялся за ручку двери и замер от пришедшей внезапно мысли. Я то понятно почему, а почему ребята не заражены? И Алина?… я снова закурил. Ответ вертелся в голове, ускользал и приближался, проносясь мимо, и я никак не мог поймать эту мысль. Что то объединяло всех нас, но что…? Раздраженно бросив наполовину выкуренную сигарету в бутылку, я вошел в дом. В темноте прошел в комнату, споткнулся о лежащего поперек дороги Марта. Пес сонно заворчал и даже не подумал отойти. Просто перевернулся на другой бок и засопел. Я включил ночник. Алина спала на своей кровати, отвернувшись лицом к стене. Моя раскладушка была уже разобрана и застелена. Привыкший все делать сам, я почувствовал благодарность к девушке. Потоптавшись еще немного, я скинул одежду и лег под одеяло.
- Хотела сказать тебе спасибо, за то что спас меня, - прошептала она в темноте.
Я улыбнулся.
- Ерунда. Не бери в голову. Любой на моем месте сделал бы то же самое. Спи. Завтра трудный день.
Послышался скрип кровати. Шлепанье босых ног. Внезапно я понял, что не один на ходящей ходуном раскладушке. Я почувствовал аромат зеленого чая. Она жарко прошептала мне на ухо.
- Я уже большая и не говори мне, когда ложиться спать.
Ее горячие, мягкие губы нашли мои…
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1398484 - 04/04/20 04:15 AM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
ДЕНЬ ТРЕТИЙ. Дмитров.
Утром, за завтраком, друзья, несмотря на серьезность ситуации, через силу скрывали улыбки. Я, бодрый и отдохнувший, стоял у плиты и заваривал чай, крепкий, черный. Особый колорит придавал корень дальневосточного лимонника, который я добавил по просьбам ребят. Они уже пробовали его раньше и теперь снова пожелали ощутить замечательный вкус и аромат. Лимонник бодрил не хуже любого стимулятора. Главное было не переборщить, иначе был обратный эффект.
Рыжик щебетала, аки птичка и накрывала на стол. Общительная и разговорчивая, она уже успела найти общий язык с женщинами. Седой с преувеличенным вниманием разглядывал витиеватую декоративную корзинку на стене, но уголки губ самопроизвольно ползли вверх. Я решил не обращать внимания. Пусть себе посмеивается. Разлил чай по кружкам, горячий и пышущий паром. По моему мнению, чай годился для питья только в таком виде. Прищурив глаз, я отхлебнул зелье и насладился необыкновенным вкусом. Затем сказал.
- Поедем на двух машинах.
Ведьма, удивленно подняв тонкие брови, спросила.
- Зачем? Мы же все легко поместимся в одну.
Я сделал себе бутерброд с колбасой.
- Когда закончим дела в Дмитрове, а именно вооружимся, добудем еды, бензина и прочего, а потом забьем добычей Патрика доверху, мы поменяемся машинами. Вы заберете Марта и поедите обратно на дачу.
Седой переглянулся с женой и дочкой и спросил.
- А ты?
- Мне надо в Москву. Там у меня остались дочь и друг. Надо их забрать. Я уверен, что с ними все в порядке, что они не заражены.
- Ты знаешь причину? – спросила Оторва, осторожно прихлебывая горячий чай. Здесь во вкусах мы с ней сходились.
- Пока не знаю. Знаю только, что те, кто был у меня тут, по прежнему живы и здоровы. Причина непонятна, помозгуйте в мое отсутствие.
Седой хотел возразить, но я его остановил.
- Подожди, дружище, я знаю, что ты хочешь сказать. Но ты будешь нужнее здесь. Женщин нельзя оставлять одних, сам понимаешь. А мне самому будет проще. Главное, Марта не упустите.
Друзья молчали и переглядывались. Рыжик подала голос.
- Я поеду с ним. У меня тоже есть дела в Москве.
- Вот и славно! – деланно бодро сказал я, дабы перебить повисшее молчание. – все поели, теперь разбираем томагавки и в путь.
****
****
Тяжелый, армейский, штурмовой бронежилет пятого класса защиты давил на плечи, а когда Патрика подбрасывало на кочках и колдобинах, немилосердно врезался в пах. Но я терпел. Броник придавал успокоение и ощущение защищенности, как черепашке в своем панцире. Я ехал на минимальной скорости по сельской дороге, весьма разбитой и размытой. Выпавший накануне снег растаял, окончательно и бесповоротно превратив ее в грязевую трясину. Но Патр успешно справлялся. Правильно, на то и внедорожник. Я посмотрел в зеркало заднего вида. Опель, ведомый опытной рукой Ведьмочки, полз позади, то и дело цепляя днищем за грунт. Ну ничего, сейчас выйдем на шоссе, дело пойдет быстрее. Рыжик сидела на заднем сидении, ибо переднее пассажирское было неоспоримым местом Марта, который сейчас торчал из окна и наслаждался поездкой. Пес обожал ездить на авто и прочно застолбил за собой место рядом с водителем. Остальные соратники ехали с Ведьмой.
Да, вооружились тем, что было. Я отдал пистолет Ведьме, а сам взял свой любимый кистень. Седой с Оторвой забрали из мастерской охотничьи ножи, больше похожие не на ножи, а на тесаки. Что, в принципе, было неплохо. Алина же прихватила кусок трубы, в которую я залил свинец. Дубинка получилась тяжеловата, но Рыжик заверила меня, что вполне справится. Я только пожал плечами на эту браваду. Я к кистеню привыкал полмесяца, плечи и руки ныли по ночам. Зато теперь со мной была совершено убойная вещь.
Весеннее настроение отсутствовало напрочь, хотя погода была замечательная, небо чистое, солнышко светило от души, но все равно не давало такого жара, как летом. Грязевая дорога заканчивалась за крутым поворотом и начиналось более менее ровное, асфальтовое шоссе, ведущее прямиком в Дмитров. Перед въездом на шоссе я остановился, поджидая ребят. Достал из бардачка карты автодорог России, подшитые в один толстый буклет. Открыл план Дмитрова и вгляделся в мелкий шрифт. Эх, давно не пользовался, все навигатор да навигатор…
- Профессиональная, дом 25, говоришь? – спросил я, водя пальцем по странице. Рыжик перегнулась через передние сидения вперед и была тут же облизана Мартом.
- Да, там тир и магазин спецодежды. Все рядом. А через улицу оружейный маркет под названием «Панцирь». Лучше не придумаешь, все в одном месте.
Я оглянулся на нее.
- Ты местная, что ли? Я вот сколько раз проезжал, да так и не знал, что там есть.
Она скромно потупила глазки и уселась обратно.
- Нет, я из Москвы. В Дмитрове была частенько проездом и по рабочим делам.
- Ясно. – пробурчал я, глядя в боковое зеркало. Опель поравнялся с нами. Я открыл боковое окно.
- Через пару километров справа будет заправка. Надо заехать посмотреть, что там.
- Боюсь, бесполезно. Без электричества мы не выудим из хранилищ ни литра, - Седой отличался рациональным мышлением. Я ненадолго призадумался.
- Есть одна мысля. Поехали. Мы впереди. Не быстро, километров шестьдесят, не больше…
Ведьма кивнула. Все, тронули коней. Я вырулил на пустое шоссе.
- Что ты задумал? – Рыжику не терпелось узнать. Я улыбнулся, смотря на нее в зеркало заднего вида.
- Бери пример с Ведьмы. Ей тоже наверняка интересно, но она весьма терпелива.
Алина надула губки и уставилась в окно.
Вокруг не было ни души. Да и в обычное, нормальное время эта дорога не отличалась оживленностью движения. Я невесело подумал о том, как все быстро меняется и, как правило, не в лучшую сторону. Я не пессимист, я реалист. И прекрасно понимаю, что обратного пути нет и ничего никогда не будет, как прежде. Катастрофа разразилась и теперь надо просто выживать. Выживать самим, ибо надеяться не на кого. Занятый такими думами, я чуть не проехал заправку «Чеснойл». Красное с белым табло при въезде не горело, как и огни магазина.
Но судьба оказалась благосклонна к нам. Около топливных хранилищ стоял здоровенный бензовоз «Man».
Я остановился возле него и вылез из машины. Слева раздался скрип тормозов. Ребята вышли и оглядывались настороженно. Пара брошенных авто с открытыми дверями возле колонок, валяющиеся то там, то сям вещи, сумки, зонтики и прочее барахло. Погибших не было видно. Но все равно надо было быть начеку.
Да, пришло время покомандовать, ибо отряд бойцов должен быть организован и находиться под четкой властью командира. И быть мне самоназначенным сержантом. На офицера я не тянул. Надеюсь, никто на меня сердиться не будет. Я прочистил горло и властно гаркнул.
- Седой, Ведьма! Осмотреть маркет на предмет канистр под бензин и что еще приглянется. Оторва! Полезай на цистерну, открой люк и проверь количество бензина. Рыжик! Со мной! Выполнять!
Ребята несколько шокировано уставились на меня. Возникла пауза. Я показал им кивком на магазин и на часы. Седой и Ведьма стряхнули оцепенение и побежали к заправке. Я повернулся к цистерне. Оторва уже была наверху и дергала ручку люка. Раздался протяжный скрежет и крышка откинулась. Она заглянула и крикнула сверху.
- Полна доверху!
- Отлично! Сиди пока там! – я довольно потер руки и направился к кабине. Алина, постоянно оглядываясь, шла по пятам, держа в обеих руках тяжелую трубу.
Из магазина показались Ведьма с четырьмя связанными вместе пустыми канистрами и Седой с большой коробкой в руках. Я протянул Рыжику ключи от Патрика. Та поняла без слов и открыла багажник. Пока добычу загружали в машину, я дернул водительскую дверь грузовика и отскочил в сторону. Наружу вывалилось тело грузного мужчины лет пятидесяти и шлепнулось на асфальт.
- Оторва! Следи за обстановкой!
- Поняла! – ответила она сверху.
Я подошел к упавшему. Присел перед ним на колено и рукоятью кистеня осторожно приподнял его верхнюю губу. Зубы как зубы, ничего необычного… Но цвет лица оставлял желать лучшего. Мертвенно бледный, почти синюшный. Осторожно поднял веко мертвеца. Зрачок был узкий и…вертикальный. Я быстро встал на ноги, одновременно вытаскивая кистень. Махнул Рыжику, мол, выпусти пса. Раздался топот когтистых лап и Март подбежал ко мне. Я почесал ему шею и сказал.
- Идем, понюхаем его.
Пес осторожно приблизился к трупу. Обнюхал его. Вдруг резко отпрыгнул и злобно, оскалив клыки, зарычал. Шерсть на загривке встала дыбом.
- Молодец, молодец! – я поглаживал его, успокаивая. – все правильно, запомни этот запах. И впредь, как учуешь, зови меня, понял?
Подошли Седой с Ведьмой. Рыжик оттащила за ошейник Марта, рычащего, упирающегося и прыгающего на задних лапах.
- Мне спускаться? – крикнула сверху Оторва.
- Еще минуту обожди…- я повернулся к друзьям.
- Это зараженный. И придется идти на крайние меры. Можете не смотреть и отвернуться.
- Подожди! Ты что, хочешь убить его?? – спросила Ведьма.
- Я просто не хочу, чтоб как то вечером он заглянул к нам на огонёк. И он уже не человек. – с этими словами я крутнул кистень над головой и обрушил тяжелое било на череп мертвеца. А потом еще раз…
Дело было сделано. Никакой покойник не воскреснет, будучи почти без головы.
Седой, бледный как полотно, как то странно смотрел на меня, пока я вытирал кистень об одежду мужчины. Ведьма отвернулась, прижав руки ко рту.
Рыжик блевала неподалеку. Спазмы освобожденного желудка постепенно затихали. Даже успокоившийся Март озадаченно глядел то на меня, то на покойного.
- Оторва! Спускайся. Только закрой люк поплотнее.
- Поняла! – послышался скрип задвижки люка и топот ног по железной лестнице.
- А что здесь проис… - девушка замолчала, увидев зрелище не для слабонервных.
- Да вот вывалился из кабины и ударился головой…бывает, - равнодушно сказал я, вешая кистень на шею. – скоро, ребяты, мы будем делать так постоянно, да и еще дожевывая бутерброд. Дело привычки. Седой, водил когда нибудь грузовики?
Тот отрицательно покачал головой.
- Ты, Ведьма? Ведьма! Ты меня слышишь?
Ведьмочка тихо ответила.
- Как много я о тебе не знаю, Лютый…нет, не водила…
- То ли еще будет, друзья, - я поправил давивший броник, - ладно, за дело. Я предлагаю забрать бензовоз к нам. Это обеспечит нас топливом надолго. Я не водил сам, но придется пробовать, ибо канистрами не напасемся. Другого выхода я не вижу. Заберем его на обратном пути.
Я залез в кабину и вытащил ключи из замка зажигания. Захлопнул дверь и поставил грузовик на сигнализацию.
- Все, по коням. Время бежит неумолимо. Март, поехали!
Пса не надо было упрашивать. Он заскочил в машину и плюхнулся на мое место.
***
Профессиональная улица в славном городе Дмитров встретила нас неприветливо. Пока мы доехали до нужного адреса, потеряли два с половиной часа. Оставленные машины по всей проезжей части создавали нам большие проблемы. Кое где объезжали по тротуарам, безжалостно давя заботливо высаженные газоны, пару раз пришлось лебедкой растаскивать полностью перекрывавшие путь заброшенные автомобили. Живых не было. Как и мертвых. Город, доселе многолюдный и красивый, словно вымер. Ни души… До цели оставалось совсем немного. Я посмотрел на часы. Начало второго. Да, время бежит неумолимо. У нас максимум часа три до того, как улицы заполнятся мутантами.
- Вот! – Алина указывала тонким пальчиком в направлении дома двадцать пять. – давай туда.
Я заехал на бордюр и припарковался возле магазина спецодежды. Немного подумал и решил не глушить двигатель. Теперь бензина выше крыши.
Подошли ребята.
- С чего начнем? – Ведьма нервно поглаживала рукоять ПМ, торчащую из-за ремня джинсов.
- Разделимся. Женщины, идите за камуфляжами, куртками, берцами. Забирайте разгрузки, рюкзаки, перчатки, шапки, кепки. Если что, то у меня пятьдесят второй размер одежды и сорок третий обуви. Возьмите по несколько комплектов. Я не уверен, что мы попадем сюда еще раз. И будьте внимательны, скоро пробуждение и мы не знаем его точное время. Седой, мы с тобой в оружейку. Все, за дело!
Когда люди знают, что им делать, все идет как по маслу. Ведьма вытащила пистолет, передернула затвор и быстрым шагом направилась в магазин. Девушки устремились за ней.
Мы с Седым подошли к входной двери «Панциря». Седой подергал решетчатую дверь и криво усмехнулся.
- Конечно же, закрыто…как вовремя…
Я почесал бороду. Хорошо. А если так…я подбежал к Патрику, вытащил трос, сплетенный лично мной из трех альпинистских веревок и кинул его напарнику. Что мне нравилось в Седом, так это его способность схватывать мысль налету, без лишних слов. Пока я разворачивал Патр и подгонял его задом к двери, Седой уже закрепил конец троса на решетке. Другой зацепил на фаркоп машины. Я потихоньку нажал на газ. Трос натянулся и завибрировал. Патрик забуксовал. Ладно…включаем полный привод. Теперь газанул сильнее. Двигатель взревел, пошел запах жженой резины. Сзади раздался скрежет металла. Внезапно Патр резко дернулся вперед и я едва успел нажать на тормоз. Оторванная с кусками бетона решетка, гремя и высекая искры из асфальта, залетела под задний бампер. Отлично! Я выскочил наружу. Седой уже отсоединил трос и закинул его в багажник. Мы зашли в образовавшийся проем. Да, всегда любил такие магазины! Дальше было дело техники. Мы забрали фонари, портативные рации, три блочных арбалета, полсотни стрел к ним, шесть карабинов «Сайга» 12 калибра, охотничьи ножи, мачете, тесаки со странным названием Кукри. Четыре больших коробки патронов к карабинам…банки с порохом, дробью, пулями. Станок для изготовления патронов. Седой зачем то прихватил крякалку для зазывания уток…Мы, как заведенные, таскали добычу в машину, потея и матерясь. Девушки не отставали, и Патрик забивался под завязку.
А потом….а потом они появились. Неожиданно. Разом. И полезли как тараканы, из всех щелей. Сначала вялые и инертные. Мужчины и женщины. Старые и молодые. С каждым мигом они оживали и начинали двигаться все быстрее и осмысленнее. Повторюсь, это были не туповатые, неловкие и бестолковые мертвяки, а вполне себе живые люди, только с синюшными рожами и длинными, острыми клыками, на манер вампирских.
- Вот же суки… - пробормотал я и заорал, - быстро все в Патрика!! – и сиганул за руль.
Никого не надо было упрашивать. Через секунду все были в машине и я даванул на газ. Патр взревел и рванул с места, попутно подмяв под себя самых прытких. Подбросило так, словно на скорости попал на «лежачий полицейский». Мы неслись по улице, лавируя между брошенными машинами и периодически сбивая, как кегли, стоящих на нашем пути. На лобовое стекло то и дело брызгало красным. Ведьма, сидящая в обнимку с Мартом, оглянулась назад. Все были на месте. Седой не терял времени даром и, разорвав коробку с патронами, снаряжал магазины к карабинам, что было весьма не просто при такой езде. То и дело патрон выпадал из рук и Седой, чертыхаясь, упорно продолжал работу. Вскоре к нему присоединилась Оторва. Молодец девчонка, не пропадет…Алина сидела, прижатая к двери и тряслась, как осенний лист на ветру.
Бешеная гонка подходила к завершению. Теперь нам сюда, направо, на наше шоссе… я заложил крутой вираж, едва вписавшись в поворот. Патрик, негодуя, заверещал протестующими от такой езды колесами и пригрозил перевернуться…каким то чудом удалось выровнять его и мы, сбавив скорость, покатили себе дальше.
Я посмотрел в зеркало заднего вида.
- Живы-здоровы?
Ведьма ответила за всех.
- Да, все нормально. Вот только Март со мной сроднился.
Действительно, пес сидел на ней, буквально обняв за шею обеими лапами и прижавшись мордой к щеке. Это выглядело настолько комично, что я не выдержал и расхохотался до боли в помятом горле. До слез. Вскоре вся машина тряслась от дружного смеха. Март наконец отклеился от Ведьмы и высунулся в окно, с удовольствием подставляя мордочку встречному ветру. Я вытер выступившие слезы. Смеялись, конечно же, не над псом. Это была своего рода разрядка после смертельной опасности, потому что если задуматься всерьез о происходящем, можно запросто съехать с катушек. Я посмотрел на часы. Пять вечера. Солнце давно погасло и надежно скрылось за горизонтом. А не в этом ли причина внезапного пробуждения мертвяков…
- Надо бы за бензовозом заехать… - Седой прямо читал мои мысли.
Ведьма возразила.
- А если там тоже самое?
Оторва запихнула последний патрон в обойму и передала магазин отцу.
- Теперь у нас есть ружья. Теперь мы можем…
Ведьма резко повернулась к ней.
- Никаких «мы», слышишь? Это реальность, а не игра на компе, где девять жизней.
Оторва насупилась.
- Но, мама! Я не буду отсиживаться в сторонке и смотреть, как эти вонючие гады…
- Нет, я сказала. И точка!
Я промолчал, ибо негоже лезть в семейный разговор. Вообще у нас каждый боец на счету. А Оторва имела все задатки отменного солдата. Но я промолчал. Зато не промолчал Седой.
- Понимаешь, в чем дело, Ведьмочка… тут без вариантов. Все изменилось. И теперь, чем быстрее наша дочь научится стрелять и убивать, тем дольше мы все проживем. А самая лучшая учеба – это практика.
Ведьма молчала, смотря в окно на мелькающие деревья. Крыть было нечем.
***
Вроде ничего не поменялось. Разве что стемнело. Мы стояли неподалеку и дальним светом фар освещали заправку «Чеснойл».
Ведьма сидела за рулем Патрика. Я, высунувшись из окна, пытался засечь хоть какое то движение. Но такого не было. То ли твари затаились, то ли их действительно там не было. Я протиснулся обратно.
- Ладно. Диспозиция такая. Ведьма, подвози нас прямо к тягачу. Мы с Оторвой выскакиваем и садимся в кабину. Пока я буду разбираться в управлении, Седой и Рыжик прикрывают нас. Ведьма, на тебе руль, не отвлекайся на стрельбу. Как только мы с Оторвой тронемся с места, следуйте за нами. Смотрите, чтоб ни одна тварь не залезла на цистерну. Если что, валите их из арбалетов. Стрельнете из дробовика – рванет так, что…ну сами понимаете, не маленькие. Держим связь, – я передал рации Оторве и Рыжику, - вопросы есть? Вопросов нет. Ведьма, поехали.
Патр плавно покатился к заправке. Послышались щелчки вставляемых магазинов и лязг передергиваемых затворов. Седой взводил тетивы арбалетов и закладывал в ложа стрелы.
Подъехали.
- Оторва, пошли! – мы выпрыгнули из машины с карабинами наизготовку. Седой с Рыжиком взяли под прицел округу. Я с брелока открыл дверь тягача. Оторва, ловкая как белка, в одно мгновение оказалась наверху и перебралась на пассажирское кресло. Я залез следом и захлопнул дверь. Положил «Сайгу» на колени. Такс… ключ с замок, поворот, приборка загорелась, запищала…я повернул ключ еще немного и …ничего не произошло. Стартер молчал, как подстреленный. Так, не паникуем…может есть еще какая кнопка. Я лихорадочно осматривал приборку и кнопки на ней. Кнопок полно…нет, не то… все не то. В этот миг залаял Март и грянул выстрел, потом еще один. Я выглянул в окно. Патр сдвинулся с места и осветил фарами быстро приближавшиеся силуэты. Я включил фонарь и пошарил лучом по кабине. Ничего похожего на скрытый стартер. Внезапно Оторва быстро сказала.
- Вот! Вот! Смотри! Что это за коробочка!?
Я посветил в проем между сидениями. Черная коробка, еще советских времен, с черной и красной кнопками. Понятно. Самоделка, а именно самодельный стартер. Я нажал на черную кнопку и двигатель взревел.
- Умница! – сказал я, выжимая сцепление и ища первую скорость. В эту секунду со стороны девушки раздался удар и дверное стекло мелкими осколками посыпалось в кабину. Синюшная харя, подвывая, сунула руку в окно и схватила Оторву за волосы. Девушка испуганно вскрикнула и попыталась вырваться. Но не тут то было. Тварь тянула сильнее и ее зубищи оказались совсем рядом с горлом Оторвы. Я, что было сил, ткнул прикладом карабина прямо в мерзкую рожу. Потом еще раз и еще. Развернул оружие, с силой вбил ствол прямо в пасть и нажал на курок. Бахнуло так, что я на миг оглох. Во все стороны, щедро украсив кабину и нас, брызнули ошметки черепа, крови и мозгов. Монстр вывалился наружу.
- Поняла теперь, почему мама за тебя беспокоится?! – крикнул я, нажав на газ. Бензовоз дернулся и покатился. Так, теперь вторая скорость… Управлять было не сложнее, чем моим Патриком, только габариты другие. Еще одна сволочь запрыгнула на ступеньку и распахнула дверь, только уже с моей стороны. Щелкнул арбалет и тварь свалилась вниз, под колеса. Я захлопнул дверь и с удовольствием переехал мертвеца. Двинул в объезд заправки, дабы не разворачиваться. Отодвинул мешающую проезду легковушку, раздавил с хрустом еще несколько монстров и вырулил на шоссе. В боковом зеркале было видно, что Патр едет следом, огрызаясь редкими вспышками выстрелов. Я облегченно выдохнул, прибавил ходу и включил свет в кабине. Да, зрелище еще то. Оторва вытирала лицо тряпкой и выбирала из волос мелкие куски черепа твари. Уверен, что я выглядел не лучше.
- Как ты? Не зацепили?
Девушка отрицательно покачала головой.
- Нет, все в порядке, только оглохла немного. Сейчас уже лучше. Помыться бы…
- Это не проблема теперь. Топлива хватит надолго, - я сбавил ход и аккуратно повернул на грунтовку.
- Прием! Прием! Как вы там? - захрипела рация голосом Рыжика. Оторва нажала на кнопку.
- Прием! Все хорошо! Как вы? Прием!
- Все живы-здоровы! Едем за вами. На цистерне никого нет. Прием!
- Едем домой! Конец связи!
Фары тягача светили ярко и дорога была как на ладони. Я тревожно всматривался вперед. Интересно, как скоро зомби поймут, где мы и зайдут на огонёк… Бензовоз без проблем преодолел грязь и вскоре мы подъехали к поселку. Сейчас нарисовалась другая проблема. Узкие улицы. Если сейчас случится чудо и я доеду до места, не завалившись в канаву, то обратного выезда мне не пережить. Я просто не имел опыта вождения таких машин. Я планировал поставить цистерну прямо возле участка. Ладно, вот и первый узкий поворот. Я взял радиус заезда побольше, чтоб занести хвост. О да! Удалось! Ободренный этим, я повернул таким же образом в следующий. Отлично! Дальше по прямой и мы у цели. Все, приехали. Мы с Оторвой вылезли из тягача. Патр остановился. Март выскочил, конечно же, первым и подбежал ко мне, радостно виляя хвостом. Я почесал его.
- Долго не виделись, да? Мой ты золотой пес!
Март подтвердил, что да, очень давно, почти полчаса!!
Ребята подошли к нам. Ведьма обеспокоенно сказала.
- Мы слышали как вы стреляли? Что…
В этот момент Седой осветил нас с Оторвой фонарем. Ведьма ахнула. Девушка быстро ответила.
- Мама! Все хорошо, я же сказала по рации. Просто теперь я поняла, что ты мне хотела тогда сказать.
Ведьма улыбнулась.
- Ладно, проехали. Теперь надо отмыться, поесть да разобраться, что мы там нагребли.
Седой уже распахнул металлические створки.
- Милости просим…
Патрик заехал на стоянку. Я поставил тягач на сигнализацию и зашел в закрывающиеся ворота.
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1398485 - 04/04/20 04:16 AM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ. Путь в Москву.
Этим утром погода смилостивилась и подарила нам плюсовую температуру. А точнее, +10. Это было приятно и своевременно, ибо сегодня был день моего с Рыжиком отъезда.
Мы с Седым находились в гостиной комнате на первом этаже и облачали меня, аки коня, в армейскую «сбрую».
Камуфляж сидел на мне как влитой. Словно я долгие часы примерял варианты и вот он, один-единственный. Не цифровой, а старого образца. Я, не торопясь, зашнуровал высокие ботинки на толстой подошве и встал перед зеркалом. Ни дать, не взять отставной военный, черт возьми… Седой помог одеть и застегнуть бронежилет. Поверх накинул разгрузку. Я распихал по многочисленным карманам и кармашкам два снаряженных магазина для «Сайги», дополнительные три десятка патронов. Так, нож пристегнут к бедру, кистень под портупею. Вот, теперь все.
В комнату зашли Ведьма и Оторва.
- Вот тут продуктов на три дня и вода во фляге, - Ведьма протянула мне рюкзак, естественно, камуфляжного цвета. Нелегкий…я взвесил его на руке и закинул на плечо.
Оторва принесла с собой небольшой подсумок, доверху набитый бинтами, жгутами, таблетками и прочими медицинскими средствами первой необходимости. Аптечка заняла свое место на поясном ремне.
Я надел кепку защитного цвета и повернулся к ребятам.
Седой сказал недовольно.
- Говорю тебе, лучше бы поехали все вместе. Так было б сподручней и безопасней…
Я мягко улыбнулся и положил руку ему на плечо.
- Конечно, дружище, я понимаю тебя. Но нет, так нельзя. Совсем небольшой шанс, что я доеду даже до кольцевой. Посты с вооруженными мутантами, заставы из брошенных авто, шныряющие после заката солнца зомби…я даже не представляю, как там будет, если такая катавасия творится в Дмитрове. Можем погибнуть все, а это ни к чему. Да и мне одному проще и легче, если что пойдет не так, дать деру.
Седой мрачно посмотрел на меня, протянул карабин и сообщил.
- Все проверил и смазал, работает как швейцарские часы. Не подведет. Патр с полными баками и еще две двадцатилитровые канистры в багажнике.
Ведьма сказала.
- Возьми арбалет, не помешает, если надо будет тихо пройти…
Я отмахнулся.
- Сама знаешь, не мое это, не умею из него стрелять толком, а вам тут пригодится. Ладно, пора. Уже светает.
Мы вышли из дома. Рыжик стояла на пороге, облаченная в камуфляж нового образца и с рюкзаком на спине. Смотрелась неплохо, форма ей шла. Гриву пышных рыжих волос она закрутила в косу и спрятала под пятнистую косынку или платок, как кому нравится. В руках она держала «Сайгу», а к рюкзаку был пристегнут сложенный арбалет. С трудом отвел от нее глаза, ибо в военной форме она выглядела довольно соблазнительно. Алина перехватила мой взгляд, покраснела и, смущенно отвернувшись, направилась к Патрику. Я прокашлялся и сказал.
- Запасов еды хватит примерно на месяц. Тушенка, крупы, макароны, мука – все на полках. Хлебопечка твоя, Ведьмочка, так что ты знаешь, что и как. Обустраивайтесь, будьте как дома. Хозяйничайте с моего милостивого позволения, – ребята слабо улыбнулись моей неуклюжей шутке, - попробуйте на досуге завести полицейскую машину, ибо колеса могут понадобится. Только избавьтесь от содержимого багажника. Запасной аккумулятор в мастерской, если что…
Я пожал протянутую руку Седого и по очереди обнял женщин.
- Если сильно повезет, буду обратно либо сегодня вечером, либо завтра утром. Если повезет не очень, то дня через два-три. Через неделю уже не ждите, дом будет ваш. И берегите мне Марта.
Я присел перед загрустившим псом. Бедняга, конечно же, чувствовал разлуку. Я взял его голову в руки и поцеловал в черный мокрый нос.
- Золотой мой! Я не могу тебя взять с собой, но скоро обязательно приеду. Жди меня и будь послушным. Хорошо?
Март вяло пошевелил хвостом, лизнул мне руку в ответ и, опустив понуро голову, побрел под крыльцо.
Я украдкой смахнул некстати выкатившуюся слезинку и преувеличено бодро сказал.
- Ну, бывайте! До скорого!
- Удачи и возвращайтесь все вместе, - Ведьма держала дочь за руку. Глаза у женщин были на мокром месте. Я поспешно закинул вещи и карабин на заднее сидение Патрика и сел за руль. Седой распахнул створки ворот и я, махнув рукой на прощание, выехал на улицу.
***
Обычно, при прежних обстоятельствах, я доезжал до Москвы, а вернее, до квартиры, за полтора часа. Сейчас же я не спешил. Да и спешить было нельзя. То здесь, то там, а зачастую прямо посреди дороги, стояли легковые автомобили, грузовики, длинномерные фуры. До Дмитрова, который мы решили миновать в объезд, по трассе удавалось выжать километров восемьдесят в час, а вот когда выехали на само Дмитровское шоссе, скорость пришлось снизить до минимума, дабы не врезаться в брошенные машины. Я лавировал между ними, как заправский слаломист, кое где объезжал глухие заторы по обочине и по встречной полосе. Рыжик молчала как рыба и глазела в окно. Ну и хорошо, потому что мне было не до разговоров. Впрочем, один вопрос так и вертелся у меня на языке.
- Лина, что ты собираешься делать, когда мы доедем до Москвы?
Она немного помолчала, а затем тихо ответила.
- Ничего. Пойду с тобой.
Я удивленно поднял брови.
- И ты не хочешь узнать, что с твоими близкими?
- Я и так знаю, - сказала девушка, - их больше нет. Я не смогу увидеть отца и мать прежними, а если они такие же, как те люди, то не смогу нажать на курок. И меня просто убьют. Так что я с тобой.
Немного помолчали. Я осторожно обогнул здоровенный фургон, лежавший прямо поперек дороги. И задал прямой вопрос.
- А почему ты не заразилась в этой общей чуме?
Она долго молчала.
- Длинная история…и я не знаю, можно ли тебе рассказать…хотя сейчас уже наверно можно.
Я устроился поудобнее на сидении.
- Я весь внимание!
Она вздохнула и начала рассказ.
***
- Сергей Михайлович! К вам дочь, - голос секретарши Леночки даже в динамике внутренней связи был мил и приятен.
Профессор Воронов, высокий, моложавый мужчина лет пятидесяти, отодвинул в сторону ноутбук, в котором доселе сосредоточено печатал, при этом проводная «мышь» зацепилась за край большого дубового стола и свалилась вниз. Сергей Михайлович неодобрительно покачал головой и нажал на кнопку селектора.
- Да, Леночка, конечно, впустите.
Он поднялся с удобного кресла, пригладил начинающие седеть виски и направился к дверям своего кабинета, дабы встретить свою единственную и горячо любимую дочь. Двери распахнулись, девушка вбежала в помещение и повисла на шее отца.
- Папа! Я так рада тебя видеть!
Профессор поцеловал ее в макушку и отстранил на вытянутые руки.
- Милая моя! Какая ты загорелая и красивая! Как прошел отдых в Испании? Ты довольна? Рассказывай скорее!
Алина поцеловала его в гладко выбритую щеку и присела на кожаный диван, потянув отца за руку. Он сел рядом и залюбовался дочерью. Студентка биологического факультета МГУ. Умница и красавица. Тоненькая, стройная, энергичная, загоревшая под жарким южным солнцем она сама напоминала яркое солнышко своей копной огненно-рыжих волос.
Профессор Воронов улыбался и слушал длинный, сбивчивый рассказ о полном пансионе, чудесном прозрачном море, красоте места, где был расположен отель…а сам думал о совершенно другом.
О том, что находится сейчас у него в сейфе за семью печатями, недоступном и секретном. Его приводила в трепет мысль, что одна из двух маленьких ампул проекта с говорящим названием «Зомби», лежащих в черном бархате небольшого, бронированного кейса, была создана именно им. Смертельный вирус, распространяющийся с невероятной скоростью и зараз убивающий около восьмидесяти процентов клеток мозга объекта. При этом у человека оставались фрагменты памяти и желание исполнить основные потребности, такие как еда и сон. Даже будучи мертвым, организм вырабатывал своеобразную энергию и сам же поглощал ее. Это означало, что зараженный так же, как и здоровый человек, нуждался во сне или, как в данном случае, некой дремоты. Причем, когда он, так сказать, впадал в спячку, внешние признаки заражения исчезали. Выдавал лишь цвет лица, смертельно бледный, отдающий в синеву.
Авторство и изготовление содержимого второй ампулы, то бишь, антидота, принадлежало его неизменному помощнику и другу Валентину Каземировичу Попову, знаменитому ученому- вирусологу, микробиологу с мировым именем. Про регалии самого же профессора Воронова можно было и не говорить. Ибо они были немного повыше. Достаточно лишь упомянуть, что Воронов тесно сотрудничал с Министерством Обороны и ФСБ и этим было все сказано. Многочисленные разработки, которые он вел и доводил до логического завершения, так и не стали достоянием общественности, но приносили стране немалую пользу, а самому Сергею Михайловичу большие деньги. Правительство ценило его и берегло. Круглосуточная охрана нескольких одинаковых на внешность типов, у которых было написано на лбу крупными буквами «ФСБ», немного раздражала профессора, но он, как неглупый человек, прекрасно понимал, что без этого не обойтись. Даже секретарша Леночка была не так проста, как хотела выглядеть.
Помимо всего прочего он занимал должность ректора университета. Ну это так, прикрытие его основной деятельности в лаборатории с особым допуском…
- Папа! Ты меня совсем не слушаешь?! – обиженно воскликнула Алина.
Воронов поспешно сказал.
- Ну что ты, дочка? Конечно, слушаю. Итак, идете вы с мамой по пляжу…
Алина, ободренная, продолжила.
Сегодня к вечеру Воронов ждал посетителя. Вернее, двух. Один, большой, пузатый, важный, в форме генерала и с громким, командным голосом. Второй же был его полной противоположностью. В сером недорогом костюме-тройке, невысокий, неприметный, с незапоминающимся лицом.
Их статусы были примерно равны. Впрочем, Воронову было на это наплевать. Он с Валентином закончил работу и теперь эти двое под охраной огромного кортежа увезут кейс. Дальше была новая работа по тому самому спецзаказу. У профессора уже крутились в голове некоторые наработки, но пока начать он не мог, так как был весьма педантичен. Сначала завершим все, что касается прошлого заказа, а потом …
- Я так проголодалась! Пап, пойдем пообедаем? – Алина смотрела на Сергея Михайловича глазами любящей дочери. Воронов счастливо улыбнулся. Они обожали друг друга.
- Конечно, пойдем. Только вот…- профессор задумался. – хочу тебе кое что показать.
Алина с любопытством уставилась на него.
В Сергее Михайловиче, человеке, в общем то, не тщеславном и скромном, сейчас боролись два смешанных чувства. Профессиональное отношение к делу, выработанное годами и внезапное, неодолимое желание показать то, что было создано его несомненным гением. С того момента, как к нему пришел тот серый человечек и сделал первый заказ, он был вынужден скрывать ото всех свою деятельность и это сильно угнетало его. Скрывать даже от своей любимой доченьки.
- Ну, папа, чего ты мне хотел показать? – Алина взяла его за руку и смотрела снизу вверх своими чудными, ярко-зелеными глазами. И Воронов решился.
Он подошел к бюро и отодвинул панель. Быстро набрал код и вытащил тяжелый кейс. Осторожно открыл. Алина с любопытством заглянула в него.
- Что это, папа? Лекарство от чумы? – пошутила она.
Воронов аккуратно взял ампулу с вирусом и торжественно сообщил.
- Это, дочка, самое совершенное оружие. Я создал его, но еще не дал ему имя. Хотел было дать свое, но постеснялся. Как думаешь, вирус Воронова – звучит?
Он гордо выпятил грудь и сделал шаг назад. Оступился на проклятой «мышке», инстинктивно взмахнул руками, дабы удержать равновесие и…
****
-Дальше все было как в кошмарном сне… - Алина закрыла глаза рукой, - ампула выскочила из папиной руки… я видела, как она падала вниз, прямо на полированную поверхность дубового стола…видела белое, перекошенное от страха лицо отца, когда он пытался поймать ее…видела, как она разбивается вдребезги… - она замолчала. Было видно, что она беззвучно плачет.
- Дальше. Что было дальше? – мягко спросил я. Внутри меня свернулся холодный, кусачий клубок и застыл.
- Дальше события ускорились. Папа достал откуда то шприц разломил вторую ампулу, набрал ее содержимое и ввел мне в вену. Он схватил меня за плечи и пребольно сжал. Он почти кричал.
« Алина, дочка, беги отсюда…садись в машину и езжай к дяде Вале в Дубну… он поможет, он знает, что делать…слышишь меня???»
Я была так напугана, что даже не помню, как сбежала по лестнице, как очутилась в машине, как выехала из города…помню только, как папа звонил дяде Вале, моему крестному, и кричал в трубку, что он всех погубил… помню еще как охранник, поднимающий при выезде шлагбаум, внезапно упал на асфальт…дальше после Дмитрова меня остановил патруль, я показала документы полицейскому и все. Потом очнулась у тебя дома в кровати под одеялом.
Девушка вытерла заплаканное лицо салфеткой и снова уставилась в окно.
Я молча вел Патра, пытаясь переварить услышанное. Но оно не хотело, не желало перевариваться, утрамбовываться в голове, ибо выглядело хоть и логично, но совершенно дико. Так и проехали остаток пути, не встретив ни одного живого человека.
Примерно через два часа дурной, утомительной езды, мы добрались до МКАДа. Я обескураженно остановился. Впереди, при въезде в город, совершенно перекрыв путь, стояли бронетранспортеры и танк. На этой «баррикаде» находились люди в военной форме и противогазах. Внезапно дуло танка повернулось в нашу сторону. Мы с Алиной переглянулись. Дело запахло жареным, в самом прямом смысле. Один из стоящих на БэТэРе солдат махнул нам рукой, мол, давай сюда.
- Мы поедем к ним? – тревожно спросила Рыжик.
Я крепче сжал руль Патрика. В том ответвлении трассы, как раз куда нам было надо, был просвет между броневиком и металлическим ограничителем. Насколько он был широк и пройдет ли в него Патр, было неясно, ибо далековато. Я высунул из окна руку, дескать, приказ понял и сейчас подъеду. Медленно начал приближаться к воякам. Помимо ствола танка на нас неуютно поглядывали жерла пулеметов из башен БТРов. Где то метров за сорок я понял, что сейчас или никогда. Я еще раз помахал им рукой, мол, еду, не стреляйте.
- Ну, Рыжик, держись.
Она с испугом посмотрела на меня и вцепилась в дверной поручень. Я начал набирать ход, приближаясь к баррикаде, затем резко крутнул руль и нажал на газ. Солдаты заорали и открыли пальбу. Движок взревел и Патр рванулся к проему. Не бог весть какой ширины, но Патрик явно проходил. Гулко стеганул пулемет. В кузов, в районе запаски, ударило… Чуть не поставив машину на два колеса, я вписался в поворот и протиснулся в притирку между бронемашиной и ограничителем. В этот миг БТР, пыхнув черным дымом солярки, дернулся в нашу сторону, стремясь размазать нас по обочине. Алина вскрикнула. Я вывернул руль, уходя от бронированной задницы и нажал до пола газ. Взвизгнув шинами, Патр понесся в закрывающийся проем… каким то чудом мы успели проскочить…вслед затарахтели автоматные очереди… заднее, а следом и лобовое стекла были прошиты пулями и дали трещину…к счастью, нас не зацепило и мы благополучно вырвались на кольцевую дорогу в сторону запада.
***
От Дмитровского шоссе до поворота на микрорайон Митино по МКАДу было всего каких то четырнадцать километров. Дорога не преподносила пока никаких сюрпризов, не считая, конечно, брошенных как попало авто. Я то и дело тревожно поглядывал в зеркало заднего вида. Первое время после нашего прорыва, наблюдались две черные точки, следующие за нами, но трасса сделала плавный поворот и они скрылись из вида. Отстали. Ну и чудесно. Я снова полностью сконцентрировался на слаломе.
Алина спросила напряженно.
- А если мы не стали удирать? Может они помогли бы нам?
Я хмыкнул и прибавил ходу. Дорога была на удивление чиста.
- А как бы ты сама поступила на их месте?
Она пожала плечиками, затянутыми в камуфляж и промолчала.
- Не знаешь? Так я тебе отвечу. Нас бы грохнули прям там, возле баррикады. А потом забрали все ценное, а тела в канаву. Нынешнее время все спишет.
- Хотели бы убить – пальнули б из пушки или пулеметов, - возразила Рыжик.
Я покачал головой.
- Те пулеметы превратили бы Патра в дырявую консервную банку, а нас в фарш. Это уже не говоря про выстрел из танка. Нечем было б поживиться. Я уверен, что это мародеры, когда то бывшие солдатами. Техника, оружие, противогазы, химкостюмы… все было под рукой, поэтому выжили. Даже, что маловероятно, если они все еще солдаты и у них приказ перекрыть город, то представь, как они, какими глазами они сейчас смотрят на нас. Кругом гуляет вирус, все вокруг зараженные, к вечеру становящиеся опасными мутантами. И тут какие то лопухи подкатывают к заставе…кто они, больны ли? Конечно больны, ибо здоровых среди гражданских не наблюдается…нет, Рыжик, не надо ждать помощи и благодеятелей. Нынче каждый сам за себя.
Я проехал поворот на Ленинградское шоссе. Странно, но там блокпоста не было.
- Вот видишь, я был прав насчет мародеров.
Она посмотрела удивленно.
- Была бы регулярная армия – все въезды в город были перекрыты. А тут гуляй ветер…знал бы, поехали здесь, - ответил я на ее немой вопрос.
Она вздохнула и спросила.
- Ты служил в армии? У тебя все повадки военного.
Я улыбнулся таинственно.
- Конечно. В наше время все служили. Я в войсках специального назначения. Стройбат называется. Там такие звери служат, что им оружие не выдают. Запрещено. Только лопаты и то не всем, а самым добрым. Мне не доверили.
Она слушала эту ересь, широко раскрыв глаза и приоткрыв от удивления ротик.
- Так вот почему Лютый?...
Я расхохотался от души.
- Да шучу я, шучу…приехали почти…- я плавненько вошел в поворот и выехал на Пятницкое шоссе. И через метров сто, не доезжая радиорынка, остановился. Дорога, разделенная отбойником от встречных столкновений, была завалена горой мятого железа, в котором было довольно сложно узнать фуру-длинномер, лежащую на боку и подмявшую под себя с пяток легковушек. То есть путь был перекрыт полностью. Объезд справа тоже был ограничен отбойниками со светоотражающими накладками.
- Приехали, да? – Алина тревожно ерзала на сидении. Я кивнул огорченно.
- Похоже на то…- посмотрел на часы. Половина второго. М-да, время бежит неумолимо.
Я взял с заднего сиденья карабин, передернул затвор и вылез из Патра.
- Пойду гляну, может как то растащить удастся. Садись за руль.
Алина послушно перелезла на водительское сиденье.
Медленно, держа «Сайгу» наготове, я, вертя головой на 360 градусов, подошел к завалу и осмотрел. Да, Патру здесь не справиться, это совершенно точно. Фура, словно нарочно, лежала так, что легковые машины искореженные и битые, были точнехонько под ней. Я в сердцах сплюнул. До нужного дома оставалось каких то пять-шесть километров или минут семь езды. Сейчас же, пешком надо будет пилить около часа. И еще надо Патра спрятать от греха подальше. Мало ли что…а нам еще обратно ехать. В принципе, можно было взять любую, более-менее целую тачку, но… я не мог взять и вот так бросить Патрика. Люблю этого черного монстра бездорожья и все тут. И он, зная это, меня не подводит. Я, перепрыгивая с машины на машину, как заправская обезьяна по веткам, забрался повыше и осмотрелся. Самое обидное было то, что после этой засады была относительно свободная дорога, вплоть до нужного нам поворота. Я злобно выругался нехорошими словами, где помянул нерадивого водителя длинномера. Вот угораздило ему прям здесь…ладно, хрен с ним. А Патрика мы поставим вот туда. Я быстро слез вниз и сделал знак Рыжику, чтоб разворачивалась. Неподалеку был неприметный поворот во двор. Я встал на ступеньку и показывал направление. Так мы заехали на придомовую, полупустую стоянку. Алина уверенно, словно всю жизнь водила исключительно большие машины, запарковалась. Я огорченно посмотрел на разбитое пулями стекло и отсутствие запасного колеса на задней двери, вернее, на то, что от нее осталось после попадания из пулемета тех горе-вояк, тяжело вздохнул и забрал рюкзаки из багажника. Помог нацепить девушке и закинул свой себе. Да, нелегкий, но тащить придется, ибо неизвестно, как дело повернется дальше и будет ли сопутствовать удача. Пока эта милая госпожа была к нам лицом, но женское настроение весьма переменчиво и в любую минуту мы сможем узреть ее зад. Пусть и прекрасный, все же зад. Алина прервала мои размышления довольно бесцеремонно.
- Куда дальше? Пошли уже, скоро Пробуждение! – промолвила она своим бархатным голосом, поправляя поудобнее лямки рюкзака. Да, Ведьмочка положила припасов от щедрот… как знала, что задержимся. Насколько я помнил, она всегда исходила из мудрой поговорки про день пути и недельного запаса еды.
Я захлопнул багажник и поставил Патра на сигнализацию. Посмотрел на ясное небо, без единого облачка. Весеннее солнышко не грело, но зато светило от души.
- Надеюсь, ты нас дождешься, дорогой Патр Константинович! – пробормотал я себе под нос, погладив теплый капот, подхватил карабин и кивнул Рыжику.
***
Проживши здесь больше двадцати лет, я, естественно, знал этот район, как свои пять пальцев. Все проходные дворы мне были знакомы, путь ясен и поэтому мы продвигались довольно споро. Без происшествий миновали Митинскую улицу, метро, торговые центры. Улицы как вымерли. Наши шаги гулко резонировали эхом в высоте многоэтажек. Впечатление было неприятное, а если сказать прямо, жутковатое. Только холодный ветер подвывал в голых деревьях. Алина тоже чувствовала дискомфорт и держалась поближе ко мне. Я был начеку. Твари просыпались все раньше и раньше. Помнится, сержант очухался ближе к шести часам вечера. В Дмитрове заваруха началась где то ближе к пяти. Нехорошая тенденция, однако… я нервно поправил «Сайгу» поудобнее, под руку и посмотрел на часы. Пятнадцать минут третьего… совсем мало времени. Я прибавил ходу. Рыжик, чтобы не отстать, передвигалась теперь рысцой, поминутно оглядываясь назад. Вот и нужная улица со странным названием Ангелов переулок. Уж кто-кто, а ангелы точно здесь не жили. Достаточно вспомнить мою бывшую тещу. Еще тот «ангел»…
Внезапно Алина дернула меня за рукав. Я вздрогнул от неожиданности.
- Вон, смотри! В окне, на первом этаже! Там кто-то есть!!
Я проследил за ее пальцем и похолодел. Отодвинув штору, на меня смотрела синюшная рожа с всклокоченными волосами и скалила здоровенные клыки. Я быстро вскинул карабин к плечу и прицелился в мерзкую харю. Рожа тут же исчезла, словно ее и не было…вот, мля…не успеваем, гады, похоже, проснулись. Я быстро огляделся. Пока никого. Пока. Свежи были воспоминания, как они поперли из всех щелей, когда мы потрошили магазины. Я сказал быстро.
- Так. Ноги в руки и к следующему дому.
Рыжика не надо было упрашивать. Со всей возможной скоростью мы побежали по двору. Где то над головой раздалось дикое, не принадлежащее ни одному живому существу, подвывание, словно кто-то потягивался после сладкого сна.
Задыхаясь от быстрого бега, мы остановились у второго подъезда. Алина присела на лавочку и пыталась отдышаться. Я начал закипать от душившего и давящего на плечи броника и тяжелого рюкзака. Сытая, спокойная жизнь давала о себе знать. Физика на нуле... Раньше бегал с таким весом и не замечал его. Надо бросать курить. Легкие и сердце грозились выскочить наружу. Я сплюнул вязкую слюну…
В это время с грохотом распахнулась металлическая дверь соседнего подъезда. Еле передвигая толстые, распухшие ноги, вышло, вернее, проковыляло на улицу существо, в котором я без труда узнал вредную старуху с первого этажа, частенько грубыми воплями выгонявшую нас с Мартом из своего ухоженного цветочного палисадника под окном. Я недобро прищурился и взял карабин на изготовку. Эх, жаль Марта не взял, сейчас бы порадовался пес… Тварь неспешно огляделась, засекла нас и пошла, подволакивая ноги.
- Рыжик! Открывай дверь и аккуратно заходи, ствол вперед!
Алина хотела что-то возразить, но я рявкнул.
- Выполнять!!
Она подскочила и дернула ручку.
Тем временем бабка подковыляла поближе. Я навел прицел ей прямо в лоб, морщинистый и синюшный. Почему то вспомнились крылатые слова из известного американского фильма.
- Аста ловиста, старая ты сволочь! – немного перефразировал я и нажал на курок. Бахнуло будь здоров...немного заложило уши. Зато эффект был головокружительный, простите за каламбур. Башка старой негодяйки разлетелась вдребезги, щедро окропив ее же палисадник последним удобрением. Тело сделало еще пару шагов по инерции и, потеряв контроль по причине отсутствия мозга, штабелем рухнуло на асфальт. Я осторожно подошел к покойной.
- Я ж тебе говорил, что твои цветы будут гуще расти, если собачка их удобрит, а ты – я вам головы поотрываю… добрее надо быть к людям и животным.
- Ту-дух! – донеслось из подъезда. Алина! Я опрометью бросился туда. Залетел в открытую дверь. Девушка стояла с дымящимся карабином над еще дергающимся и пытающимся схватить ее трупом.
Я перешагнул через лужу синеватой крови и гнилых потрохов.
- Тоже не любишь консьержек!? – я осматривал лестницу на предмет гостей. Лифты, естественно, не работали.
За спиной послышались характерные звуки освобождаемого желудка.
- Ничего… то ли еще будет…- я поднимался по ступеням, заглядывая на каждый пролет. – нам на четвертый.
Внизу послышались торопливые шаги. Рыжик догнала меня на втором этаже.
- Как же ты училась на биологическом? Там, что, по моргам не водят?
Она ответила неопределенно.
- Папа захотел, чтобы я там училась. Он мог создать мне все условия и я согласилась…
Я был согласен. Протекция родителей это всегда хорошо. Дулом карабина толкнул дверцу на этаж. Протяжно скрипнув, она отворилась. Я, ожидая любого подвоха, заглянул в отсек. К счастью, никого не было. Тихонько подошел к общей двери. Дернул на себя. Открыто. Сердце замерло. Сейчас все будет ясно. Если моя теория верна, то дочь здорова и в полном порядке. Я заглянул в проем. Пусто. И то хорошо. Зашел в коридор, где располагались четыре квартиры. Мне во вторую слева…проходя мимо, я толкал все двери подряд. Закрыты. Неплохой знак. Я остановился и тихо постучал в косяк. Прислушался. Тишина. Нажал на ручку двери. Заперто. Постучал еще, громче.
И услышал то, что так хотел и желал услышать. С той стороны дрожащий голос спросил.
- Кто это? Кто там??
В горло подкатил тугой ком, сердце защемило от радости и слезы подкатили к глазам. Но сейчас не время давать волю чувствам и я, зажав себя в железный кулак, наклонился к замочной скважине.
- Дочка, это я, папа. Я пришел за тобой. Открывай!
С той стороны возникла пауза. Потом Маша спросила подозрительно.
- Если ты мой папа, то как зовут нашу кошку?
Я улыбнулся. Умница, вся в меня…
- Во-первых, не кошку, а собаку. А во-вторых, его зовут Март.
Раздались щелчки поворачиваемого замка, дверь открылась и дочь прыгнула ко мне на шею.
- Я знала, что ты придешь за мной, я знала…- она крепко обняла меня. Я счастливо поцеловал ее в лобик. Так и зашли в квартиру. Алина зашла следом и закрыла дверь на ключ.
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1398506 - 04/04/20 02:12 PM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
Ян Егоров Оффлайн


Зарегистрирован: 23/06/10
Сообщения: 2958
Откуда: угловое
Сыровато ! Несколько повторяет экшены ! Меньше крови и все у вас получится ! smile

Вверх
#1399451 - 12/04/20 04:08 AM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Ян Егоров]
Татьяна1975 Оффлайн
неслучайный

Зарегистрирован: 26/09/18
Сообщения: 68
Откуда: Москва
***
Я принял пустую флягу воды, залпом опорожненную, открыл ножом вторую банку тушенки и вместе с хлебом передал Искорке. Дочка принялась за нее с прежним аппетитом. Я терпеливо ждал, пока ребенок насытится.
- На второй день я доела все, что было в холодильнике, - Искра вытерла коркой хлеба остатки желе с краев, прожевала с удовольствием и продолжила, - Мать позавчера ушла как раз за продуктами и не вернулась. Я сидела одна, не зная, что делать. Очень хотелось пить и есть. Телефон не работал, интернет тоже, света не было. Днем еще ничего, а по ночам стала замерзать. Вот натаскала себе одеял, курток…- она показала на нечто типа огромного гнезда на кровати, - хотела выйти на улицу, за помощью, да вовремя одумалась. Вой стоял жуткий… - она посмотрела на настенные часы, - скоро опять начнется.
Я повернулся к Рыжику.
- Да, закрыла! – опередила она мой вопрос. Она стояла у окна и, немного отодвинув занавеску, наблюдала за улицей, успевая еще слушать дочкин рассказ.
Искра то и дело с любопытством посматривала на Алину. Я прокашлялся и сказал.
- Вы, кажется, еще не успели познакомиться. Это Искра, моя дочь. Это Рыжик, боевая подруга и единственный выжившая из незнакомых мне людей.
Девушки кивнули друг другу. Я кожей почувствовал неприязнь дочки к Алине. Та сделала вид, что ничего не замечает. Возникло напряженное молчание. Чтобы сбить неловкую паузу, я сказал торопливо.
- Здесь больше небезопасно. Надо уходить…
Меня как услышали. Снаружи завыли нечеловеческими голосами. В металлическую дверь шарахнуло крепко, затем заколотили. Искра вздрогнула.
-Ну вот опять…
Я обнял ее, прижал к себе и погладил по окрашенным в красный цвет волосам.
-Ничего…папа с тобой, а значит, все будет хорошо. Иди, покидай в рюкзак самое необходимое. Ну, теплые вещи, обувь…в общем, сама знаешь. Действуй!
Искорка с энтузиазмом взялась за дело. Алина, все это время стоявшая у окна, сказала негромко.
-Лютый, иди посмотри, кто сюда пожаловал.
За дверью воцарилась тишина. Странно. Передумали нас кушать, что ли…
Я встал, подошел к ней и немного отодвинул занавеску.
На дороге, в метрах пятидесяти, прямо напротив нас, стоял БТР защитного цвета. На броне стояли шесть человек в костюмах химзащиты и совещались, жестикулируя. Монстров не было видно.
- И как они нас нашли, пес их дери?
- Понятия не имею, возможно, это другие. Не те с Дмитровки. - она поправила рыжую прядку, выбившуюся из-под платка.
- Значит, засекли, пока мы сюда шли. Сидят где-нибудь на высотке, - глубокомысленно заметил я , продолжая наблюдать за ними.
Один из солдат энергично показал рукой, затянутой в резиновую перчатку, на наш дом. Другой махнул в ответ. Спор продолжился.
Я довольно хмыкнул.
-Заметь, они совещаются. Значит, у них нет командира. Стало быть, тупо сброд. Это нам только руку.
Подошла дочка с набитым доверху школьным рюкзаком.
- Я готова! Можно идти.
Внезапно у меня мелькнула шальная мысль. Я замер, обдумывая и рассматривая ее со всех сторон. Девушки нетерпеливо переминались на месте. Я подошел к вещмешку Рыжика и отстегнул арбалет.
-Искорка, помнишь, как обращаться? – и передал его дочке. Та довольно улыбнулась так, как в детстве, получив новую игрушку. Разложила собранные дуги, подвела прицел, взвела тетиву в боевое положение. Стрела заняла место в ложе. Я удовлетворено кивнул.
-Замечательно. Теперь вот что…
- Они идут сюда! – прошипела Алина от окна.
- Сколько их?
- Все шестеро…их встречают…зомби поперли на них.
С улицы донесся приглушенный треск автоматных очередей. Затем рык и вой.
Это был наш шанс выйти из квартиры тихо и беспрепятственно, пока твари отвлеклись на вновь прибывшее мясо. Я скомандовал.
-Рюзаки надеть. Палить не будем, шуметь пока нельзя. Рыжик, открывай дверь по команде. Искра, первый мертвяк на пороге твой. Бей в голову или шею. Приготовились! – я достал кистень, - давай!!
Алина повернула ключ в замке и распахнула дверь. На пороге…никого не было. Я, держа кистень наготове, осторожно выглянул в коридор. Тоже чисто.
-Искра за мной, Алина прикрывает спину. Вперед!
Вышли к лифтам. Пальба на улице стала громче, но реже. Я, проходя, мельком оценил происходящее. Солдаты были уже у подъезда. На их пути то здесь, то там валялись подстреленные мертвяки. Их сородичи уже не перли валом, а наученные опытом, трусливо жались по окружности, недовольно порыкивая. А вояки не тратили понапрасну патроны. Не лезут и ладно.
Внизу протяжно скрипнула подъездная дверь.
-Ну что, девушки…Бегом наверх марш! – прошептал я. И подал пример.
Если кто думает, что взбегать на четырнадцатый этаж просто и легко – пусть попробует. Помню, были даже такие соревнования, только в небоскребах. Но тут вам не здесь и здесь вам не там, да еще нагруженные по самое не балуйся. Броник, рюкзак и карабин к тринадцатому этажу весили уже под тонну. Обливаясь потом, я на дрожащих негнущихся ногах, поминая всех святых, стоял перед лестницей, ведущей на чердак и ждал девушек. Они отставали ровно на пролет. Далеко внизу слышались хлопки выстрелов, треск выбиваемых дверей, звон стекол. Нас искали по всем квартирам. Надеюсь, они застанут хозяев дома. Пусть будет так, ибо это немного задержит их.
Я увидел своих пыхтящих и отдувающихся красоток, еле переставляющих ноги по ступеням и полез по металлической лестнице вверх к чердачному люку. К нашему счастью, никто не удосужился навесить замок в петли. Я, стараясь не скрипеть, отодвинул ржавую задвижку и вылез на крышу.
Свежий ветер – это прекрасно. Я снял кепку и вытер ей мокрое лицо. Наклонился, подал руку вылезающим Искорке, а затем Рыжику. Девчонки без сил опустились рядом с люком. Хотел было рявкнуть на них, мол, не место и не время рассиживаться, но поглядел на их измученные личики и только сказал.
- Минута на отдых. Я пойду посмотрю на вход в соседний подъезд. Свистну, когда найду.
Они молча кинули, переводя дух.
Люк я нашел сразу. Это было несложно. Проблема была в том, что он также, как и наш, был заперт изнутри. Я похолодел. Неужели все? От шести автоматчиков мы, ясен пень, не отобьемся. А они поднимаются все выше и выше. У нас в запасе от силы минут пять-шесть, не больше…думай, голова, думай…я подавил приступ паники…еще и девок подставлю под пули, рембо хренов…хоть вниз прыгай со стыда. Хотя… Я подошел к краю крыши и посмотрел вниз. БТР отсюда был размером с спичечный коробок. И тут меня осенило. Я побежал по краю. Так, вот балкон последнего этажа, но он застеклен и с кровлей. Не то…дальше еще один, такой же. И еще. Ага! Вот то, что надо. Просто балкон. Я легонько свистнул. Из тени домика над люком показались Искра и Рыжик. Я махнул им рукой, мол, дуйте быстрее сюда. Посмотрел, оценил расстояние. Примерно метра три до пола балкона. Если повиснуть на руках, то есть большой шанс приземлиться благополучно. Подбежали девушки.
- Ну что, нашел люк? – тяжело дыша, спросила Алина.
Я положил карабин и снял рюкзак.
- Конечно. Вот он, - я показал на край крыши. Девчонки переглянулись и, как сговорившись, побледнели.
Не давая им ни секунды на ненужные раздумья, я каркнул сердито.
- Времени на страх нет. Хотите, чтоб вас подстрелили?? Я не хочу. Поэтому делаем так.
Я в принципе не боюсь высоты, но сейчас под коленями задрожало. Но нельзя, чтобы они видели, что мне страшно. Поэтому я несколько неестественно улыбнулся, лег на крышу поближе к краю, подкатился еще поближе, свесил ноги вниз, изогнулся, аки червяк на крючке, и повис на руках. Инстинкт самосохранения свел судорогой пальцы, лишь бы не разжались, но я успешно преодолел его и весьма не изящно шмякнулся вниз. Святые угодники подстраховали и я ничего не поломал и даже не ушиб.
- Папа, ты как?? – Искорка испуганно смотрела вниз.
- Все хорошо, лапочка, кидайте пожитки сюда, - я приготовился ловить барахло.
Рюкзаки, «Сайга», арбалет…все перекочевало ко мне на балкон. Настал черед прыгать самим.
- Папа, я боюсь!! – в голосе дочки я услышал истерические нотки.
- Искорка, не бойся, я тебя поймаю…давай… смотри перед собой , сделай как я…они уже близко! – я приготовился ловить дочку.
Всхлипывая, она последовала моему примеру. Повисла на руках, потом пальцы разжались и она, пронзительно пискнув, свалилась в мои объятия. Я поставил дочку на ноги, помог надеть рюкзак и сунул в руки арбалет.
Было видно, как Алина перебарывает свой страх, как переламывает себя. Я поманил ее, выставив вверх руки. Повисла, отцепилась. Я поймал ее, легкую как перышко. Немного дольше положенного держал, прижав к себе. Пунцовая до корней волос, неудобно, вроде как, перед Искоркой, она высвободилась и подхватила свои вещи. В этот момент грохнула крышка люка и послышались грубые мужские голоса, приглушенные резиной противогазов.
Я надавил на балконную дверь и …о чудо! Она была не заперта. Быстро втолкнул девушек в комнату, проскользнул сам и тихонько прикрыл ее. Типовая квартира. Я без труда сориентировался в полутьме и первый зашел в коридор. И нос к носу столкнулся с мертвяком. Это было неожиданно даже для него и он какие то мгновения тупо таращился на меня. Этого времени мне хватило, чтобы выйти из ступора и хорошенько засадить ему по морде прикладом. Хрясь! Я добавил еще разок. Хрясь! И зомби, покачнувшись, неловко плюхнулся на задницу. Хотел было добавить для пользы дела тяжелым ботинком, но щелкнула тетива и мутант опрокинулся на спину со стрелой в глазнице. Искорка не дремала. Я, не оборачиваясь, поднял большой палец вверх. Приоткрыл входную дверь и выглянул. Чисто. Я прошептал.
- Бежим по лестнице вниз. Не топам как носороги, а порхаем как мотыльки. Нам лишние враги не нужны. Доберемся до подъезда, сидите там тихо, как мыши. Я вернусь быстро и подам сигнал. Все ясно? – девушки кивнули, - тогда вперед!
Спускаться - не подниматься. Ноги сами несли вниз. Добежали до первого этажа без происшествий, никого не встретив. Удача была на нашей стороне уже так долго, что я начал беспокоиться и ожидать подвоха в любую секунду.
***
Этот раздолбай, вместо того, чтобы крутить головой по сторонам и бдеть за ситуацией в ожидании товарищей, рассматривал потрёпанный журнал с фотографиями девиц с низкой социальной ответственностью. Я незамеченным забрался на броню, протиснулся в люк, плюхнулся на сиденье рядом с ним и ткнул ствол карабина ему в бок.
- Привет. – буднично сообщил ему я. – у меня палец чешется.
Через стекла противогаза на меня испуганно глянули два голубых глаза. Совсем молодой парень, наверно. Я забрал его автомат, лежащий рядом с ним, и закинул назад, на сидения.
- Руки на руль! – рявкнул я. – заводи и дуй вот к тому подъезду. БЫСТРО!!
Парень вздрогнул и наскоро подчинился. Бронетранспортер взревел, заводясь, и, выдав черное облако солярного дыма, подкатился к указанной точке.
- Только не делай глупостей, хорошо? – доверительно сказал я ему. Он быстро закивал. Ещё бы не закивать, когда дуло под ребрами. Стараясь не терять его из виду, я встал и открыл боковую дверь, служащую для десантирования. Девочки были тут как тут и быстренько заскочили вовнутрь. Я закрыл люк и сел обратно рядом с водилой.
- Поехали.
- К-куда?
- Пока прямо…
Сзади завопили, громко и по военному витиевато, с обильным использованием междометий. Смысл этих, несоизмеримо красиво выстроенных, трехэтажных фраз сводился к одному.
«Мол, куда и зачем, ты, ефрейтор Перхушкин, поехал?»
Я пожал плечами. Надо так, ребята, надо… БТР начал набирать ход. Сзади стеганули автоматной очередью. Но безрезультатно, пули не взяли броню. Вскоре незадачливые вояки остались далеко позади и мы вырулили на Митинскую улицу. Я принюхался. Запахи внутри были специфические. Причудливая смесь ядреного пота, солдатских портянок и, почему то, домашних котлет.
- Так. Здесь давай наперерез, ефрейтор Перхушкин, левее, левее… - я всматривался в узкие окна. Нечего ехать по дороге, когда на таких колесах. Мы перепрыгивали тротуары, безбожно вытаптывали газоны, сбивали ограждения скверов. Я с трудом удерживался на сидении. Девушек в десантном отсеке болтало вообще ужас как... В общем, ломились напрямик, как обожратые мухоморами лоси через чащу леса.
- Дык, ты это…палец то с курка убери…подпрыгнем на кочке и пальнешь в меня почем зря…- построение фраз и говорок ефрейтора безошибочно указывали на жителя деревни.
- Справедливо. Только ты не шали. Отвезешь куда надо и свободен. Ты мне не нужен. Договорились? – парень энергично покивал, - вот и славно. Теперь выезжаем на Пятницкое шоссе.
Через завал легковушек мы проехали как нож сквозь масло, даже ничего не почувствовав. Броневик таранил, отшвыривал их в стороны, давил… в этом был какой свой, непонятный кайф. Я присматривался, как он ведет машину. Вроде ничего сложного. Руль, педали, ручка скоростей. Все понятно и знакомо.
- Сколько в баках топлива осталось? – спросил я его. Ефрейтор вгляделся в датчик.
- КилОметров на тридцать хватит…не больше.
Я кивнул. Уже неплохо. Сейчас заберем Патрика и за Серым поедем.
- Так. Теперь давай на встречку, пока разрыв есть.
Мы были недалеко от перевернутой фуры, перегородившей нам путь утром. Водила стал подтормаживать. Я прошипел злобно.
- Что, команда была тормозить?? Дави на газ, идем на таран!! Девушки-красавицы, держитесь крепче…
Он как то странно посмотрел на меня. Вернее, не странно, а как на кретина. И вдавил педаль в пол. БТР заревел и начал набирать скорость. Завал начал быстро приближаться. Еще немного…я инстинктивно захлопнул глаза…удар, потрясший до печенок…лязг и скрежет рвущегося металла…двигатель броневика ревел, как раненый зверь, и заставлял колеса проталкивать бронированное тело через груду покореженного металла… последний оглушающий визг, словно одновременно зарезали сотню свиней…и мы прорвались!
Я открыл передний люк.
- Вот здесь налево, во двор. И приехали, тормози.
Бтр остановился. Я повернулся к девушкам и кинул Рыжику ключи от Патра. Она ловко поймала.
- Лина, поезжай за мной след в след. Не обгоняй. Все, действуй.
Она вышла и направилась к Патрику, пребывавшему в целости и сохранности, чему я был несказанно рад. Я проследил, как она села за руль и завела движок. Прекрасно. Я сообщил солдату.
- Как и обещал, ты свободен.
Тот уставился на меня непонимающе.
- Дык, это… вот так просто? Отпускаешь?
Я несколько удивленно спросил.
- А что тебя так удивило? Ты б на моем месте пристрелил меня?
Он промолчал.
Я понимающе хмыкнул.
- Ладно, катись. У меня еще дел полно.
Он не заставил себя упрашивать и ловко вылез через верхний люк. Я перебрался на водительское сиденье. Перхушкин постоял секунду на броне, потом сказал, нагнувшись к бойнице.
- Калаш - то оставь хоть…трупаки зажрут, сам понимаешь…
Я на секунду задумался.
- Дочь, подкинь вон тот автомат. Ага, спасибо…
Махнул Рыжику, мол, тронули. Она плавно выехала на дорогу.
Я сделал пробный старт. Получилось. Довольный собой, развернулся на стоянке, попутно опрокинув в сточную канаву пару припаркованных авто. Выехал, порыкивая камазовским движком, на дорогу. Да, это вещь! Езда без пробок в принципе. Потом вспомнил про ефрейтора Перхушкина, уныло и обреченно стоявшего у обочины. Я дал по тормозам. Получилось резковато с непривычки. Искорка возмущенно вскрикнула.
- Папа! Поаккуратнее же!
- Прости, лапочка…не привык еще. Перебирайся сюда поближе.
Пока она перелезала на переднее сидение, я выбросил из люка автомат и снаряженный магазин к нему. А что? Людям надо помогать. По возможности, конечно.
Посмотрел на старые механические часы «Победа». Хм, припозднились, через час стемнеет. Надо еще Серого забрать. Я откинулся на спинку неудобного, жесткого сиденья и нажал на педаль газа.
_________________________
За добро - добром, за зло - по справедливости.

Вверх
#1399491 - 12/04/20 09:56 PM Re: Константин Преснов. "Сталкерские истории." [Re: Татьяна1975]
511 Оффлайн
эксперт

Зарегистрирован: 09/03/06
Сообщения: 1035
Откуда: Уссурийск
Затягивает.

Вверх
Страница 1 из 3 1 2 3 >

Сегодняшние дни рождения
fishmen999 (59), kamegi (50), Морячок (51), Павел К (62), СанВан (60)
Топ комментирующих (30 дней)
К-59 164
Карел 74
fishmonger 71
SlavaPartizan 64
сам рыбак 60
Кто он-лайн
9 зарегистрированный (Aleks77, Mamont59, Карел, hihov, Trump, SlavaPartizan, 3 невидимый), 137 Гости и 2 Пауки он-лайн.
Символ: Админ, Global Mod, Mod
Новые участники
Как же так то, СергейZ, Яна Юрьевна, ПолетНормальный, }{@puyc
18973 Зарегистрированные пользователи
Member Spotlight
Участник с: 20/11/08
Сообщения: 50
Статистика форума
18,973 Зарегистрированные пользователи
159 Форумы
31,881 темы
1,290,304 Сообщения

Самое большое количество пользователей он-лайн: 2,791 @ 03/02/21 06:27 PM

© 2000 by Oleg Tarabarov